Линки доступности

Взаимосвязаны ли противоракетная оборона и контроль над вооружениями?


Барак Обама и Дмитрий Медведев

Барак Обама и Дмитрий Медведев

Россия продолжает выступать против планов США по размещению противоракетного щита в Восточной Европе. Как утверждает американская сторона, система ПРО, предложенная администрацией Буша, призвана защитить Европу и США от потенциальных угроз, исходящих от таких стран, как Иран.

Москва, однако, заявляет, что система ПРО направлена против России, и считает ее первым этапом глобальной американской программы противоракетной обороны.

Исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимболл считает, что президент Обама более скептически относится к системе ПРО, чем его предшественник Джордж Буш. «Администрация Обамы находится в процессе пересмотра политики ракетной обороны, который продлится по крайней мере до конца лета, - говорит он. – Противоракетный щит, который так волнует Россию, еще не прошел испытания. Например, планируется провести три испытания перехватчика в полете до 2011 года. Так что США сами пока не знают, работает ли система ПРО».

Вопрос размещения элементов ПРО в Восточной Европе обсуждался во время московского саммита. И хотя стороны не смогли прийти к взаимному соглашению, в совместном заявлении они поручили экспертам «провести совместную работу по анализу баллистических ракетных вызовов 21-го века и подготовить соответствующие рекомендации».

По мнению аналитиков, ключевым вопросом является то, продолжит ли Россия настаивать на привязывании ПРО к заключению договора по СНВ. На саммите стороны договорились об основных положениях нового соглашения, призванного заменить договор СНВ-1, срок которого истекает 5 декабря 2009 года.

Вашингтонские политики при администрации Буша утверждали, что связи между оборонительным и наступательным вооружением нет. Однако в совместном заявлении, сделанном после первой встречи президентов Обамы и Медведева в Лондоне в апреле, говорилось: «Взаимосвязь между наступательными и оборонительными вооружениями будет обсуждаться двумя правительствами».

Президент Обама особо отметил это положение на пресс-конференции по завершении московского саммита. «Что касается противоракетной обороны, - сказал он, - мы пришли к соглашению о том, что будем продолжать обсуждение этого критически важного вопроса. Это часть подписанных нами совместных заявлений. Я также считаю абсолютно допустимым обсуждение не только систем наступательных вооружений, но и систем оборонительных вооружений».

Профессор Гарвардского университета Маршалл Голдман отмечает, что позиция США в этом вопросе стала более похожей на позицию России: «Меня удивляет, что, став президентом, Обама не осудил и не отказался от идеи размещения элементов ПРО в Польше, что в какой-то момент было крайне важно. Похоже, однако, что он хочет оставить этот вопрос в качестве инструмента давления. Мне кажется, что он скептически относится к этой ситуации в целом».

На той же пресс-конференции президент Медведев тоже коснулся темы взаимосвязи наступательных и оборонительных вооружений. «Еще некоторое время назад по этому поводу у нас были сплошные разногласия, - отметил он. - Сейчас эта взаимосвязь констатируется, и это открывает возможность к тому, чтобы двигаться в сближении позиций друг друга».

С мнением Маршалла Голдмана согласен бывший помощник госсекретаря США при администрации Буша Дэвид Крамер. «Это вызовет удивление не только здесь, в Вашингтоне, но и в Варшаве и Праге, - говорит Крамер. – Обаме придется успокаивать тех, кто подталкивает размещение системы ПРО. Ему также придется успокаивать поляков и чехов, которые немного нервничают по поводу того, что они играют роль разменной монеты в переговорах с Россией. Большое внимание будет уделяться и комментариям, которые сделали представители его администрации до саммита, заявившие, что вопрос противоракетной обороны не подлежит торгу».

Российские официальные лица открыто связывают ПРО с контролем над вооружениями. В интервью итальянской газете Corriere della Serra перед саммитом президент Медведев заявил, что эти два вопроса взаимосвязаны.

По словам Дэвида Крамера, такая позиция может иметь негативные последствия, так как президент Обама без особого энтузиазма относится к размещению системы ПРО в Восточной Европе. «России лучше бы не связывать ПРО с контролем над вооружениями, - считает он. – Она бы и так добилась желаемого результата. А так Москва затрудняет для Обамы отход от объектов в Польше и Чехии».

Дэвид Крамер подчеркивает, что позиция России представляет проблему для президента Обамы. Поскольку Обама не является горячим сторонником размещения элементов ПРО в Польше и Чехии, он должен поступать таким образом, чтобы его действия не выглядели так, будто он поддался давлению Москвы, говорит Крамер.

XS
SM
MD
LG