Линки доступности

В полутемных залах галереи Рональда Фельдмана в Сохо мерцают экраны телевизионных дисплеев, на стены галереи проецируются видеоработы американских и европейских художников. Как говорится в пресс-релизе галереи, на выставке под названием En-Garde II: omg собраны работы художников, которые «подвергают сомнению или бросают вызов существующему статус-кво».

Особое внимание привлекают видео американца Дэвида Войнаровича «Огонь в моем животе» и россиянина Олега Мавромати «Не верь глазам». Последнее представляет собой документацию добровольного распятия художника, имевшего место в Москве в апреле 2000 года. Тогда Мавромати снимал художественный фильм, в котором сам же играл роль художника, участвовавшего в перформансе.

Во время действа, проходившего на территории Института культурологии, откуда открывается вид на храм Христа-спасителя, Мавромати взобрался на деревянный помост и, встав лицом к храму и спиной к камере, протянул руки вдоль деревянной перекладины. Помощники прибили его руки к этой перекладине настоящими гвоздями. На спине художника было написано «Я не сын божий».

Четырехминутный видеоколлаж скончавшегося в 1992 году от СПИДа Войнаровича, по мнению критика газеты «Вашингтон пост» Филипа Кенникота, является «бесценным слепком» своего времени, запечатлевшим «противоречия и фантасмагорию» социально-культурного ландшафта Америки 1980-х годов. В этом видеопотоке сознания есть, в частности, длящийся 11 секунд эпизод, когда на экране появляется дешевая репродукция распятия, по которой ползут муравьи.

Обе эти работы навлекли на художников гнев не только со стороны религиозных деятелей, но и властей предержащих. «Союз православных хоругвеносцев», лозунгом которого является фраза «Православие или смерть!», подал в суд на Олега Мавромати, обвинив его в богохульстве и оскорблении церкви. Против художника было возбуждено дело по статье 282, предусматривающей уголовное наказание за разжигание межрелигиозной и межнациональной розни в виде лишения свободы от 3 до 5 лет.

Мавромати в 2000 году бежал в Болгарию. Последнее десятилетие он провел в Софии, где живет его жена, акционистка Боряна Росса, и в Нью-Йорке, где он регулярно выставлялся в некоммерческой галерее Exit Art. Его работы и перформансы были посвящены, в частности, финансовому кризису и войне в Ираке. В сентябре прошлого года российское консульство в Софии отказалось возобновить Мавромати паспорт, хотя 5 лет назад его паспорт был продлен тем же консульством.

Теперь он оказался без документов на территории Болгарии и опасается, что его выдадут Москве. Так как Болгария не входит в Шенгенскую зону, выехать в какую-либо другую страну он не может. При этом в Россию Мавромати возвращаться не намерен, опасаясь, что там его «непременно» ждет тюремное заключение. В телефонном интервью «Голосу Америки» политэмигрант заявил, что объясняет происходящее с ним «фашизацией российского общества». «Преследование художников и инакомыслящих по статье 282 стало уже рутинным для России», – добавил Мавромати.

Обвинения по этой статье были предъявлены художнику Авдею Тер-Оганьяну, ныне скрывающемуся в Чехии, кураторам Андрею Ерофееву и Юрию Самодурову, и другим.

Дэвид Войнарович в США неоднократно подвергался нападкам со стороны религиозных деятелей и консервативных политиков при жизни. Однако самый последний и удар по художнику (вернее, по его наследию) был нанесен совсем недавно: в декабре прошлого года после жалоб со стороны Католической лиги США и, по сообщениям прессы, новоиспеченного спикера Палаты представителей Джона Бейнера, видео Войнаровича было удалено с выставки «Игра в прятки: сексуальные различия и вожделение в американской портретной живописи» в Национальной портретной галерее в Вашингтоне.

«Мы не ставили перед собой задачу проводить параллели между США и Россией, но они есть, – сказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» владелец нью-йоркской галереи Рональд Фельдман. – Этой выставкой мы говорим, что мы не так уж далеко ушли от России. Конечно, у нас есть законы, что нам очень помогает, и действует полная свобода слова. Однако мы переживаем трудное время, и атмосфера продолжает сгущаться, как показывает недавняя стрельба в Аризоне».

Фельдман, одним из первых в Америке показавший в своей галерее работы советских художников-нонконформистов, видит опасность возрождения идей, свойственных фашизму и сталинизму – необходимости жесткого контроля над обществом, – как в США, так и в России. «В России погромщики врываются в галереи – мы видели это в течение последних лет, – говорит он. – А теперь они пытаются добиться возвращения [Мавромати], чьи работы кому-то показались богохульскими или сеющими межрелиогиозную рознь. Это – то же самое, что произошло у нас в Национальной портретной галерее. Кто-то, представляющий одну из религиозных фракций, определенным образом истолковал работу [Войнаровича], и затем [Республиканская] партия воспользовалась этим, обвинив музей в том, что он «портит Рождество».

При этом, отмечает Фельдман, никто из тех, кто жаловался на видео Войнаровича, не видел эту работу, в то время как от посетителей выставки ни одной жалобы не поступило. «Это вопрос свободы слова, – продолжает искусствовед. – Они хотят заткнуть рот художнику – на основании мнения одного человека, которое затем тиражируется лидерами Конгресса. Речь идет об интерпретации миссии Иисуса Христа на Земле. Те, кто считают свою интерпретацию правильной, объявляют все иные толкования «злом». Мы не можем позволить этим людям навязывать свое мнение всему обществу. Это опасно. Несомненно, что художники это чувствуют и предупреждают об опасности. И они не боятся это делать».

«Сейчас Россия требует, чтобы [Мавромати] вернулся и предстал перед судом на основании религиозной интерпретации, в то время, как даже у основателей этой религии были разногласия», – говорит Фельдман.

Сам художник категорически отрицает, что задачей его перформанса было «разжигание межрелигиозной розни». При этом Мавромати признает, что у верующих его акция может вызвать негативную реакцию. «На то оно и радикальное искусство, чтобы вызывать у людей какую-то реакцию, чтобы они думали о том, что происходит в обществе, – пояснил художник. – Если художник устраивает такую акцию, или режиссер снимает такое кино, значит, он делает это почему-то, а не просто, чтобы кого-то позлить. Это рефлексия на происходящее в обществе».

Олег Мавромати видит свою работу в контексте использования религиозных образов современными художниками – того же Войнаровича и другого американца, Криса Бердена, чье видео Trans-Fixed также представлено на выставке в галерее Фельдмана (в этой работе 1974 года Берден запечатлен распятым на «Фольксвагене»). «Это нормальная акционистская практика, – заявил Мавромати. – Это работа с собственным телом и одновременно – реакция на некую политическую ситуацию. Например, Крис Берден посвятил свою акцию войне во Вьетнаме».

Свою акцию «Не верь глазам» Мавромати называет протестом против «тотальной клерикализации российского общества». «В начале 2000-х, когда была проведена эта акция, этот процесс только начинался, – сказал он. – А сейчас, по прошествии 10 лет, мы видим уже почти сформировавшееся довольно мрачное тоталитарное общество». «В России нет демократии, – продолжил он. – Это большая иллюзия, и я своими акциями это показываю».

В российских художественных кругах отношение к Мавромати неоднозначное. Некоторые критики «не считывают смысла» в его «членовредительстве» и обвиняют в излишнем желании создавать «информационные поводы». Однако ряд российских художников, включая Тер-Оганьяна и Дениса Мустафина, выступил в его поддержку.

В США поддержку Мавромати оказывают сенатор-демократ из Нью-Йорка Кирстен Джиллибранд, директор Exit Art Жаннетт Ингберман, Кристофер Ротко (сын знаменитого Марка Ротко) и Рональд Фельдман. Все они направили письма в болгарские иммиграционные службы и верховному комиссару ООН по делам беженцев с просьбами предоставить Мавромати статус беженца, который необходим ему, чтобы въезжать в другие страны или вернуться в США.

Координатор Союза православных братств Русской православной церкви Юрий Агещев назвал Олега Мавромати «отморозком», чье место – «на тюремных нарах», а тех, кто выступил в его защиту в Америке – «прямыми наследниками большевиков ленинско-свердловско-троцкистской банды». В комментарии изданию «Русские новости» Агещев заявил: «Не стоит, право, американским изданиям вкупе с их сенаторами нас поучать. Они давно деградировали, потому и защищают себе подобных».

Рональд Фельдман, узнав об этом высказывании, сказал, что он не принимает его близко к сердцу. «Я занимаюсь искусством и поддерживаю художников, – пояснил арт-дилер. – Я работал в Национальном фонде искусств США, и мне приходилось участвовать в подобных спорах и здесь, хотя цена вопроса в Америке не столь велика, как в России, где речь может идти о жизни или смерти художника. В нашей стране их мастерские не горели, их работы не уничтожались бульдозерами. Но где бы ни происходило нечто подобное, это неправильно».

По мнению Фельдмана, художники нередко инстинктивно отвечают на вопросы, возникающие в обществе, в котором происходят перемены, брожение в культуре – во что верить? кому принадлежит власть? кто поведет нас в будущее? «Если вы внимательно изучите работы художников и историю их времени, вы обнаружите, что они правильно понимали тот исторический период, в который они жили, – сказал владелец галереи. – Может быть, они ошибались в оценках конкретных личностей, что могло найти отражение в портретах, которые они писали. Но они, как правило, чутко улавливали пульс времени и общества, находившегося в процессе перемен. Посмотрите, например, внимательно, на импрессионистов – и вы, возможно, почувствуете приближение Первой мировой войны».

Завершая беседу с корреспондентом «Голоса Америки», Фельдман рассказал о своем разговоре с художником Ильей Кабаковым, в чьих работах прочитывалось неприятие советской власти. «Тогда он сказал: «Если такой человек, как я, окажется в раю, то первым делом он поинтересуется – а что здесь не так?», – рассказал Фельдман. По его словам, он готов отстаивать право художника на такую позицию. «В этом и заключается природа искусства, – добавил галерейщик. – Мы думаем, что это красивые картинки, но это не так».

Олег Мавромати пока живет в Софии. В ноябре прошлого года он провел интернет-акцию «Свой/Чужой», в рамках которой посетителям его сайта предлагалось проголосовать «за» или «против» казни художника. Мавромати сидел на подобии электрического стула, и по его замыслу, если бы число проголосовавших за его смерть вдвое превысило число проголосовавших против, компьютер послал бы электрический заряд, способный убить художника. По словам Мавромати, в акции приняли участие около 6 тысяч человек со всего мира, и число тех, кто проголосовал за сохранение его жизни, превысило число голосовавших за казнь примерно в два раза.

Новости культуры и искусства читайте здесь

Вернуться на главную

XS
SM
MD
LG