Линки доступности

Эксперты с обеих сторон говорят, что однозначного ответа на этот вопрос нет

МОСКВА. Несколько месяцев назад одиозный ведущий государственного телевидения России Дмитрий Киселев заявил о возможности применения Россией ядерного оружия против Соединенных Штатов. 16 марта в эфире своей программы Киселев напомнил, что «Россия – единственная страна в мире, которая реально способна превратить США в радиоактивный пепел». На фоновом экране у него за спиной вырастало облако от ядерного взрыва.

Тогда слова Киселева были восприняты, как пустое бряцание словесным оружием. Сейчас, после того, как Запад ввел санкции против Москвы в стремлении показать ей, что ее поведение в отношении Украины недопустимо и будет ей дорого стоить, некоторые аналитики всерьез рассматривают возможность военного столкновения между США и Россией и, как следствие, применения в этом столкновении ядерного оружия. При этом речь не обязательно идет об использовании межконтинентальных баллистических ракет – у обеих стран есть и тактические ядерные боеприпасы.

Лорин Томпсон: четыре причины возможного применения ядерного оружия

Эксперт по вопросам безопасности Лексингтонского института Лорин Томпсон в статье, опубликованной журналом Forbes 24 апреля этого года, предполагает, что к применению именно тактического ядерного оружия в случае возникновения военного конфликта между США и Россией могут привести четыре основные причины: плохая интерпретация разведданных; неверное прочтение сигналов, которые посылаются сторонами друг другу; сбой по линии отдачи приказов в вооруженных силах; и, наконец, в ходе уже возникшего вооруженного столкновения – боязнь окончательного поражения.

Лорин Томпсон пишет: «Одним из аспектов военного баланса в регионе, заслуживающих упоминания, является наличие так называемого нестратегического ядерного оружия с обеих сторон. Названные однажды тактическими ядерными боеприпасами, эти ракеты, бомбы и другие устройства были произведены во времена “холодной войны”, чтобы компенсировать любую нехватку обычной огневой мощи во время конфликта.

По мнению Эми Вулф из Исследовательской службы Конгресса, Соединенные Штаты имеют около 200 единиц такого оружия в Европе, некоторые из которых доступны для использования союзниками США в возможной войне. Вульф говорит, что Россия имеет около двух тысяч нестратегических ядерных боеголовок в своем действующем арсенале – и Украина в пределах досягаемости для многих из них».

Эксперт также дает понять, что от перехода «красной черты» в использовании нестратегического ядерного оружия до запуска межконтинентальных ракет будет уже совсем недалеко.

Алексей Арбатов: российский ядерный арсенал находится в готовности

Член научного совета Московского Центра Карнеги, эксперт в вопросах нераспространения ядерного оружия Алексей Арбатов в интервью Русской службе «Голоса Америки» заявил, что все компоненты российских ядерных сил находятся в рабочем состоянии: «Нынешнее состояние российских ядерных сил, прежде всего, стратегических сил, а также ядерных средств оперативно-тактического назначения, достаточно удовлетворительно».

«Системы устаревают и выводятся из боевого состава в массовом порядке, особенно это относится к стратегическим вооружениям. Общее количество уменьшается, потому что уходит больше, чем приходит, но пропорция новых систем растет. К 2020 году по плану 80 процентов стратегических сил должны состоять из новых систем, которым менее 15 лет срок службы», – говорит Алексей Арбатов.

По словам эксперта, даже во времена Бориса Ельцина финансирование подразделений, отвечающих за боеготовность ядерного оружия, было достаточным: «Это войска 12-го Главного управления Министерства обороны России, которое отвечает за безопасность и обслуживание ядерных боеприпасов. На них выделялось почти 100 процентов необходимых ассигнований, при том, что остальная армия, конечно, жила впроголодь».

Арбатов также напомнил об особой роли Соединенных Штатов в поддержании безопасности российских ядерных вооружений: «Огромная помощь поступала в Россию в рамках программы Нанна-Лугара и помогла эту безопасность обеспечить, не допустить ни одного серьезного инцидента в обращении со многими тысячами ядерных боеприпасов, с которыми надо было что-то делать, не говоря уже про более чем сотне атомных подводных лодок». «Я думаю, что Россия недостаточно поблагодарила этих ответственных политических деятелей и ту программу, которая осуществлялась», – считает академик.

Сейчас, как отмечает Алексей Арбатов, российское руководство тратит средства на ядерные вооружения активно и даже расточительно: «Россия слишком много сейчас одновременно разрабатывает, испытывает и развертывает систем стратегического оружия на земле и в море, а в перспективе и в воздухе после 2020 года. Это подорвало в свое время даже Советский Союз, а России это тем более не по средствам».

Эксперт Московского центра Карнеги уверен, что США и Россия, даже при максимальном ужесточении экономических санкций Запада в отношении Москвы, не пойдут на применение ядерного оружия: «То, что российский ядерный потенциал сдерживает экономические санкции - полная ерунда! Необразованные люди, нахватавшиеся каких-то глупостей, выстраивают из этих глупостей какие-то невероятные схемы. В ответ на санкции что, Россия ядерный удар нанесет, что ли?! Чушь собачья!».

Александр Коновалов: Иррациональное поведение Путина возможно

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что российский лидер сам себя загнал в ситуацию, которая может спровоцировать его иррациональное поведение: «Путин находится в положении, в котором я выхода не вижу. Потому что вся его электоральная уникальность может лопнуть, как мыльный пузырь, в очень короткие сроки. В этой ситуации возможно ли иррациональное поведение? На мой взгляд, возможно».

По мнению эксперта, российский президент, живущий в изолированном мире властных коридоров, может не до конца отдавать себе отчет в том, к каким реальным последствиям для России приводят уже предпринятые им шаги в отношении Украины и Запада: «Он по-прежнему возит с собой, куда бы он ни ехал с визитом, всю еду в контейнерах. Он, по-моему, все еще верит в свою исключительность, в свою фантастическую везучесть».

Эксперт напоминает, что, в случае со стратегическим ядерным оружием, ключи от так называемых «ядерных чемоданчиков» – мобильных пультов управления ядерным арсеналом РФ – находятся сразу у трех действующих лиц: «“Ядерные чемоданчики” у нас находятся в довольно странном сочетании – у президента, министра обороны и у начальника Генштаба.

Хотя ни министр обороны, ни начальник штаба по действующей сейчас Военной доктрине не имеют право принимать решение о применении ядерного оружия. Причем, никто точно не знает – надо ли совмещение всех трех кодов, которые есть у президента, начальника Генштаба и у министра обороны, или каждый из них в отдельности может разблокировать применение ракетных войск стратегического назначения».

И все же, по словам Александра Коновалова, применение стратегических ядерных сил практически невероятно, чего нельзя сказать о возможном использовании тактического ядерного оружия. При худшем сценарии, говорит эксперт, «можно ожидать действий, скажем, “патриотически” настроенных офицеров ГРУ, которые, вопреки приказам президента, продолжат операции на юго-востоке Украины или расширят их».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG