Линки доступности

Обама: «Действия, подобные операции против Усамы бин Ладена в Пакистане, не могут быть нормой»

Барак Обама выступил в четверг в Национальном университете обороны с речью, посвященной антитеррористической политике США. По словам представителя президентской администрации, проводившего брифинг перед мероприятием, задачей президента было «представить американцам контекст того, в какой точке мы находимся в сфере борьбы с терроризмом – он верит в то, что прозрачность такого рода является существенным компонентом нашей демократии».

Обама говорил о том, как теракты 11 сентября 2001 года «выбили американцев из состояния равновесия», заставили начать войну и усовершенствовать механизмы защиты.

«Большинство этих перемен были логичными. Некоторые создали неудобства. Но некоторые, вроде расширенного слежения, породили сложные вопросы о балансе между интересами безопасности и ценностями частной жизни. И в некоторых случаях, я верю, что мы нарушили наши базовые ценности – используя пытки при допросах наших врагов так, что это стало нарушением закона», – заявил Обама.

По словам президента, Америка должна решить, как будет дальше выглядеть борьба против терроризма.

«Если мы не определим этого – она определит нас... Ни один народ не может сохранить свою свободу посреди непрекращающейся войны, – сказал президент. – Мы должны определить наши усилия не как безграничную "войну против террора", но как серию последовательных, сфокусированных усилий по нейтрализации конкретных сетей экстремистов, которые угрожают Америке».

«Аль-Кайда», по словам Обамы, – «на пути к поражению» – она не несет прямую ответственность за атаки против США в Бенгази или Бостоне, но задача по ее полной нейтрализации должна быть выполнена. Характеристики террористической угрозы изменились за последнее десятилетие – во многом речь идет об экстремистских группах, которые планируют атаки на местном уровне.

«В некоторых случаях речь идет о сетях вроде "Хезболлы", под эгидой государств, которые применяют террор для достижения политических целей. В других случаях – о местных экстремистских группировках, которые мы видели в Бенгази или Алжире, которые, тем не менее, периодически атакуют западных дипломатов и компании, – пояснил президент. – Помимо этого, реальный риск представляют радикализованные одиночки здесь, в США, зачастую граждане или легальные жители страны, которые могут причинить огромный вред».

В связи с выводом американских войск из Ирака и передачей ответственности за безопасность в Афганистане местной армии и полиции американские законодатели переключаются на обсуждение необъявленных войн США в Пакистане, Йемене и Сомали – которые ведутся с помощью беспилотников. В преддверии произнесения речи в Национальном университете обороны администрация признала, что в ходе атак дронов четверо граждан США были убиты в Пакистане и Йемене.

Речь президента во многом была ответом на критику того, что война с террором превратилась в обширную «серую зону» без четких правил. Вопрос «Кем считать террористов, вражескими солдатами или уголовниками?» пока остается без ответа. Могут ли американские дроны нарушать суверенитет других стран, действуя на их территории – когда правительство того же Пакистана неоднократно возмущалось атаками беспилотников, нередко приводивших к жертвам среди гражданского населения?

По словам президента, задержание подозреваемых в террористической деятельности и их суд является приоритетом. Дроны используются для ликвидации боевиков «Аль-Кайды», объявленных особо опасными, а также для ликвидации непосредственных угроз американским солдатам. Предполагается, что потребность в такого рода защите существенно снизится с выводом войск НАТО из Афганистана. Проблема заключается в основном в том, что альтернатив использования беспилотников немного – либо наземные операции, либо существенное увеличение помощи странам, где действуют экстремисты, с целью повышения эффективности их собственных органов безопасности в борьбе с террористами.

«Америка не может отправить особое подразделение куда угодно для задержания террориста, – сказал Обама. – Наша операция в Пакистане против Усамы бин Ладена не может быть нормой – это сопряжено с огромным риском».

Напротив здания, где выступал Обама, собрались вооруженные дроном из папье-маше пацифисты из организации «Код: розовый», протестовавшие против использования Америкой беспилотников в «казнях без суда и следствия». Мнения в США по поводу дронов расходятся: согласно опросу Института Гэллапа, 65% американцев согласны с необходимостью использовать дроны против подозреваемых в террористической деятельности за пределами США, но поддержка сокращается до 41%, когда речь заходит о ликвидации американских граждан, подозреваемых в террористической деятельности, на территории других стран. Всего 25% американцев готовы согласиться на использование дронов для ликвидации террористов на территории США. Лишь 13% согласны на это, если речь идет о террористах с американским гражданством.

Обама подчеркнул, что он считает убийство «любого гражданина США – с помощью дрона или ружья – без судебного процесса» – неконституционным. По его словам, президенты США также не должны использовать военизированные дроны на терроритории Америки.

«Но когда гражданин США отправляется за границу, чтобы начать войну против Америки, и активно планирует убийство граждан США, и ни мы, ни наши партнеры не способны задержать его до того, как он реализует свой план, – его гражданство не должно послужить ему защитой. Анвар Авлаки (активист «Аль- Кайды» с американским гражданством, ликвидированный в 2011 году в Йемене – Г.А.) последовательно планировал убивать людей... Я бы плохо выполнял свой долг президента, если бы я не утвердил атаку, которая ликвидировала Авлаки», – заявил Обама.

Особое внимание в своей речи президент уделил всеобъемлющей стратегии борьбы с терроризмом, которая включает фактор борьбы с идеологией экстремистов неискоренимой исключительно с помощью оружия. В частности, Обама подтвердил свое намерение закрыть тюрьму для подозреваемых в террористической деятельности в Гуантанамо. Соответствующий указ он подписал уже на второй день на своем президентском посту. План так и не был реализован в связи с сопротивлением Конгресса намерению перевести заключенных в тюрьмы на территории США и приостановкой отправления заключенных в Йемен, гражданами которого являются большинство сегодняшних заключенных тюрьмы.

Тема Гуантанамо снова появилась в повестке дня в связи с голодовкой 102 из 166 оставшихся заключенных тюрьмы. В знак солидарности с заключенными к ней даже присоединились несколько американских пацифистов.

Возвращение 86 заключенных в страны их гражданства уже было утверждено американскими властями, но процесс возобновится только когда власти этих государств утвердят механизмы отслеживания их передвижений, чтобы удостовериться, что они не примкнули к экстремистским группировкам.

Обама подчеркнул, что закрытие тюрьмы соответствует интересам национальной безопасности США, и что цена ее содержания – как материальная, так и цена удара по репутации страны – не оправдывает ее существования.

«Во времена сокращения бюджета мы ежегодно тратим 150 миллионов долларов на содержание в заключении 166 человек – почти миллион долларов на заключенного. По оценкам Министерства обороны, мы должны потратить еще 200 миллионов долларов, чтобы Гуантанамо оставалось открытым. И это в то время, как мы сокращаем государственные инвестиции в образование и научные исследования, – заявил президент.

«Представьте себе – через 10, 20 лет – США все еще будут держать в заключении людей, которые не были осуждены, на территории, которая не является частью нашей страны? Взгляните на ситуацию, когда мы насильно кормим заключенных, которые объявили голодовку. Мы ли это? Это ли Америка, которую мы хотим оставить нашим детям?» – продолжил президент.

Практически вся часть речи Обамы, посвященная Гуантанамо и шагам, которые предпримет администрация для закрытия тюрьмы, прерывалась громкими замечаниями девушки из аудитории, требовавшей «освободить их прямо сегодня». В какой-то момент Обама заметил, что «часть концепции свободы слова – дать и мне договорить».

«Мы судили террористов в наших судах. Среди них – Умар Фарук Абдулмуталаб, который пытался взорвать самолет над Детройтом, Файсал Шахзад, который пытался взорвать бомбу на Таймс-Сквер. Перед судом предстанет и Джохар Царнаев, обвиняемый в теракте во время Бостонского марафона», – заявил американский президент.

Заявление госсекретаря Керри по поводу выступления Обамы

Сегодня президент Обама изложил наше четкое видение, которое помогает нам обеспечивать нейтрализацию постоянно возникающих угроз нашей национальной безопасности, как внутри страны, так и за ее пределами. За последние 12 лет, прошедшие после теракта 11 сентября, борьба с экстремизмом претерпела огромные изменения, в связи с чем должны совершенствоваться наши средства защиты, однако угрожающая нам опасность не является чем-то новым.

Мы высоко держим свой флаг, потому что мы являемся символом надежды для всех людей, однако этот флаг избрали своей целью те, кому не ведомо ничего кроме ненависти. Мемориальная стена в холле здания Госдепартамента ежедневно служит напоминанием о том, что наш долг – защищать людей, взявших на себя огромную ответственность – пропагандировать мир там, где они часто подвергаются опасности. В день, когда я вступил в должность госсекретаря, террорист-самоубийца взорвал бомбу возле нашего посольства в Анкаре, в результате чего погиб местный охранник. И, конечно, всем известно о трагедии в сентября прошлого года, когда мы потеряли нашего посла Криса Стивенса и еще троих наших храбрых соотечественников. Тем не менее, мы не сможем решить стоящие перед нами задачи, прячась за все более высокими стенами.

Дипломатия и безопасность не являются двумя противоречащими друг другу целями. Наш флаг должен продолжать развиваться, потому что мы появляемся там, где другие появиться не решаются. Мы не отступим перед лицом воинственного экстремизма, потому что стойкость и настойчивость в крови у наших дипломатов. В наших национальных интересах налаживать связи между народами, потому что это значит, что мы можем решать проблемы еще до того, как они превращаются в кризисы, для урегулирования которых необходимо наше присутствие. Для того чтобы укрепление доверия продолжалось, необходимо четко сформулировать наши собственные критерии в отношении использования беспилотных летательных аппаратов в других странах и завершить начатую работу по закрытию тюрьмы в Гуантанамо. Эти задачи должны быть решены, для того чтобы продемонстрировать миру, что мы – те, кем себя считаем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG