Линки доступности

Среди них помощь египетской армии, палестино-израильские мирные переговоры

На Ближнем Востоке, как известно, хорошие сюрпризы случаются редко. Вот и на этой неделе вскоре после того, как госсекретарь США Джон Керри доложил о достигнутом в ходе челночной дипломатии между израильтянами и палестинцами прогрессе и близости к возобновлению прямых переговоров, в Египте случился военный переворот. Правда, ни президент Барак Обама в своем заявлении на эту тему во вторник, ни пресс-секретарь госдепартамента Джен Псаки так и не назвали произошедшее в Египте военным переворотом, хотя Обама и выразил глубокую обеспокоенность решением египетских военных сместить президента Мурси и приостановить действие конституции страны. Администрация США в стремлении подчеркнуть, что она не поддерживает ни одну из сторон, заявила о поддержке египетского народа и египетской демократии.

Американские СМИ на этой неделе тоже явно не могли определиться, как им относиться к свержению Мохаммада Мурси военными. В день переворота долгое время каналы кабельного телевидения – от CNN до Fox News предпочитали игнорировать события в Каире, сосредоточившись на репортаже из зала суда над жителем Флориды Джорджем Циммерманом, застрелившим безоружного семнадцатилетнего подростка-афроамериканца Трэйвона Мартина.

Когда репортажи с площади Тахрир появились, наконец, в прямом эфире, аналитики разделились на два лагеря: сторонников «процесса», которые считали, что каким бы Мурси ни был плохим, его все же избрали демократическим путем, поэтому переворот – это худшее из зол. Сторонники же «сути» утверждали, что Мурси – не первый диктатор, пришедший к власти путем демократических выборов, но его политика является противоположностью демократии, потому что он отвергает ее базовые принципы, а посему хорошо, что его уже там нет. За год у власти президент от «Братьев мусульман» явно не нашел поклонников в США.

В редакционном комментарии «Чикаго трибьюн», к примеру, Мурси окрестили «провалом», потому что он «агрессивно действовал с целью сосредоточить власть в своих руках и игнорируя нерелигиозные группы, пользующиеся широкой народной поддержкой; ситуация с экономикой ухудшилась, разрывы в обществе углубились». Тем не менее, отставку первого демократически избранного президента газета назвала «катастрофой», предсказав, что военный переворот «создает больше проблем, чем решает».

«Вашингтон Пост», поддержавший ту же линию, заявил в редакционном комментарии, что «нет никакой двойственности по поводу того, что произошло в Египте в среду: военный переворот против демократически избранного правительства (на выборах Мурси получил 51% голосов), и неверный ответ на проблемы страны». Администрация Обамы, считает совет редакторов газеты, должна немедленно объявить о прекращении финансовой помощи египетской армии (1,3 млрд долларов ежегодно) несмотря на то, что «некоторые в администрации и Конгрессе попытаются избежать этого шага, потому что военные Египта являются союзниками США и гарантами мира с Израилем».

(Президент Обама сказал в заявлении, что, в свете событий, он дал указание соответствующим ведомствам пересмотреть помощь Египту). Однако в газете подчеркнули, что именно это должно стать первым шагом на пути к представленной президентом Обамой цели: восстановлению демократии в Египте. Дополнительным шагом должно стать четкое требование США к египетской армии: освободить из-под ареста Мурси и прочих лидеров «Братьев мусульман», прекратить замалчивать исламистские СМИ и объявить дату проведения новых выборов. Задача США, по мнению «Вашингтон Пост», – предотвратить худшие варианты развития событий – гражданскую войну или появление новой диктатуры, и лучший способ сделать это – использовать рычаг давления, которым является финансовая помощь, оказываемая египетской армии.

Между тем редакционный комментарий «Нью-Йорк Таймс» назвал осторожную реакцию администрации Обамы «соответствующей моменту», заметив, что у американцев не так много влияния на исламистов и оппозицию, и ограниченное влияние на армию, благодаря той самой финансовой помощи. «Господин Обама был прав, пытаясь работать с господином Мурси после выборов, и воздержавшись от новой финансовой помощи после того, как (Мурси) не стал сотрудничать с оппозицией. По американским законам, господину Обаме придется в будущем прекратить помощь Египту, если демократические процессы не будут восстановлены». Обозреватель газеты Шади Хамид предупредил о последствиях нежелания военных делать исламистов частью политического процесса: они потеряют в него веру, что усилит влияние сторонников насилия. Хамид цитирует одного из советников египетского президента, который за несколько дней до переворота уже возложил ответственность на Америку: если это произойдет, сказал он, это будет означать лишь то, что США поддержали переворот или были готовы его проигнорировать.

Роберт Сатлофф, исполнительный директор Вашингтонского Института изучения ближневосточной политики (TWI), полагает, что смещение президента Мурси предоставляет администрации Обамы еще один шанс правильно выстроить отношения с Египтом. Изначальная ошибка США, по его мнению, была доверить египетским военным «переходный период» после смещения президента Хосни Мубарака. Военные проявили себя крайне недальновидными политиками, позволив «Братьям мусульманам» не только выиграть выборы, но и принять за считанные месяцы ряд антидемократических мер, включая и ограничения полномочий суда, и аресты журналистов, суд над работниками получавших от американцев помощь НКО и т. д.

Сатлофф считает, что происшедшее в Египте нельзя назвать переворотом «в традиционном смысле», и поскольку военным «явно удалось предотвратить кровавую баню, которая травмировала бы Египет на десятилетия», это не оправдывает отмены финансовой помощи для египетской армии. Однако, чтобы не повторять ошибки прошлого, на этот раз надо объявить четкие условия продолжения финансовой помощи.

Все это, разумеется, при условии, что столкновения между сторонниками и противниками Мурси в Египте не выйдут из-под контроля.

Палестино-израильские переговоры: стоит ли игра свеч?

Заявление госсекретаря Джона Керри после его пятого по счету визита на Ближний Восток, что ему удалось добиться «существенного прогресса» на переговорах с израильтянами и палестинцами, вызвали скептическую реакцию у многих. С одной стороны, президент Махмуд Аббас заявил во вторник – в день переворота в Египте, – что он настроен оптимистически, а Керри сделал «конструктивные предложения» и намеревается вернуться в регион в течение недели-двух. Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху высказался более сдержанно. «Усилия госсекретаря Керри нужно поддержать, – заявил он. – Но единственный способ завершить переговоры – это начать их, так что нужно начать переговоры».

Бывший министр иностранных дел Израиля, а ныне председатель комиссии Кнессета по безопасности Авигдор Либерман сказал Русской службе «Голоса Америки», что, по его мнению, шансы достигнуть соглашения невелики.

«Нужно ценить Керри за его настойчивость, его желание помочь, – сказал Либерман в телефонном интервью. – То время, которое он отводит на израильскую-палестинскую проблему, сам факт, что он уделяет столько времени этой проблеме при его занятости и непростом расписании, – я думаю, безусловно, нужно отдать ему за это должное. Но, к сожалению, мы уже видели, что на протяжении всех последних лет палестинцы торпедировали любые попытки достичь соглашения».

Израильский политик привел в пример правительства Эхуда Барака, Ариэля Шарона и Эхуда Ольмерта.

«Ольмерт в Аннаполисе встречался с Абу-Мазеном, с Конди Райс и с Бушем, и сделал далеко идущие, с моей точки зрения, просто нерациональные, неразумные предложения. Он согласился к возвращению к границам 67-го года, разделу Иерусалима, и даже был готов обсуждать проблему беженцев. И Абу-Мазен сказал нет. То же самое было с Эхудом Бараком в Кемп-Дэвиде, когда он встречался с Арафатом, Билл Клинтон патронировал эти встречи, и точно так же Арафат сказал «нет». Опять-таки, после того, как Шарон принял решение о размежевании, и Израиль вышел из сектора Газы до последнего миллиметра, а палестинцы полностью получили под свой контроль сектор Газа, вместо того, чтобы превратить Газу в новый Сингапур или Гонконг, как Шарон обещал, они превратили его еще в одну базу террора, и после размежевания на Израиль упало более 16 тысяч ракет и минометных снарядов».

По словам Либермана, дополнительной проблемой является отсутствие поддержки Аббаса в арабском мире.

«Его главным политическим патроном был Мубарак и Египет. Сегодня нет Мубарака, и Египет куда ближе к Хамасу, чем к Абу-Мазену. Арабской Лиги сегодня практически не существует. Она не решила ни одного вопроса ни в Сирии, ни в Ливии, ни в Ираке, ни в Тунисе. И рассчитывать, что в этих условиях, когда весь Ближний Восток сотрясают политические цунами, землетрясения, в отдельной точке мы сможем достигнуть всеобъемлющего соглашения с палестинцами, думаю, это ошибочный подход. Нужно понимать, что Абу-Мазен не представляет сегодня никого – выборы в Палестинской автономии, выборы в парламент, президентские выборы должны были состояться три года назад. С тех пор он их откладывает. Его не воспринимают в качестве легитимного лидера».

Либерман обрисовал четыре принципа, без которых Израиль не может пойти ни на какое окончательное урегулирование. Эти принципы, по его мнению, палестинцы не готовы принять:

«Первое: готовность подписать, что соглашение является окончательным, конечным, и на этом конфликт закончится. Второе: отказ от каких-либо требований в будущем. Третье: отказ от права на возвращение (беженцев). И четвертое: признание Израиля в качестве государства еврейского народа. Без того, чтобы эти четыре принципа были приняты любым палестинским лидером, невозможно говорить об окончательном урегулировании. А я, к сожалению, такого лидера сегодня не вижу».

Йосеф Мунайер, генеральный директор Палестинского центра в Вашингтоне, бесконечно далек от позиций Либермана, однако разделяет его пессимизм.

«Переговоры начнутся, если Керри захочет, чтобы они начались, и надавит на Аббаса, – сказал он. – Но ни одна из сторон не верит в то, что они к чему-нибудь приведут – обе стороны заинтересованы свалить вину друг на друга. Может, они что-то и объявят, но все стороны знают, что на данном этапе это будет бессмысленно. Керри нужно было предпринять усилия для урегулирования этого конфликта, потому что палестинцы в противном случае пообещали продолжить односторонние усилия по признанию Палестинского государства в ООН.
Изначальный срок палестинцев был 7 июня, Керри получил отсрочку. Может, он хочет быть способным заявить, что он сделал все от него зависящее».

Высокопоставленный представитель дипломатической миссии Палестинской автономии в Вашингтоне сказал Русской службе «Голоса Америки», что «палестинские лидеры ценят энтузиазм и настойчивость» госсекретаря Керри.

«Мы всегда поддерживали роль США в продвижении политического процесса, и за последний его визит ему удалось добиться обнадеживающих результатов по некоторым темам. Это еще не прорыв, но движение в правильном направлении. Поэтому мы не хотим упускать возможность, если есть шанс получить хороший результат».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG