Линки доступности

Состоялся телефонный разговор президентов США и Франции

Президент Обама побеседовал с президентом Франции Франсуа Олландом с целью обсудить ситуацию в восточной Украине. Лидеры двух стран согласились, что они предпочли бы двухстороннее соглашение о прекращении огня при полной поддержке России и мирное разрешение конфликта, включая освобождение всех заложников.

Тем не менее, в отсутствие значимых усилий со стороны сепаратистов вступить в переговоры либо выполнять соглашение по прекращению огня, президент США отметил, что «мы признаем ответственность украинского правительства за поддержание общественного порядка в стране и защиту населения».

Главы двух государств далее пришли к единому мнению о том, что на России лежит ответственность за прекращение дестабилизирующих действий, в том числе: отказ от согласия и содействия при транзите оружия и боевиков через границу; отказ от наращивания военной мощи у границы; приостановление продолжающейся прямой и непрямой поддержки воинствующих сепаратистов.

Президенты согласились, что Соединенные Штаты и Европа должны предпринимать дальнейшие согласованные действия с тем, чтобы Россия ощутила возросшую цену за свои действия, если она не предпримет немедленных шагов по деэскалации конфликта.

Комментарии из России

Директор Института социологического анализа, вице-президент фонда «Либеральная миссия» Игорь Клямкин считает такую постановку вопроса «совершенно оправданной».

«Россия стоит у истоков этого конфликта, который начался с присоединения Крыма, – добавил социолог в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Потом конфликт стал распространяться на другие регионы Украины, где Россия тоже поддерживала огонь конфронтации как техникой и людскими ресурсами, так, в общем, и политически».

Профессор факультета политологии ВШЭ Николай Петров, полагает, что это несколько упрощенная трактовка событий.

«Роль России как изначального толчка (к образованию конфликта), безусловна, велика, - подчеркнул он в комментарии «Голосу Америки». - Но дальше события все-таки развивались и развиваются во многом, имея уже собственную политическую логику. Позиция Киева, Януковичей, структур внутри Донбасса, в том числе несущих криминальный характер, – все это играет самостоятельную роль».

В соответствии с прозвучавшим во вторник заявлением замминистра иностранных дел Украины Даниила Лубкивского, Россия до сих пор не предприняла никаких мер по укреплению контроля на границе с Украиной и «продолжает техническое и материальное обеспечение террористов».

В чем же состоит на сегодня тактика Москвы, насколько она действительно заинтересована в снятии напряженности в регионе?

«Москва, может, и заинтересована, но она не знает, что ей делать, – убежден Игорь Клямкин. – Кремль не может поддержать содержащиеся в плане Порошенко требования разоружения боевиков из-за того, чтобы не ослабить свою внутреннюю позицию. С другой стороны, совместно выработанный Парижем, Берлином, Киевом и Москва план, который предусматривает создание контактной группы, переговоры и так далее, также не получается, потому что слишком расходятся интересы сторон».

По его словам, Киев не хочет привлекать самопровозглашенные республики к переговорному процессу в качестве политических субъектов.

«Поэтому посылает на переговоры людей вроде Кучмы, – продолжил он. – А ДНР и ЛНР хотят быть политическими субъектами. Так что нет самого предмета для переговоров».

Как ему представляется у Москвы, «независимо от того, чего она хочет или не хочет, весьма ограниченные возможности решающим образом повлиять на конфликт, который она сама же начала».

Николай Петров, напротив, думает, что у Москвы есть рычаги влияния на ситуацию: «Однако это не такие рычаги, которые могли бы, с одной стороны, привести к полной деэскалации конфликта. А с другой стороны, не думаю, что Москва так уж заинтересована в том, чтобы максимально использовать имеющиеся в ее распоряжения рычаги».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG