Линки доступности

Американские эксперты предлагают варианты действий для американского президента

Комментируя крымский кризис, американские эксперты сходятся во мнении, что варианты реакции западных держав на российскую интервенцию ограничиваются дипломатией.

«Обама стоит перед самым тяжелым кризисом с момента вступления в должность президента, – считает Николас Бернс, бывший заместитель Госсекретаря США, ныне профессор прикладной дипломатии и международной политики в Гарвардской школе Кеннеди. – Всего несколько недель назад, трудно было бы себе это представить. Но единственный вариант, который остается у западных лидеров – это дипломатия. Судя по сообщению Кремля после разговора Обамы с Путиным, о том, что он обязан реагировать на призывы этнических русских в Крыму защитить их, предстоит долгая борьба за Украину»

«Но военного варианта – войны между ядерными державами – у США и НАТО нет. Мы не будем воевать с Путиным за Украину, он это знает, и это явно придает ему смелости,» – добавил Бернс.

Тем не менее, по мнению Бернса, Запад может обойти Путина в дипломатических маневрах, если Барак Обама и руководство европейских стран будут действовать быстро, предприняв ряд конкретных шагов по изоляции России.

«Это будет стоить Путину потери части того, что он выиграл (в плане имиджа) с помощью Олимпийских игр в Сочи, – рассуждает Бернс. – Большая семерка должна исключить Россию из состава форума. Можно расширить список Магнитского. Уже на этой неделе в Киеве должны появиться министры иностранных дел – Керри, Сикорский, Штайнмайер, Хейг для того, чтобы поддержать новое правительство Украины – это сильный символический ход. Помимо этого, президент Обама должен сам направиться в Европу на переговоры с НАТО и подтвердить ответственность перед всеми членами союза в рамках пятого пункта устава (необходимость коллективной реакции альянса, если одна из стран в его рамках подверглась внешней агрессии), включая Латвию, Эстонию. Путин все еще в движении. Он сам еще не знает, чем закончится этот кризис. Это потребует очень строгой и последовательной концентрации Обамы, Меркель и конкретной финансовой помощи украинскому правительству».

По мнению Бернса, если украинское правительство обратится к НАТО за военной помощью – это станет темой для обсуждения. По его мнению, «перезагрузка» отношений с Россией имела смысл в 2009-2010-м, в частности – для достижения договора об СНВ, однако сейчас необходим пересмотр американской политики.

«Под угрозой находится жизненно важный интерес США – объединенная демократическая Европа, – считает Бернс. – Это было самым большим достижением после окончания Холодной войны. Если Путин решится на военную атаку, это приведет к расколу Европы. То, что Белый дом предпринял в последнии дни, положительно, но Обаме нужно отправиться в Европу.»

Бернс отметил, что он не думает, что Россия «отыграется» на западе в сферах сотрудничества по Ирану и Сирии – в ответ на поддержку Украины.

«Я не думаю, что Путин переиграет поддержку договора об уничтожении химического оружия в Сирии, и не думаю, что Россия хочет видеть ядерное оружие в руках Ирана, – говорит он. – Договориться с Россией по Ирану всегда было сложно, но в стратегических голосованиях (Совета безопасности ООН-прим.авт.), они были «за» (санкции – прим,авт.)».

Адриан Каратницкий, старший научный сотрудник Программы трансатлантических отношений Атлантического совета, считает, что российский президент стремится поддержать уровень нестабильности в Украине, чтобы не дать новому правительству достигнуть прогресса.

«Путину очень комфортно оккупировать Крым – благодаря тамошней (военной – прим.авт.) базе – с целью дестабилизации обстановки, – считает он. – Для Путина это стратегический шаг в попытке вывести Украину из дискуссий НАТО, сохранить ее нейтральной или включить ее в экономическое пространство России. Он постарается продолжить эту политику, если она не выйдет ему боком или пока он не добьется некой большой сделки с новым правительством по поводу более удобной для России политики Киева».

Каратницкий считает, что российский лидер в очередной раз пытается протестировать границы того, что сойдет ему с рук.

«А ему сходит с рук многое, – говорит он. – Потеряв рычаг контроля над Украиной, он пытается восстановить его, расколов страну. Если мы попытаемся удовлетворить аппетиты России, на деле мы получим большую нестабильность в будущем. Это часть более широкой стратегии России – создать зависимость (бывших республик -прим.авт.) от России, использовать давление и манипуляции, пытаясь присоединить их к составу Евразийского союза. Ситуация с Украиной будет показательной для дальнейшего аппетита России. Вопрос, как быстро (Запад -прим.авт.) сможет вмешаться и предложить финансовую помощь тамошним правительствам».

По информации Reuters президент Обама в воскресенье планирует провести переговоры с союзниками о ситуации в Украине. Об этом заявил представитель Белого дома Джош Эрнест.

«Президент прорабатывал этот вопрос сегодня. У него запланированы телефонные переговоры с нашими союзниками и партнерами из других стран», – отметил Эрнест.

Сенатор Ричард Дербин, демократ из штата Иллинойс, заявил, что Конгресс намеревается утвердить резолюцию с осуждением действий России по отношению к Украине, целью которой будет дать понять российскому руководству, что они не могут вторгаться на территорию суверенных государств под предлогом защиты этнических русских.

Бывшая госсекретарь США Мадлен Олбрайт в интервью CNN в воскресенье сказала, что ситуация в Крыму находится «на лезвии бритвы – это может превратиться в гражданскую войну».

Фиона Хилл, эксперт Брукингского института, считает, что варианты действий для США ограничены. «Мы будем говорить о санкциях, о “красной черте”. Доведем себя до исступления. А он (Путин) будет стоять и наблюдать за этим. Он просто знает, что никто из нас не хочет войны», – считает Хилл.

Джеймс Джеффри, эксперт Вашингтонского института по изучению ближневосточной политики и бывший заместитель советника национальной безопасности Джорджа Буша–младшего подчеркивает: «На данном этапе, мы ничего не можем сделать, чтобы спасти Украину. Все, что мы можем сделать – это спасти альянс (НАТО)».

Сотрудник «Атлантического Совета» Ян Бжезинский считает, что необходимо дать понять российскому лидеру, что помимо резкой реакции международного сообщества, его ждут также последствия на домашней арене.

«Путин войдет в историю как русский, который доломает то, что осталось от исторической связи между россиянами и украинцами, – пишет он. – Отказ Путина признавать Украину в качестве независимого государства всегда вызывал у украинцев дискомфорт – но попытка взять под контроль украинскую территорию усилит враждебность по отношению к Москве. Путина запомнят, как лидера, который разрушил эту братскую связь<….> Оккупация Крыма усилит сепаратистские настроения на Кавказе. Если русское большинство в Крыму может привести к отделению от Украины на чисто этнической почве – почему у чеченцев, дагестанцев, черкесов и прочих меньшинств, нет того же права? Удивляет, что Москва дает легитимацию этническому сепаратизму».
Деймон Вилсон, вице-президент «Атлантического совета», полагает, что действия США и Европы в ближайшие сутки-двое будут решающими в процессе принятия решений в Кремле.

«Если Путин придет к выводу, что ему это сойдет с рук, он может не только попытаться вывести Крым из-под украинского контроля, но, возможно, также восточную и южную Украину, а потом обозначить новую цель: свергнуть новое, ориентированное на реформы, правительство Украины».

Леон Арон, эксперт Американского института предпринимательства, считает, что на данном этапе Путин оценивает западную реакцию: если она будет неэффективной, следующим шагом будет полномасштабное вторжение и оккупация Крыма. Арон подчеркивает, как и прочие эксперты, что хотя военный вариант не рассматривается, США и союзникам стоит помнить, что «каким бы доминантным не был Путин – он не Сталин и не Брежнев, и Россия – не Советский союз, железного занавеса нет – зато интернет существует, и общественное мнение имеет значение».

Раджан Менон, профессор City College в Нью-Йорке, считает, что Россия не должна торопиться жечь мосты с западом – хотя бы из-за Китая. «На данном этапе Москва и Пекин состоят в “стратегическом партнерстве”. Но российские стратеги все больше озабочены тем, что списывая со счетов запад, Россия рискует стать со временем сателлитом Пекина. Это не то будущее, к которому стремятся россияне», – подчеркивает Менон.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG