Линки доступности

Борис Фельдман, ветеран, житель Бруклина: «Мы кровью написали клятву бороться фашизмом»


94-хлетний участник ВОВ продолжает активно заниматься общественной работой

Проживающие в США советские ветераны не получили тех льгот, которыми пользуются американские ветераны Второй мировой войны. Это порой их обижает, однако не мешает тесно общаться с американскими ветеранами и праздновать окончание и Великой Отечественной, и Второй мировой войны. Наш корреспондент в Нью-Йорке Виктория Купчинецкая познакомилась с активным и харизматичным жителем Бруклина, который был в гетто, воевал и закончил войну в Австрии. Ему скоро исполнится 95 лет.

Борис Михайлович Фельдман любит прогуляться по своему району. В скверике на 14-м Брайтоне он любуется весенним цветением. А на Брайтон Бич авеню покупает продукты.Здесь же он ходит на концерты и спектакли. И работает в Американской Ассоциации Ветеранов и Инвалидов Великой Отечественной войны. Несмотря на свои 94 года.

«Я всю жизнь занимаюсь общественной работой, – рассказывает Борис Фельдма. – Вот и сейчас я вице-президент Ассоциации ветеранов».

Судьба Бориса Михайловича драматичнее любого романа. Он родился в еврейском местечке в Винницкой области. Его родители помогали создавать колхоз под названием «Еврейский крестьянин». А когда началась война – Фельдман в первый же день пошел в армию. Их рота попала под обстрел, командира убили.

Он вспоминает: «Мы залегли в пшенице, а утром пошли в сторону родных мест».

Пройдя пешком около ста километров, Фельдман вернулся домой – и сразу же попал в гетто. В гетто Борис с товарищами организовали ячейку сопротивления. Их два раза выводили на расстрел: «Мы подписали кровью своей обещание, что будем верны друг другу в борьбе с фашизмом. И спрятали эти обещания в курятнике. А после войны мой папа, разбирая что-то в курятнике, эти обещания нашел».

Когда гетто освободила советская армия – Борис пошел на фронт, был и минометчиком, и сапером. Был ранен, войну закончил в Австрии. А сразу после войны хотел иммигрировать в только что созданный тогда Израиль – и чудом избежал советской тюрьмы.

«Я не такой умный, что мог все предсказать. Я думаю, что, скорее всего, это судьба», – говорит он.

Уже 20 лет Борис Фельдман живет в Америке: «В Союзе там вроде хотели оказывать внимание, но помощи не оказывали. А тут, в этой капиталистической стране, оказывают и внимание, и помощь, и особенно старикам».

Совсем недавно он выступал на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в День памяти Холокоста. Его месседж – о дружбе народов: «Борис Фельдман. Наши народы – российский и американский – должны найти общий язык, как они когда-то сблизились, форсируя Эльбу».

Когда-то в его ассоциации ветеранов было несколько тысяч человек. Сейчас осталось около 600-от. Но 9-го мая они все равно соберутся. И выпьют сто граммов фронтовых: «Придут – кто на своих ногах, кто с палкой, кто как – но придут и будут праздновать свой 70-летний День рождений вторично».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG