Линки доступности

Эксперты не увидели в выступлениях двух лидеров сглаживания противоречий между США и Россией

Выступлений Барака Обамы и Владимира Путина в ООН практически все наблюдатели ждали как дуэли или, как минимум, спортивного поединка: многие гадали, насколько сильно в речах двух президентов отразятся те разногласия, которые существуют у Москвы и Вашингтона в вопросах внешней политики.

Выступали оба лидера в отсутствие друг друга – когда президент США поднялся на трибуну, Путина еще не было в зале Генеральной Ассамблеи, а когда начал говорить российский лидер, Обама уже покинул заседание. Тем не менее, получилось так, что заочный спор все же состоялся.

Президент США в своей речи выразил сомнение в том, что существующих диктаторов вроде Башара Асада нужно “оставлять в покое” ради гипотетической стабильности: «Когда диктатор убивает десятки тысяч граждан своей страны, это уже не только внутреннее дело страны». Президент России, не называя стран, высказал упрек: «агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни, были просто бесцеремонно разрушены».

Владимир Путин в своем выступлении вообще ни разу прямо не упомянул США, обличая и указывая на неправильное, по его мнению, поведение неких неопределенных «тех, кто». Барак Обама, напротив, прямо Россию упоминал: «Мы не хотим изолировать Россию, нет! Нам нужна сильная Россия, которая будет полноправным участником мировой экономики». Также президент США отметил, что он не хочет «холодной войны», и что санкции против Москвы были введены не из-за желания конфликтовать, а после того, как суверенитет Украины был нарушен Россией, аннексировавшей Крым.

После выступлений обоих президентов на российских телеканалах начались дебаты, в которых лояльные обозреватели и политологи, составлявшие абсолютное большинство участников в этих обсуждениях, превозносили выступление Владимира Путина (доходило до фраз «весь мир слушал, затаив дыхание») и пренебрежительно-негативно отзывались о речи Барака Обамы. Между тем, оба лидера позже на приеме у Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна пожали друг другу руки и чокнулись бокалами с вином.

Андрей Пионтковский: сделка, предлагавшаяся Путиным Вашингтону, не состоялась

Политолог Андрей Пионтковский считает, что в главном выступление Барака Обамы в отношении России выглядело достаточно жестко: «Что касается Украины, то слова «агрессия» и «аннексия» звучали, что касается Сирии – там было явное нежелание иметь господина Путина в качестве партнера по какой-либо коалиции. А это – два конкретных пункта переговоров, которые начнутся между ними в самое ближайшее время».

При этом в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Андрей Пионтковский указал на то, что речь Владимира Путина тоже нельзя назвать примирительной: «Он избрал стратегию резких нападок. Даже те люди, которые собрались в студиях российских каналов на обсуждение этой речи, согласились, что это самое резкое выступление после «Мюнхенской речи». Такие его выражения как «…а сами вы вообще понимаете ли, что вы натворили?», вряд ли способствуют какой-то компромиссной сделке на предстоящей встрече Обамы и Путина».

Жесткость в выступлении Путина, по мнению Пионтковского появилась, видимо, после того, как условия сделки, по-видимому предлагавшейся российским лидером Вашингтону, не были приняты: «Путин по существу тройную сделку предлагал: Он спасал Асада, легитимизируя его и поддерживая его военной силой, он же предлагал эту поддержку Асада как свой вклад в дело глобальной коалиции, и за это собирался, в общем, взять с американцев такую цену, как смягчение позиции по Украине. Но сегодняшние заявления Обамы и Путина позволяют мне сделать вывод, что в таком формате эта сделка не состоялась».

Тем не менее, Андрей Пионтковский уверен, что американской администрации стоило бы жестче противодействовать Кремлю, и ее представители, в частности, госсекретарь США Джон Керри, «во время встреч бывают просто подавляемы тем же Сергеем Лавровым».

Кроме того, политолог уверен, что для внутренней аудитории Путин как раз свою внешнеполитическую задачу выполнил: «Нашей пропагандой на внутреннем рынке это будет представлено как «грандиозная победа». Правда, ценой этого стало увязание по существу в религиозной войне между шиитами и суннитами, и это очень опасное увязание. Но оно – демонстративно вызывающее по отношению к американцам: они там воевали много лет, тысячи людей погибли, миллиарды долларов потрачены. Поставили в Багдаде какое-то правительство шиитов, а вот сейчас это правительство организует там координационный центр, состоящий из «Стражей исламской революции», «Хезболлы» и путинских «зеленых человечков».

Алексей Арбатов: Путин призвал искать зону общих интересов

Эксперту Московского центра Карнеги Алексею Арбатову выступление Владимира Путина показалось «более логически связанным». Алексей Арбатов отмечает, что в нынешней речи у американского президента не было жестких сравнений России с ИГИЛ, как это бывало раньше: «Был целый ряд позитивных моментов, которые разительно контрастируют с тем, что было год назад: было сказано, что США не хотят «холодной войны» с Россией, что США заинтересованы в сильной России, что США не стремятся к изоляции России, что США готовы сотрудничать с Россией и Ираном – вот эти четыре положения, мне кажется, они очень важны».

По мнению российского эксперта, тезис Барака Обамы о том, что стабильность при диктатурах обманчива, разделяют в зале заседаний Генассамблеи ООН далеко не все: «Даже многие союзники США в Европе и, тем более, в Азии думают, что из двух зол часто приходится – и даже чаще всего приходится – выбирать меньшее. И то, что мы видим сейчас на Ближнем Востоке – это большее зло по сравнению с тем, каким злом был Саддам Хуссейн, Каддафи и каким сейчас является Башар Асад».

Суть выступления Владимира Путина Алексей Арбатов в интервью «Голосу Америки» описывает следующим образом: «Там был совершенно явный посыл – давайте заканчивать эту вторую «холодную войну» и сосредотачиваться не на том, что нас разъединяет, а на том, что нас может объединить, будем расширять зону наших общих интересов, а не разногласий… При этом Путин говорил это не с позиции слабого. Он говорил так, как будто бы у нас экономика на подъеме, вокруг нас объединяется большое количество государств, как будто они вместе с нами экономически и политически, то есть, с позиции сильного. Может быть, на самом деле, такой позиции нет, потому что экономическая ситуация в России очень неблагоприятная, но, во всяком случае, Путин ни малейшим намеком не дал в речи это почувствовать».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG