Линки доступности

Протесты на Болотной: что о них думают в Нью-Йорке


Протесты на Болотной: что о них думают в Нью-Йорке

Протесты на Болотной: что о них думают в Нью-Йорке

Корреспондент «Голоса Америки» вышла на улицы и услышала «вокс попули»

Далеко не все американцы интересуются международной политикой и тем, что происходит за их границей. Не все опрошенные корреспондентом «Голоса Америки» на площадях и в парках Нью-Йорка знали, что в выходные в России впервые за последние 20 лет на улицы вышли десятки тысяч людей. Однако даже самые аполитичные из опрошенных уже сформировали свое мнение о том, что простые люди по всему миру, кажется, объединяются и начинают все яростнее выражать свое возмущение – «арабская весна», движение «Оккупируй Уолл-стрит», вот теперь Болотная площадь… Этим мнением они и поделились с «Голосом Америки».

Участники движения «Оккупируй Уолл-стрит» Брэндон, Майкл, Ребекка, Стефани, Екатерина и другие (улица Питт, Нижний Манхэттен, перед полицейским участком, куда привезли одного из арестованных в понедельник активистов).

Брэндон:

«В России люди выдвигают конкретные требования – отменить результаты выборов. Их недовольство накапливалось какое-то время, и теперь они объединились. Здесь, в США, выступления нашего движения «Оккупируй Уолл-стрит» имеют менее конкретные требования. Людям просто осточертела коррупция. А власть становится все более авторитарной и все больше работает на самообогащение и укрепление самой себя. Люди больше не контролируют свое будущее. Так что они во всем мире восстают против этого неравенства.
Я много не знаю про то, что происходит в России, но я могу провести параллели. Мне кажется, мы боремся с одной и той же структурой власти, с одной и той же несправедливостью. И это сегодня возможно, потому что мы связаны со всем миром через социальные сети. На планете теперь все связано. Этого в истории никогда еще не было».

Майк (Таймс-сквэр, отказался фотографироваться)

«Люди выходят на улицы по экономическим причинам. И, конечно, Путин, не ангел – недаром же он служил в КГБ. Он, конечно, не коммунист, но очень верит в авторитарную власть. Я не знаю, что из этих протестов получится – ведь в России нет традиции демократии. Это не то, что у нас – 200 лет такой традиции. И вообще, я России не доверяю. Россия не является союзником США, потому что она очень близка с Китаем».

Хадаса, студентка политологии в Университете Нью-Йорка (метро, оранжевая линия, поезд F)

«Люди начинают протестовать, когда для этого создаются определенные возможности. Когда они знают, что не попадут в тюрьму – а если кто-то и попадет, таких будет не очень много. Когда у них есть мотивация и когда их протесты могут принести реальные результаты. Люди выступают еще и потому, что масс-медиа не обязательно предоставляют им голос и рассказывают о требованиях самых недовольных. Неясно, получат ли они то, чего требуют, и изменит ли правительство свою политику. Но понятно одно – люди все в большем и большем количестве стран мира находят способы для выражения своего неудовольствия. Ведь что такое демократия, в конце концов? Это когда люди слушают друг друга».

Билл, Пятая авеню (отказался фотографироваться)

«Я не знаю, что произошло в России. А про движение “Оккупируй Уолл-стрит” скажу – они бы лучше оккупировали Белый дом, а не Уолл-стрит. Финансисты тут не при чем. Во всем виновато наше правительство».

Триша и Уолтер (каток в Брайант-парке на углу Пятой авеню и 42 улицы)

«Люди выходят на улицы, потому что их достали политики и бюрократы. Коррупция зашкаливает. Коррупция в правительстве – я не знаю, так ли это в России – здесь все деньги зарабатывает кучка людей в больших бизнесах, маленькому человеку ничего не остается после налогов и других оброков».

Виталий (Брайант-парк на углу 5 авеню и 42 улицы, отказался фотографироваться)

«В России люди вышли на улицы не просто, чтобы пар спустить. Всем уже надоели одни и те же лица. Вот нам под Новый год уже 20, 30 лет показывают “Иронию судьбы, или C легким паром”. Она уже тоже всех достала. А Медведева и Путина нам показывают не только в Новогоднюю ночь, а 24 часа в сутки. У меня, слава богу, в Нью-Йорке нет русского телевидения. Но по Интернету и по прессе видно, что народ устал. Я не думаю, что они все хотят свергнуть Путина, чтобы он ушел. Я думаю, что это знак, чтобы он обратил внимание и не так борзел. Но большего лидера в России я пока не вижу. Хотя вот Прохоров выдвинул свою кандидатуру на пост президента. Я вижу и могу оценить, что Путин сделал за эти годы. И совершенно не знаю Прохорова. Но я бы проголосовал за Прохорова, просто чтобы хоть что-то изменилось».

Джон-Карлос, повар во французском ресторане (42 улица, угол Пятой авеню)

«Мне наплевать. Я работаю руками, я в эту чушь не суюсь. Я живу сегодняшним днем, я ничего не планирую. Вот и все. Это все их проблемы – тех, кто выступает. Я зарабатываю деньги и никуда их не вкладываю. Могут ли социальные движения мне помочь – например, сделать так, что я буду больше зарабатывать? Мне это ничем не поможет. Я работаю на кухне, у меня нет офиса, мой офис – плита и гриль, ножи и обеденные столы».

Эдик, пекарь (булочная, где он работает, сам он фотографироваться отказался)

«Эти люди в России хотят поколебать равновесие, разрушить стабильность. И это приведет к тому, что придут новые олигархи, только и всего. Они ведь забыли, что в 90-е им управлял вовсе не Ельцин, а Березовский. А олигархи только сидят за компьютерами, ничего не производят и играют своими акциями. Нет обмена товар-деньги-товар, есть только финансовые махинации. Призывы за справедливые выборы? Да где вы их видели – справедливые? Здесь в Америке тоже нет справедливых выборов! Буша-младшего справедливо выбирали, когда во Флориде подтасовали? А сейчас почему Обама пришел к власти? Потому что кланы борются между собой и не хотели, чтобы клан Клинтон вернулся. Протесты – они везде есть. У нас “Захвати Уолл-стрит”. Но если их идеологию взять и понять, почему они выступают – можно понять, что в капитализме тоже пора что-то подчистить.
А в Москве они избаловались, давайте честно говорить. Они себя ощущают избранными. “Мы москвичи, мы не должны работать, делать грязную работу!”. Должны приезжать другие. А сколько вам рабов еще надо? А потом они недовольны рабами. Раб тоже кушает, дышит, какие-то потребности у него есть, в том числе и национальные, и религиозные. И получается столкновение. Путин их будет держать в руках. И он молодец, я так считаю. А москвичам скажите: больше трех не собираться. А то ОМОН с ними разберется».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG