Линки доступности

Барак Обама: «Мы не можем сделать вымогательство рутинной частью нашей демократии»

Президент США Барак Обама разъяснил свою позицию в отношении бюджетного кризиса. Он провел пресс-конференцию в Белом доме.

В начале пресс-конференции, Обама рассказал о телефонном разговоре со спикером Палаты представителей – республиканцем Джоном Бейнером, произошедшим несколькими часами раньше - и подчеркнул, что готов вести любого рода переговоры с республиканцами по поводу бюджета, но лишь после того, как федеральное правительство вновь начнет нормально функционировать.

«Американский народ не требует у законодателей выкупа за то, что они выполняют свою работу, – сказал Обама. – "Если ты не дашь мне подходящую цену, я сожгу твой дом" - так не ведут переговоры. В базовые обязанности Конгресса входит утверждать бюджет, причем без угрозы начала новой экономической стагнации, в случае, если требования законодателей не будут удовлетворены.

Ни один американский президент не вел бы переговоров с лидером иностранной державы, который ведет себя таким образом. Большинство людей не стали бы иметь дело с подобными людьми. Не так должно работать наше правительство.

Сенат одобрил бюджет в рамках бюджетных требований республиканцев, чтобы позволить федеральному правительству продолжить работу – но республиканцы его не приняли. Давайте прекратим это! В Палате представителей достаточно разумных республиканцев и демократов. И принять бюджет можно было бы уже сегодня. (После этого) я готов разговаривать с любой партией не только о том, как улучшить реформу здравоохранения, но также о том, как улучшить инфраструктуру, о том, как стимулировать рост нашей экономики».

Обама также предупредил об опасности следующего назревающего кризиса – 17 октября США достигнут потолка государственного долга, и, если лимит заимствования не будет повышен, стране будет грозить дефолт.

«Когда Конгресс утвердит бюджет, им нужно также проголосовать за то, чтобы Америка выполняла свои обязательства, – сказал президент. – Есть люди, которые не верят, что дефолт – это реальность. Это не добавляет ни цента к нашему долгу – речь идет об оплате того, что Конгресс уже утвердил в качестве расходов США. Речь идет о том, чтобы мы были способны оплачивать эти счета.

В последний раз, когда республиканцы флиртовали с идеей дефолта, рынки упали. Многие ведущие бизнесмены назвали идею довести до дефолта "безумной", "катастрофичной" – и это еще самые вежливые слова. Уоррен Баффет сравнил влияние дефолта на экономику со взрывом "атомной бомбы". Это также увеличит стоимость наших заимствований. Речь идет о нашем добром имени, и это реально. Каждый американец почувствует это – стоимость их домов может упасть, а проценты по кредитам поднимутся».

По словам Обамы, увеличение лимита государственного долга не приведет к увеличению бюджетного дефицита.

«Мы сокращаем дефицит быстрее, чем когда-либо за последние 50 лет, мы впервые добываем больше нефти, нежели импортируем. Мы не можем позволить себе каждые несколько месяцев переживать эти искусственно созданные кризисы. Большинство американцев согласны с тем, что бюджет не должен быть привязан к реформе здравоохранения.

Я не верю, что у одной партии есть монополия на удачные идеи. Я готов отправиться на Капитолийский холм или организовать еще один обед – но мы не можем сделать вымогательство рутинной частью нашей демократии. К какой бы партии они не принадлежали, законодатели не должны назначать выкуп за выполнение своих требований».

Закрытие

Одной из основных задач Конгресса является утверждение государственного бюджета. Войны по поводу бюджетных приоритетов велись в Конгрессе всегда, но, как правило, они ограничивались Капитолийским холмом – даже если бюджет не был утвержден какое-то время, государственные учреждения продолжали функционировать.

Сегодняшний кризис стал возможным благодаря коррективам, которые были внесены в дни администрации Джимми Картера. Тогдашний генеральный прокурор США Бенджамин Сивилетти постановил, что правительство не может продолжать работу, если Конгресс не согласен ее оплачивать. Было решено, что так называемые «необходимые сотрудники» могут продолжать работать – хотя зарплату они получат только когда кризис разрешится, все прочие государственные служащие будут отправлены в неоплачиваемый отпуск.

С момента введения этих новых директив временное закрытие федерального правительства происходило 18 раз, но практически все эти мини-кризисы заканчивались в течение трех дней – за исключением бюджетного кризиса 1995 года, когда госучреждения были закрыты на протяжении 21 дня. По мере того, как разворачивался кризис, все больше госслужащих вызывали назад на работу, расширяя определение того, что такое необходимый работник.

Что нового в нынешнем кризисе?

Раньше никому не приходило в голову привязать утверждение бюджета к финансированию конкретной политической программы. В данном случае, речь идет о реформе здравоохранения, принятой в начале президентского срока Обамы, когда обе палаты Конгресса еще находились под контролем демократов. Республиканцы считают эту программу дорогостоящей, лишней и вредной для экономики и для общества - хотя речь идет, прежде всего, об универсальном медицинском страховании.

Эта реформа входит в действие поэтапно, и за последние годы, республиканцы десятки раз голосовали за ее отмену. Кончалось это всегда одинаково: Палата представителей под контролем республиканцев голосовала за отмену реформы – а Сенат с его демократическим большинством аннулировал эти инициативы. Противники реформы также инициировали серию судебных разбирательств, однако Верховный суд США постановил, что реформа не противоречит Конституции.

Идеология

Нынешний кризис, по сути, вызван не только разногласиями между демократами и республиканцами, но и разногласиями внутри Республиканской партии. Группа консервативных законодателей в Республиканской партии – несколько десятков человек – готовы бороться с инициативами демократов любой ценой. Некоторые представители этой группы видят в «старой гвардии» своей партии не меньшее зло, чем в демократах – ветераны, вроде сенатора Джона Маккейна, отвечают им взаимностью.

Наиболее ярыми сторонниками отмены «Обамакэр» являются законодатели из округов, где Барак Обама проиграл на выборах с большим разрывом, и его реформа не пользуется популярностью.

Спикер Джон Бейнер обвиняет демократов в нежелании идти на компромисс. По мнению демократов, это создаст негативный прецедент привязки бюджета к идеологическим распрям, что может привести к ежегодному закрытию федерального правительства по самым разным поводам.

Битвы за бюджет – нормальная часть законодательного процесса, но никогда раньше утверждение госбюджета не привязывалось одной из партий по идеологическим причинам к требованию отменить инициативу другой партии, – тем более после того, как она уже стала законом, конституционность которого была подтверждена Верховным судом.

С точки зрения демократов, отложить реализацию центрального пункта реформы здравоохранения – введения всеобщего и обязательного медицинского страхования – означает подвергнуть риску всю реформу. Реформа реализуется поэтапно: к примеру, благодаря ей, американские страховые компании уже не могут отказать в полисе гражданам c предсуществующими заболеваниями.

Однако для того, чтобы избежать резкого скачка стоимости страховых премий из-за включения большого числа больных людей в систему, необходимо, чтобы молодые и здоровые люди обязательно приобретали медицинскую страховку. И если обязательное страхование будет отложено на год – есть риск того, что за этот год воплотится сценарий, о котором предупреждали республиканцы: за реформу будет нечем платить.

На вопрос о том, что он может сказать миру в преддверии возможности дефолта США, Обама заявил, что «Америка всегда платила по счетам, и снова сделает это». По словам президента, если кризис будет разрешен быстро, то даже его вынужденно отмененную поездку на саммит АТЭС на остров Бали можно будет назвать упущенной возможностью – но не серьезным ущербом США. «Если кризис закончится быстро, в других странах будут смотреть на это, как на часть запутанного демократического процесса в Америке, – сказал Обама. – Китайцы наверняка не переживают по поводу того, что я не там, и госсекретарь Керри делает там отличную работу. Но поскольку мы проводим большую подготовительную работу перед этими встречами, это похоже на то, как если бы я не явился на свою вечеринку. Встречи на таком уровне – возможность договариваться о больших сделках».

Однако, добавил президент, если кризис затянется, последствия будут гораздо серьезнее. «Когда рынки слышат, что, может, «дефолт – это не так уж и плохо», это их нервирует. Это нервирует и меня. Что подумают люди, которые приобретают государственные облигации? У нас нет волшебной палочки, чтобы разрешить этот кризис, мы не можем оплачивать лишь часть счетов».

Президент в очередной раз призвал спикера Палаты представителей выдвинуть на голосование законопроект «чистого» госбюджета и законопроект об увеличении потолка государственного долга. «Я думаю, там наберется достаточно здравомыслящих законодателей, чтобы проголосовать «за». А если они проголосуют «против», и наступит дефолт, то для избирателей будет полезно знать, кто именно проголосовал против».

Обама также напомнил, что после временного закрытия федерального правительства в 1995-м году, «республиканцы поняли, что так дела не делаются, и сели разговаривать с президентом Клинтоном – и даже чего-то добились. Компромисс не является бранным словом, и на переговорах никогда не получаешь 100% того, что хочешь».

Обама также призвал республиканцев не вводить общество в заблуждение по поводу реформы здравоохранения и состояния экономики. «Не надо делать вид, что США на грани банкротства, когда дефицит сокращен в два раза, – сказал он, – или объявлять реформу здравоохранения грандиозным социалистическим заговором. Я не позволю им выхолостить закон, который обеспечит медицинской страховкой миллионы американцев, но я готов разговаривать».

Спикер Палаты представителей республиканец Джон Бейнер выразил разочарование в связи с отказом президента провести переговоры по вопросу о потолке госдолга и бюджете. Об этом Бейнер заявил на пресс-конференции, состоявшейся во вторник 8 октября.
«Позиция президента, выражаемая в словах: "Мы не сядем за стол переговоров, пока вы не уступите", неразумна», – заявил Джон Бейнер. – Это – не наша система управления государством. Поскольку речь идет о потолке госдолга, я согласен с президентом. Мы должны платить по счетам. Я пришел сюда не для того, чтобы закрыть правительство. И уж наверняка не для того, чтобы объявить эту страну банкротом».
По словам Бейнера, потолок госдолга всегда был предметом переговоров. Соединенные Штаты не могут продолжать тратить деньги, которыми страна не располагает, заявил законодатель.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG