Линки доступности

Последняя дуэль Обамы и Ромни: про Россию «забыли»


Митт Ромни и Барак Обама после завершения дебатов

Митт Ромни и Барак Обама после завершения дебатов

Американские эксперты оценивают выступление президента США и его соперника-республиканца на третьем раунде дебатов

Американские политологи отмечают, что на президентских дебатах, посвященных внешней политике и прошедших поздно вечером 22 октября в городе Бока-Ратон (штат Флорида), президент Обама и кандидат в президенты Митт Ромни на удивление мало говорили о России, основное внимание уделив Ближнему Востоку, Ирану, Ливии и Китаю.

По мнению американских аналитиков, «дуэлянты» слишком осторожничали в своих заявлениях, опасаясь отпугнуть резкими заявлениями потенциальных избирателей. Особенно, полагают эксперты, в этом был замечен Ромни.

Бывший посол США в НАТО Курт Волкер считает, что последний раунд дебатов не помог ни одному из кандидатов. По мнению Волкера, простой американец, посмотрев поединок, не смог бы определиться, за кого ему голосовать.

«Эти дебаты не нарушили статус-кво. Однако удивительно и другое. Несмотря на то, что у Ромни была масса возможностей для критики последних четырех лет внешней политики Обамы, он этого не сделал. Этому есть простое объяснение: при таком раскладе ему пришлось бы в деталях рассказывать, что он сделал бы по-другому. Это все означает: делать большие заявления, давать обещания, определять конкретный курс внешней политики США. Как оказалось, он не захотел пойти по этой стезе, так как мог потерять какую-то часть избирателей», – заметил Волкер в комментарии корреспонденту «Голоса Америки».

Аналитик считает, что в результате фискального кризиса последних лет американский электорат стал еще более осторожным в вопросах финансирования войн и различных зарубежных трат. Поэтому, убежден Волкер, Ромни не стал ввязываться в дискуссию финансирования армии, так как это могло привести к потере голосов республиканским кандидатом.

В ходе дебатов Барак Обама иронически заметил: «Губернатор Ромни, я рад, что вы признали опасность, исходящую от «Аль-Кайды» поскольку несколько месяцев назад, отвечая на вопрос о крупнейшей геополитической угрозе Соединенным Штатам, вы назвали Россию».

«Мы сейчас говорим о Ближнем Востоке и о том, как помочь Ближнему Востоку, где растет смятение и растерянность, избавиться от терроризма. – отпарировал Ромни – Атака на меня не входит в программу этих действий».
Напомним, что 26 марта в интервью телеканалу CNN, Ромни заявил: «Без всяких сомнений, Россия – наш геополитический противник номер 1». Для описания России республиканский кандидат использовал слово foe («противник» в негативном в контексте, «недоброжелатель»), но не более однозначное enemy.

Позднее Ромни уточнил, что он имел в виду: «Если говорить об ООН и действиях геополитического характера, то в этом плане Россия – наш противник номер один. Однако это не делает ее врагом. Это не превращает ее в нашего военного противника. Она не представляет главную угрозу нашей национальной безопасности».

Комментируя этот эпизод дебатов, Волкер полагает, что Ромни теперь постоянно придется оправдываться за эти слова, от которых ему уже нет возможности отказаться.

«И у [Ромни], конечно, есть какое-то право так говорить, поскольку Россия придерживается иных взглядов в ряде вопросов, нежели США. Однако в целом было бы ошибкой смотреть на сегодняшний мир лишь через призму России. Многие вещи происходят независимо от нее».

Между тем Волкер согласился с заявлением Ромни о том, что Соединенные Штаты должны «помочь повстанцам свергнуть Асада, обеспечив их оружием».

«Я думаю, что он прав в этом. Соединенные Штаты должны поддерживать "арабскую весну" повсеместно. Мы должны проявить позицию лидера и помочь людям достичь ценности, в которые они верят», – отметил Волкер.

Согласно опросу общественного мнения среди телезрителей канала CNN, победу в дебатах одержал Обама – ему отдали предпочтение 48% принимавших участие в опросе зарегистрированных избирателей. За Ромни свои голоса в этих дебатах отдали 40 процентов опрошенных. На взгляд этих же респондентов, Обама в последних дебатах существенно чаще инициировал атаки на своего оппонента – 68 против 21 процента у Ромни.

Во время обмена репликами и представления своих взглядов на мировые события многие страны и регионы остались вне фокуса, отметил в интервью «Голосу Америки» заместитель директора Института Кеннана в Вашингтоне Уильям Померанц.

«Не только Россия, но и Европа, Латинская Америка, Африка – и мне кажется, это произошло потому, что Обама и Ромни сосредоточились на тех вопросах, которые действительно доминируют во внешней политике США», – пояснил эксперт.

«России вообще было уделено мало внимания во время дебатов, – отметил Померанц. – Не думаю, что кто-то скажет: “Ромни сказал, что Россия – наш геополитический враг номер один, он собирается повернуть нас в сторону «холодной войны»”, потому что этот вопрос в настоящее время не обсуждается на внешнеполитический повестке дня».

Между тем, комментируя замечание Ромни о том, что в первый же день президентства он намерен провозгласить Китай «валютным манипулятором», замдиректора Института Кеннана заявил: «Я считаю, что он будет очень прагматичным лидером, не чувствующим себя связанным своими же заявлениями о России или Китае – он не станет называть Китая “валютным манипулятором”, тем самым немедленно провоцируя кризис».

Что касается сирийского вопроса, Уильям Померанц отметил, что во время дебатов республиканский кандидат пытался продемонстрировать отличия между действиями президента Обамы и тем, как он поведет себя, если станет главой Белого дома.

«Но в действительности у него будет ровно столько же проблем, сколько и у Обамы, – заявил эксперт, – пытаясь определить, кто же они, те люди, с которыми он собирается сотрудничать. Он продемонстрирует осторожность и благоразумие в отношении тех, кого он намерен вооружать».

В целом, считает Померанц, позиции и Обама, и Ромни по Сирии схожи: они оба хотят найти способ поддержать сирийскую оппозицию без использования значительных американских ресурсов.

С мнением Уильяма Померанца о том, что Обама и Ромни мало говорили о России, согласен Роберт Гаттман, основатель и директор Центра политики и международных отношений при Университете Джонса Хопкинса.

«По-моему, сегодня Ромни поменял свою позицию по России, назвав главной угрозой Америки ядерный Иран, – отметил он в интервью «Голосу Америки». – Он как бы “позабыл” Россию. Да и большинство американцев сегодня не думают о России – важными регионами сейчас стали Ливия, Ближний Восток и, наверное, Китай».

Гаттман также заметил, что Китай фигурирует в каждой предвыборной кампании – причем в качестве «плохого парня». «А единственное, что говорится о Европе, это то, что мы не хотим оказаться в положении Греции, – продолжил эксперт. – Все, что говорит Ромни – мы не хотим быть, как Европа, мы не хотим быть, как Греция».

«Суть нынешней кампании в том, что нам не нравятся европейцы, нам не нравятся китайцы, нам не нравятся русские… А когда кого-то одного изберут или переизберут, нам придется всерьез заниматься отношениями с Россией или Китаем, – резюмировал Роберт Гаттман.

Профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Дэниел Трисман подчеркнул в комментарии корреспонденту «Голосу Америки», что в этот вечер перед Ромни стояла неразрешимая задача, так как внешняя политика Барака Обамы в целом пользуется популярностью среди американцев.

«Да, республиканцы любят звучать жестче и более воинственно, а также настаивают на навязывании американского лидерства на другие страны. Однако после 10-летних войн в Афганистане и Ираке американские избиратели содрогаются от одной только мысли о каких-либо захватнических планах. Как результат, Ромни провел большую часть дискуссии, соглашаясь с президентом Обамой, отличаясь лишь в нюансах. Со своими повторяющимися призывами к миру Ромни звучал почти как пацифист – только пацифист, который верит в дорогостоящую модернизацию армии и рост военно-морского флота», – заметил Трисман.

«Когда Ромни пришлось прокомментировать свое заявление о том, что Россия является “геополитическим врагом номер один” для Америки, он попытался объяснить, что имел в виду то, что Москва часто голосует против Вашингтона в ООН, – продолжил Трисман. – Он заявил, что не намерен смотреть на Россию или на Путина через розовые очки, но не указал, чем же будет отличаться его политика».

«Очевидная разница между умеренными заявлениями Ромни во время дебатов и его намного более воинственной позицией в ходе кампании дала возможность Обаме обвинить его в непостоянстве взглядов. Это также затрудняет возможность сделать прогноз о том, какой внешнеполитический курс он намерен проводить в случае избрания на пост президента», – заключил Дэниел Трисман.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG