Линки доступности

Обама предложит России новое разоружение?


Российская баллистическая ракета SS-19

Российская баллистическая ракета SS-19

Заместитель госсекретаря США Роуз Геттемюллер едет в Москву для обсуждения двустороннего разоружения

МОСКВА – В планах президента Барака Обамы есть идея заявить во время обращения к стране о возможности значительного сокращения ядерных запасов США. Об этом в понедельник сообщила газета The New York Times со ссылкой на свои конфиденциальные источники.

Российские эксперты говорят, что подобная инициатива со стороны Обамы выглядит интересно, но прогнозируют, что без решения проблемы ПРО она вряд ли найдет положительный отклик в Москве.
«В принципе, оно (предложение Обамы) могло быть даже выгодным России. Но Россия не пойдет на это до тех пор, пока не будет как-то урегулирован вопрос противоракетной обороны»

Барак Обама выступит с обращением к стране во вторник. По данным The New York Times, президент собирается предложить общее сокращение американских ядерных вооружений примерно на треть. Издание отмечает, что президент в своей речи, очевидно, не будет оперировать точными цифрами. Однако источник газеты утверждает, что в действительности речь идет об ограничении числа развернутых ядерных зарядов США приблизительно до 1 тысячи единиц.

На сегодня у США 1,7 тысячи ядерных зарядов. В соответствии с договором об СНВ их число к 2018 году должно быть сокращено до 1,55 тысячи единиц.

В кругу российских экспертов, опрошенных Русской службой «Голоса Америки», складывается практически единодушное мнение насчет судьбы новой инициативы Обамы. Член научного совета Московского Карнеги центра, директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей Арбатов заметил, что это предложение «давно созревало».

«Думаю, что ответ России вполне предсказуем. Давайте договоримся по противоракетной обороне, космическим системам, стратегическим средствам высокоточного обычного оружия, тогда можно будет поговорить и о больших сокращениях. Так что идея хорошая, но ей долго придется оставаться просто хорошей идеей», – сказал он.

На его взгляд, данная инициатива может рассматриваться Москвой по-разному.

«Может, в комплексе с другими темами, а может и раздельно. Но российская препозиция будет именно такая», – заключил Арбатов.

В свою очередь главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, генерал-майор запаса Владимир Дворкин назвал потенциальное предложение США «очень интересным и заманчивым».

«В принципе, оно могло быть даже выгодным России, – добавил он. – Но Россия не пойдет на это до тех пор, пока не будет как-то урегулирован вопрос противоракетной обороны».

С его точки зрения, предложения американской стороны могут быть рассмотрены последовательно.

«Потому что связка – это всегда самый плохой способ решить все вопросы. А вот если удастся договориться по ПРО в Европе (хотя Москва будет говорить и по европейской, и по глобальной ПРО), тогда можно будет вести речь и о тысяче боезарядов», – уточнил Дворкин.

Однако он думает, что Москва пойдет на такой вариант только в рамках ядерных стратегических вооружений, «отталкиваясь от договора по СНВ (1,55 тысячи единиц)».

«А вот тактическое оружие в таких масштабах Россия не будет сокращать. США могут себе это позволить, а у России совершенно другое окружение», – подчеркнул он.

По оценке заведующего отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрия Данилова, инициативу Обамы вряд можно назвать неожиданной.

«Очень многие эксперты в последнее время говорили, что Обама после своего переизбрания, скорее всего, пойдет именно по этому пути, – продолжил он. – Но дело в том, что на самом деле при этом встает очень серьезный вопрос, насколько эта тема будет увязан с другими проблемными темами переговоров между Россией и США. Прежде всего, речь о ПРО».

Данилов уверен, что Москва неизбежно будет акцентировать внимание на том, что любые переговоры о дальнейших ядерных сокращениях должны быть увязаны с договоренностью по ПРО.

«Обама говорит, что можно сократить вдвое потенциал стратегических вооружений США, не ослабив безопасность Америки. Но Россия неизбежно поднимет другой вопрос – а не ослабит ли это ее безопасность в случае, если планы ПРО будут реализованы вне контекста договоренностей с Москвой?» – констатировал эксперт.

Коснувшись судьбы тактического ядерного оружия, он заметил, что крайне нелегко представить переговоры по сокращению стратегических ядерных вооружений без диалога по тактическому ядерному оружию.

«Здесь все достаточно сложно, причем не только в политическом поле, но и в техническом», – резюмировал завотделом европейской безопасности Института Европы.

По его словам, позитив инициативы Обамы состоит в том, что подобные предложения в принципе открыли бы новую повестку дня в диалоге по контролю над вооружениями для России и США.

«В этом контексте можно было бы рассматривать многие темы, – рассуждает он. – Возможно, это в какой-то мере повышает гибкость нынешней администрации США. Можно ожидать от нее каких-то новых предложений по ПРО и так далее».

Ему кажется, что политически Россия заинтересована в таком диалоге.

«Но это не значит, что мы сейчас конкретно можем идти тем же путем, что и по при подготовке договора СНВ», – подытожил Данилов.

«Абсолютно верный шаг…»

Доктор Джеймс Эктон (James Acton), эксперт Фонда Карнеги за международный мир, полагает, что шансы президента Обамы добиться подписания нового, юридически обязывающего договора с Россией по поводу сокращения стратегических ядерных вооружений, невелики.

«Но это абсолютно верный шаг – начать переговоры на эту тему», – сказал Эктон в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Практически все президенты последних десятилетий, помимо Джорджа Буша-младшего, публично заявляли о стремлении к полному ядерному разоружению. Президент Барак Обама подходит к этой задаче очень серьезно. Межведомственный доклад по оценке ядерного потенциала США был завершен весной 2010-го года – целью его было определить, сколько ядерных боеголовок нужны Америке. Еще около двух лет заняла разработка практических рекомендаций – их не хотели передавать президенту до выборов, чтобы эта тема не была политизирована. Судя по публикациям, если США с Россией сумеют договориться, они могут сократить количество боеголовок до 1000-1100. И теперь, с окончанием выборов, президент может заняться этим вплотную».

Эксперт считает, что у России нет интереса в подобном договоре, если он не привязан к юридически обязывающим договорам также по обычным вооружениям. «США могут проявить гибкость с противоракетными системами – но только как жест доброй воли, для укрепления взаимного доверия, а не в рамках договора».

Перед Обамой стоят и внутриполитические препятствия – республиканцы выступают против сокращения стратегических ядерных вооружений, ссылаясь на угрозу со стороны ядерных программ Северной Кореи и Ирана, которая требует от США готовности к любым сценариям.

«Понятно, что при наличии ядерной программы у Северной Кореи и Ирана США не смогут сократить арсенал до нуля, – замечает Эктон. – Но все равно, у Америки гораздо больше ядерных боеголовок, чем ей когда-либо понадобится при любом сценарии. К тому же речь идет о существенной экономии средств. Администрация намекает на то, что даже без ратификации соглашения в Сенате можно будет заявить об одностороннем сокращении арсеналов. У этого есть исторические прецеденты – так поступали те же Буш-старший и Горбачев».

Ожидается, что обсуждение темы сокращения ядерных арсеналов в феврале продолжит во время визита в Москву советник по национальной безопасности президента США Томас Донилон.

В настоящее время заместитель госсекретаря США Роуз Геттемюллер направляется в Москву именно для обсуждения претворения в жизнь нового договора о сокращении наступательных вооружений, заявила в ходе брифинга официальный представитель Государственного департамента Виктория Нулланд, отвечая на вопрос «Голоса Америки». «Впереди ее ждет обсуждение широкого ряда вопросов, в том числе и новый договор о сокращении наступательных вооружений», – сказала Нулланд.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG