Линки доступности

Мнения экспретов – и вековая война между суннитами и шиитами

Ближайшие дни могут стать для Барака Обамы самыми важными днями его президентства: в понедельник он дает интервью многочисленным телевизионным каналам, в попытке убедить широкую общественность в необходимости удара по Сирии; во вторник вечером он выступает по телевидению из Белого дома; а позже Конгресс продемонстрирует, удалось ли президенту убедить законодателей в необходимости удара, и проголосует по его предложению. По данным на понедельник, 71% процент американцев выступает против удара. Почему же президент Обама так настаивает на военной операции в Сирии?

По мнению Илана Бермана, вице-президента Совета по иностранной политике в Вашингтоне, призыв к военной интервенции в Сирии по сути объясняется не только причинами гуманитарного характера, то есть стремлением защитить мирное население от действий режима Асада. Берман считает, что цель здесь – восстановить доверие к США в ситуации, если кто-то «пересекает красную черту» и использует химическое оружие.

«Администрация видит, что ее политика на Ближнем Востоке не работает, и пытается восстановить к себе доверие, – сказал Берман в интервью «Голосу Америки». – Интересно послушать, как администрация говорит о Сирии – ведь это не столько о Сирии, сколько о политике США на Ближнем Востоке, о том, принимаются ли там предупреждения США серьезно».

По мнению Эндрю Бэйсевича, профессора Бостонского университета, полковника в отставке американской армии, ветерана Вьетнамской войны и члена Совета по международным отношениям, в последние годы на Ближнем востоке происходят глобальные изменения, и Сирия является только самым недавним примером. Бэйсевич, который сам себя называет «консервативным католиком», отмечает, что США считают – они просто не могут оставаться в стороне.

«США не могут допустить, что они могут не иметь отношения к процессам перемен в регионе, – написал Бэйсевич Русской службе «Голоса Америки» в ответ на вопросы корреспондента. – Таким образом, США периодически помещают себя в центр того или иного кризиса, чтобы сохранить впечатление, будто они могут повлиять на развитие событий».

По мнению Бэйсевича и других экспертов, в этой ситуации есть еще много очень важных аспектов. Один из них – «перенацеливание» политики США на Ближнем Востоке в сторону поддержки государств, где правят сунниты. (Башар Асад – алавит, это разновидность шиитского направления в мусульманской религии. Шииты – противники суннитов).

Другой аспект сложившейся ситуации – военно-промышленный комплекс США. США – военная супердержава. Решение конфликтов военным путем является для нее одной из опций.

Американская военная машина

В своем недавнем выступлении в Совете Карнеги, на котором присутствовала корреспондент «Голоса Америки», Эндрю Бэйсевич привел весьма конкретные цифры, касающиеся американского военного бюджета и того, почему у войны есть не только гуманитарный или стратегический аспект. По его словам, США стали уделять особое внимание увеличению своей военной мощи после операции «Буря в пустыне» против Ирака в 1991 году , а после терактов 11 сентября 2001 года бюджет Пентагона стал расти еще более быстрыми темпами.

В 2001 году оборонный бюджет США составлял 287 миллиардов долларов. В апреле этого года, уже с учетом бюджетных сокращений, известных как секвестр, бюджетный запрос Пентагона составил 527 миллиардов – то есть почти в 2 раза больше, чем 12 лет назад. И это не включая стоимости войн, в которые США вовлечены в настоящий момент, а также не включая стоимости финансовой помощи и медицинских услуг, которые государство предоставляет ветеранам этих войн. Дополнительная стоимость ведения войн – 159 миллиардов долларов за прошлый год. Забота о ветеранах – 127 миллиардов.

«Если все сложить – получится более 800 миллиардов долларов в год на военные расходы США, – говорит Бэйсевич. – В переводе на сегодняшние доллары это значительно больше, чем Пентагон тратил во время “холодной войны”, когда США были на передовой борьбы с коммунизмом. И знаете, что интересно? Даже когда война в Афганистане закончится, бюджет Пентагона на военные расходы все равно останется на уровне намного более высоком, чем во времена “холодной войны”».

На Уолл-стрит считают, что война – не такой уж плохой способ поправить экономику. Пол Фаррел, комментатор уважаемого на Уолл-стрит новостного портала Market Watch, опубликовал статью под названием «Америке нужна новая война, или капитализм погибнет». Фаррел пишет, что «войны стимулируют экономику, и мы являемся нацией воинов – разве не Вторая мировая война вывела нас из Великой депрессии?»

По его мнению, войны в Ираке и Афганистане стимулировали экономический рост в США – с 2000 года ВВП США увеличился на 50%, с 10 триллионов до 15 триллионов долларов. Хотя и внешний долг тоже вырос – в три раза, до 15 триллионов долларов.

Эндрю Бэйсевич напоминает, что с конца 1980-х годов военные действия, предпринятые США, стали частым явлением. С 1989 года, со времени операции «Правое дело» – вторжения в Панаму – и до операции «Иракская свобода», начатой в 2003 году, США приняли участие в 9 значительных военных операциях. И это не считая менее масштабных военных действий в Руанде, Колумбии, на Филиппинах, в Пакистане, в Ливии и в странах Африки южнее Сахары.

«Президент Буш назвал предполагаемый перманентный кризис и перманентную миссию США “войной с терроризмом”, военной кампанией, которая может длиться десятилетиями, – напомнил Бэйсевич. – Буш предложил доктрину превентивной войны. Администрация Обамы отказалась от этой формулировки, но идея продолжающегося конфликта, у которого нет завершения, осталась. Война в Ираке закончилась, война в Афганистане подходит к концу, однако вооруженное преследование террористов по всему миру продолжается».

По мнению Илана Бермана, конфликт США с Сирией может иметь важное геополитическое значение. Обама должен продолжать настаивать на военном ударе по Сирии, так как от этого зависит репутация США на Ближнем Востоке и во всем мире, считает Берман.

«Если администрация хочет использовать военную силу, чтобы наказать Сирию за использование оружия массового поражения, ее действия в Сирии должны быть достаточно решительными, чтобы не только Сирия, но и другие страны, стремящиеся к получению оружия массового поражения, в частности, Иран, осознали серьезность последствий, – сказал Берман «Голосу Америки». – То, что США так настаивают на ударе по Сирии, – это нужно понимать в более широком контексте. Если ответ США будет слишком слабым – это придаст Ирану смелости».

На чьей стороне США в Сирии?

Американская пресса полна комментариями и мнениями о предполагаемом ударе по Сирии и о том, почему это нужно или не нужно делать. Администрация Обамы и сам президент заявляют, что удары будут ограниченными (или по словам госсекретаря Джона Керри, «невероятно малыми») и не приведут к длительным военным действиям. Обама не раз говорил, что репутация США поставлена на карту.

Известный комментатор Томас Фридман категорически не согласен с президентом.

Как известно, сунниты и шииты ведут войну за то, кто будет наследником учения пророка Мухаммеда еще с 7-го века нашей эры. Режим Асада представляет секту алавитов, которые являются последователями шиитской разновидности ислама. Сирийские повстанцы – в основном сунниты, их поддерживают некоторые арабские государства, где доминируют сунниты, в частности – Саудовская Арвия. Томас Фридман считает, что США не место в этой войне.

«Их цивилизация (суннитов и шиитов. – ВК) пропустила самые важные глобальные тренды – период религиозной Реформации, демократизацию, феминизм и предпринимательский и инновационный капитализм – и мы говорим, что наша репутация поставлена на карту? Я так не думаю», – пишет Фридман в статье «Та же война, другая страна» в газете The New York Times.
О том, какую роль США решили играть в старинной войне между шиитами и суннитами на Ближнем Востоке, писал еще 5 лет назад известный американский журналист Сеймур Херш.

В статье под названием «Перенацеливание», опубликованной в марте 2007 года в журнале The New Yorker, Херш пишет, что администрация Буша-младшего для того, чтобы подорвать мощь Ирана, в котором доминируют шииты, приняла важное стратегическое решение – перенаправить свои приоритеты на Ближнем Востоке и поддерживать суннитские государства.

«Администрация президента Буша сотрудничала с разведкой суннитской Саудовской Аравии в проведении секретных операций в Ливане, направленных на ослабление группировки “Хезболла”, шиитской организации, поддерживаемой Ираном, – написал Херш в 2007 году. – США также принимали участие в секретных операциях против Ирана и его союзника Сирии».

По мнению Херша, «побочным эффектом» этих операций стало усиление экстремистских суннитских группировок, которые проповедуют радикальную версию ислама, агрессивно относятся к США и симпатизируют «Аль-Каиде».
Главными идеологами новой политики «перенацелевания», пишет Херш (имеющий обширные связи в правительстве и в Конгрессе США), были вице-президент Дик Чейни, заместитель советника по национальной безопасности Эллиотт Эбрамс, посол США в Ираке Залмай Халилзад и принц Бандар бин Султан , советник по национальной безопасности в Саудовской Аравии и бывший посол в США. По данным газеты The Wall Street Journal, сегодня принц бин Султан играет ключевую роль в финансировании и подготовке повстанцев в Сирии.

В январе 2007 года, выступая в Сенате перед Комитетом по международным отношениям, Кондолиза Райс, госсекретарь США в то время, сказала: «На Ближнем Востоке существует новая стратегическая ось». Райс отметила, что государства с суннитскими правительствами являются умеренными, в то время, как Иран, Сирия и «Хезболла» находятся на другой стороне раздела. Их цель – дестабилизация региона, заявила Райс в тогда.

Илан Берман согласен, что конфликты в регионе необходимо ставить в контекст разделения внутри ислама – конфликта между суннитами и шиитами.
«То, что проиходит в Сирии и наш ответ на это, касается не только Сирии, – сказал Берман в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Это касается многих вещей. Одна из них – это стремление помешать Ирану получить ядерное оружие. Другая – стремление к тому, чтобы союз Ирана с Сирией, с “Хезболлой” и Ливаном, с Палестинскими территориями не мог укрепиться. И конечно же, это борьба государственных сил суннитов в лице Саудовской Аравии, Кувейта и Катара с силами “Аль-Каиды” и силами шиитов, то есть с Ираном».

Большинство американцев против удара по Сирии

Активная кампания президента Обамы в поддержку удара по Сирии пока не принесла должных результатов. По последним опросам, около 60% американцев выступают против военных действий в Сирии. 12 бывших сотрудников различных американских разведывательных ведомств написали президенту Обаме открытое письмо, в котором утверждают, что свидетельства виновности Башара Асада в осуществлении химической атаки под Дамаском 21 августа не являются достоверными.

Письмо подписано Рэйем Макговерном, ветераном ЦРУ с 27-летним стажем, который лично проводил разведбрифинги для президентов Рональда Рейгана и Джорджа Буша, и еще 11-ми ветеранами американской разведки.

«Мы с сожалением хотим вам сообщить то, что говорят нам некоторые наши бывшие коллеги, – говорится в письме президенту США, – что разведданные, на которые можно положиться, показывают, что Башар Асад не несет ответственности за инцидент с химическим оружием, в результате которого 21 августа погибли мирные граждане, и что британской раззведке эти данные тоже известны. Мы предполагаем, что вас не до конца информировали об этом».

В работе над статьей помогала Стефани Леонтьев
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG