Линки доступности

Александр Васильев: «Если бы бин Ладен был жив, он бы умер от радости»

За прошедшую со времени трагедии в Норвегии неделю прозвучало множество версий о том, что побудило Андерса Брейвика – 32 летнего норвежца – взорвать здания в центре Осло и устроить методичный расстрел молодых соотечественников на острове Утойя.

Накануне Глава норвежской Полицейской службы безопасности Янне Кристиансен поделился с Би-би-си мнением о том, что Брейвик не имел сообщников и действовал в одиночку. Кристиансен также сообщил Британской вещательной корпорации, что доказательств связей норвежского стрелка с ультраправыми экстремистами в Великобритании найдено не было.

Александр Васильев – бывший сотрудник КГБ, автор книг «Русский сектор» (Russian Sector) и «Шпионы: взлет и падение КГБ в Америке» (Spies: The Rise and Fall of the KGB in America) считает, что одна из версий того, почему норвежский стрелок пошел на преступление, ускользает из внимания спецслужб и аналитиков.

Юлия Савченко: Александр, Брейвика за последние несколько дней, как только не называли: и неонацистом, и последователем тамплиеров, и просто сумасшедшим. Какой версии отдаете предпочтение вы?

Александр Васильев: Есть две основные версии. Первая версия заключается в том, что он сумасшедший. Я в это не верю. Для того, чтобы убедиться в том, что это не так – надо прочитать его манифест. Вторая основная теория заключается в том, что Брейвик – неонацист, который борется с нашествием ислама в Европе и с этой целью зверски убил десятки своих соотечественников, которых он считает предателями европейской цивилизации. Он их называет культурными марксистами. Вторая тоже, на мой взгляд, не объясняет полностью этого преступления, потому что, с точки зрения Брейвика, было бы логично начать террористическую карьеру, допустим, с террористического акта в какой-нибудь мечети. Вместо этого он начинает и заканчивает свою террористическую деятельность тем, что убивает десятки своих соотечественников. При этом его начинают ненавидеть и левые, и правые. Если бы он был убежденным неофашистом, борцом за чистоту «белой расы», он хотел бы, чтобы, по крайней мере, часть населения Норвегии вспоминала его добрым словом. Теперь добрым словом его не вспоминает никто за исключением исламистов. Я думаю, что если бы сейчас Усама бин Ладен был жив, он бы умер от радости, потому что такого подарка он не получал никогда. В общем, все версии, которые сейчас обсуждаются, на мой взгляд, не объясняют этого преступления.

Ю.С.: А у вас есть версия, которая, на ваш взгляд, объясняет, что произошло?

А.В.: У меня есть версия. Она заключается в том, что Андерс Брейвик сотрудничает с «Аль-Кайдой» или с какой-либо другой радикальной исламистской группировкой. Грубо говоря, является провокатором.

Ю.С.: Брейвик вроде бы совсем не выглядит привычным террористом исламского толка?

А.В.: Это меня тоже смущает. Надо сказать, что и в свою версию я не верю на все сто процентов, хотя она мне кажется более обоснованной, чем все остальные. Основной момент, который меня смущает, это именно внешность Брейвика. Он выглядит как стопроцентный «истинный ариец». Но когда у меня родилась эта версия, я взял лист бумаги, разделил его на две колонки «за» и «против». В колонке «за» изложил аргументы в поддержку этой версии, в колонке «против» хотел изложить аргументы против, но у меня получился только один аргумент – именно его внешность.

Ю.С.: А что у вас получилось в колонке «за»?

А.В.: В колонке «за» как раз версия, которая поддерживает мою теорию и отвечает на вопрос, почему Брейвик не пошел в мечеть, а именно зверским образом убил десятки своих соотечественников – потому что он работает на самом деле на «Аль-Кайду».Второй момент – он нанес огромный ущерб всем радикальным правоконсервативным силам, и не только радикальным, но и всем правоконсервативным, которые работают в легитимном поле, которые борются против исламизации Европы легальными средствами. Сейчас после этой страшной трагедии гораздо труднее стало обсуждать тему мультикультурности, тему иммиграции. Ведь совсем недавно канцлер Меркель и премьер-министр Камерон открыто говорили о том, что опыт с мультикультурностью провалился. Попробуйте это сейчас сказать после преступления Брейвика. Он своим преступлением сбил накал антимусульманских страстей накануне десятой годовщины событий 11 сентября в США. Это очень важный и очень выгодный момент. Он очень серьезно сыграл на руку радикальным исламистам.

Ю.С.: Александр, ну если предположить, что Брейвик – ставленник «Аль-Кайды», как, на ваш взгляд, это могло бы сработать с чисто технической точки зрения – как они друг друга нашли?

А.В.: Вот это непонятно. Я надеюсь, что следствие, спеслужбы будут расследовать этот момент тоже, потому что сейчас они занимаются расследованием предполагаемых связей Брейвика с праворадикальными группировками, в частности, в Британии, причем, информация об этих контактах не подтверждается. Одна из группировок просто отреклась от него. Ее лидер выступал по BBC, и он просто крестился и божился, говоря, что они понятия не имеют, кто такой Брейвик, именно потому, что он нанес им огромный ущерб.

Есть и другие аргументы, один из которых касается внешности. Мы знаем, что есть в России русские вахаббиты. Их еще называют славянские вахаббиты. Они подозреваются в причастности к террористическим актам с участием, допустим, чеченцев или других каких-то группировок с Северного Кавказа. Но если есть русские вахаббиты, почему не может быть норвежского вахаббита?

В манифесте Брейвика есть место, где он говорит о возможности сотрудничества с радикальными исламистскими группировками. Там речь идет о создании радиоактивной бомбы, о том, что для этого можно воспользоваться территорией одной из арабских стран, а исламисты могут быть заинтересованы в том, чтобы использовать какого-то человека европейской внешности, поскольку он меньше бросается в глаза, чем человек арабской внешности. В целом, идея о том, что сотрудничество с исламистами возможно, – далеко не чужда Брейвику, он вполне это допускает.

У меня есть еще один уровень этой версии – я вполне допускаю, что Брейвик нам еще преподнесет кое-какие сюрпризы, либо в ходе судебного процесса, либо еще до судебного процесса. Я не исключаю, что он может придать гласности какие-то документы, которые бы подтверждали его контакты с «Аль-Кайдой» или другими исламистами и вот тогда это, конечно, будет бомба.

Ю.С.: Вы сказали, что не верите в версию сумасшествия Брейвика?

А.В.: Он производит на меня впечатление человека совершенно дьявольского ума, далеко не сумасшедшего. Для того чтобы в этом убедиться, надо прочитать третью часть его манифеста, который представляет собой учебник современного террориста, а также там имеется дневник Брейвика и его интервью с самим собой. Мне кажется, что он далеко не сумасшедший. Далеко не дурак. У него есть какие-то абсолютно нормальные человеческие качества. Допустим, ему нравится «Евровидение», или он не любит рок-музыку. Он пишет о том, какую одежду он любит. Но одновременно у него в голове есть отсек, к котором роятся совершенно дьявольские мысли. При этом он человек очень энергичный, целеустремленный и, безусловно, в чем-то талантливый. По сравнению с ним, я думаю, что известные террористы двадцатого века – это просто дети.

Ю.С.: Александр, вы сейчас находитесь в Лондоне, и сейчас много говорят о британском следе в деле Брейвика, упоминаются возможные сообщники или сочувствующие. Как в Британии идут дискуссии в этом ракурсе и известны ли какие-то новые подробности?

А.В.: Подробностей пока нет. Ранее были опровергнуты, причем официально, слова Брейвика о том, что он связан с английскими группировками. Причем интересно, что в манифесте он называет почти всех, все силы, которые могли бы рассматриваться как враждебные с точки зрения радикальных исламистов. Он называет много правоконсервативных организаций, он называет Путина, к которому, наверняка, у исламистов нет никаких горячих чувств из-за политики российского руководства в Чечне и вообще на Северном Кавказе. Он называет Папу Римского. То есть получается, что буквально все «замазаны» в манифесте Брейвика – в нем 1500 страниц, то есть достаточно места для того, чтобы очернить кого угодно. Брейвик именно это и делает. Это меня также навело на мысль о том, что он сотрудничает с «Аль-Кайдой».

Норвежская трагедия: лицо зла

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

XS
SM
MD
LG