Линки доступности

Нью-Йорк после «Сэнди»: тысячи людей остаются во временных убежищах


Убежище Красного креста, Нью Йорк, Deer Park.

Убежище Красного креста, Нью Йорк, Deer Park.

Одни эвакуированные жители довольны условиями приютов, других раздражает невозможность вести привычный образ жизни

После удара урагана «Сэнди» по восточному побережью США, в Нью-Йорке постепенно восстанавливается работа метро и автобусов, прерванная из-за затоплений и отключений электричества. Однако для тысяч жителей затопленных районов, эвакуированных во временные убежища, сложная полоса в их жизни продолжается.

Спортзал одной из манхэттенских школ превращен в приют, где разместились около 100 человек. Все они были вынуждены покинуть свои дома из-за урагана. Здесь мы встретили Джезуса Флореса, который выразил благодарность сотрудникам приюта, волонтерам и городским властям.

«Они очень помогли мне, предоставили кровать, одеяло. Они дают мне еду, все. И я чувствую себя комфортно, потому что у меня есть где жить, и я могу себе это позволить», – говорит он.
«В такой ситуации, в которой оказался наш город, чувствуешь себя немного беспомощным. И когда я понимаю, что могу что-то сделать для других, мне становится легче»

Однако житель нижнего Манхэттена Джеффри хотя тоже доволен предоставленным кровом, но говорит, что ему здесь трудно.

«Мне здесь неудобно. Я плохо сплю. Не могу заглянуть в холодильник в любой момент, как дома. Не могу сам приготовить себе еду и вынужден есть то, что дают», – говорит он.

Линду Хилтон постоянно преследуют воспоминания о событиях понедельника, когда она получила распоряжение об эвакуации из ее квартиры в связи с приближением урагана «Сэнди».

«Я только успела собрать самое необходимое: лекарства, одежду, выбежала из дома и села в автобус. Потом пришел шторм, огни погасли, пошел дождь. Мне сказали, что район, где я живу, затопило. Там пока нет электричества. Как только они его подключат, я буду счастлива вернуться домой».

А этот мужчина по имени Феликс был одним из обитателей лагеря для бездомных в нижнем Манхэттене, который за несколько часов до шторма был разогнан полицией.

«Я не видел некоторых людей с воскресенья и это меня очень тревожит», – говорит он.

Жизнь в приюте может вызвать нервное напряжение, говорит его сотрудник, который согласился побеседовать с корреспондентом «Голоса Америки» на условиях анонимности, поскольку ему запретили общаться с прессой.

«Когда люди вынуждены жить в стесненных условиях, между ними может возникнуть напряженность, – говорит он. – У нас живут как семьи, так и люди с улицы, бездомные. С некоторыми людьми – в основном с теми, кто пришел с улицы – могут быть большие проблемы. Некоторые из них злоупотребляют алкоголем или наркотиками, и то, что это очень проблемные люди, – это еще мягко сказано».

В приюте работают волонтеры, а еду и одежду присылают доброжелатели из местных жителей, проживающих по соседству, таких, как Ребекка Гарфейн-Геллман.

«В такой ситуации, в которой оказался наш город, чувствуешь себя немного беспомощным. И когда я понимаю, что могу что-то сделать для других, мне становится легче. Сейчас мое сердце просто разбито», – говорит она.

Власти пока не могут с определенностью сказать, что будет с этим и другими приютами после того, как школы, в которой они расположились, возобновят свою работу.
XS
SM
MD
LG