Линки доступности

Вывод войск из Афганистана будет зависеть от многих факторов


Вывод войск из Афганистана будет зависеть от многих факторов

Эксперты рассуждают о цифрах и тенденциях

В среду президент Обама должен объявить о планах сокращения численности 100-тысячного контингента американских войск в Афганистане. Это официальное заявление ознаменует начало процесса постепенного вывода войск из этой страны. Начало вывода войск означает начало процесса передачи функций по обеспечению безопасности афганским военным и политического урегулирования отношений по крайней мере с некоторыми группами, воюющими с правительством и силами коалиции.

Хотя точные цифры пока не сообщаются, президент уже заявил о том, что сокращение будет «значительным».

Какими бы ни были эти цифры, члены администрации и сам президент всегда говорили, что темпы и масштабы сокращения контингента будут зависеть от ситуации в стране – от того, насколько активно и решительно будут действовать боевики, и от того, насколько правительство Афганистана готово противостоять им. Однако ситуация постоянно меняется, а мнения по этому вопросу существенно различаются.

Две недели назад в своем интервью одной из газет генерал Дэвид Петреус, командующий силами НАТО в Афганистане, который вскоре займет пост директора ЦРУ, назвал ситуацию «нестабильной» и отметил, что она может «в любой момент измениться». Министр обороны Гейтс отметил «значительные успехи», но, вместе с тем, предупредил, что то, что достигнуто, может быть сведено на нет, если, как он выразился, «все бросятся к выходу». Он отметил, что следует выводить войска очень постепенно, причем не боевые части, а войска тылового обеспечения.

Бывший дипломат Мэтью Хох, раньше работавший в Афганистане, но ушедший в отставку по причине несогласия с решением правительства США развязать войну в этой стране, утверждает, что ситуация в Афганистане нисколько не улучшается, а наоборот – становится только хуже.

«Мы активизировали боевые действия. Мы фактически в три раза увеличили численность войск, в три раза увеличили расходы, мы два раза поддержали проведение выборов, результаты которых были подтасованы или фальсифицированы, а масштабы повстанческого движения увеличились и оно распространилось по всей стране. Если раньше, пару лет назад, можно было сказать, что боевики действовали в основном на юге и востоке страны, то теперь ситуация изменилась. Так что теперь мы в этом сыпучем песке уже не по пояс, а по грудь», – подчеркивает Хох.

Эндрю Уайлдер, директор программы по Афганистану и Пакистану в американском Институте мира, говорит, что президенту Обаме следует четко обозначить цели США в Афганистане в своем заявлении по поводу вывода войск. Он говорит, что за 10 лет первоначально установленные простые цели – уничтожить «Аль-Кайду» и не допустить к власти талибов – претерпели существенные изменения.

«Потом появились уже более амбициозные цели, такие как построение государства и содействие развитию Афганистана. Я думаю, хорошо было бы постараться все это сделать, однако это так и не было четко обозначено или заявлено в качестве конечной цели. Так что, я думаю, необходимо срочно и однозначно заявить, зачем мы в Афганистане, сформулировать нашу цель, а затем уже задействовать ресурсы для достижения этой цели», – говорит Уайлдер.

Ключевым элементом американского плана является создание афганской армии и полиции, с тем чтобы они могли взять на себя функции обеспечения безопасности. Бывший посол Афганистана в США Саид Джавад говорит, что армия становится все лучше и лучше, а вот состояние полиции вызывает обеспокоенность.

«Можно сказать, что в некоторых отношениях достигнуты выдающиеся успехи, особенно в том, что касается армии. Что же касается полицейских, там еще многое предстоит сделать, как в плане численности, так и в плане создания профессиональных сил полиции», – считает Джавад.

Отчасти проблема связана на только с полицией, но и с самим правительством, отмечает дипломат. Этой до сих пор не решенной проблемой является коррупция. Он говорит, что в отличие от США и их союзников по НАТО, правительство Хамида Карзая просто не считает коррупцию серьезной проблемой.

Кроме того, все более широкое распространение получает точка зрения, согласно которой конфликт может быть урегулирован только политическими методами, и уже начались предварительные переговоры. Джавад считает, что раздела власти не избежать, однако Талибан пока не изъявляет желания идти на какие-то уступки.

«Талибан борется за политическую власть. Это очевидно. Так что любые договоренности должны будут привести к тому, что с ними придется поделиться властью. Об этом говорит развитие ситуации. Хотя давление на Талибан усиливается, особенно на юге страны, они чувствуют себя более вольготно в других частях страны, – подчеркивает Саид Джавад. – Нет такого ощущения, что они проигрывают эту войну, а если они не проигрывают, ничто не вынуждает их садиться за стол переговоров, поскольку для талибов само определение победы – это нечто совершенно иное, чем для США и народа Афганистана».

Эндрю Уайлдер говорит, что для того чтобы установился мир, соглашение между правительством и талибами должно быть поддержано международным сообществом.

«Для того чтобы ситуация стабилизировалась раз и навсегда, в этот процесс должны быть вовлечены как можно больше сторон. Это не может быть просто соглашением между Талибаном и правительством Карзая, может быть поддержанным Пакистаном и США. Необходимо учесть интересы всех остальных фракций и групп населения. Поэтому, принимая решения о численности войск, важно руководствоваться этими соображениями обеспечения стабильности и мирного процесса, которому могут способствовать военные», – заключает Уайлдер.

В воскресенье министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что какое бы решение ни принял президент, он ожидает, что в Афганистане останется «довольно большое число» американских военных.

XS
SM
MD
LG