Линки доступности

Северный Кавказ: есть ли выход из кризиса?

  • Инна Дубинская
  • Сэм Бендетт

Непрекращающийся беспредел на Северном Кавказе вызывает тревогу политического истэблишмента России, правительств многих стран и общественности внутри страны и за рубежом.

Миклош Харасти

Миклош Харасти

Политика Кремля на Северном Кавазе не приносит желаемых результатов. Это признают даже силовые структуры, уполномоченные на реализацию решений Москвы в регионе. Не только Чечню, но и другие республики Северного Кавказа захлестнула волна насилия. Убийства правозащитников, журналистов, представителей местных властей и жителей региона в большинстве случаев остаются безнаказанными. Это подчеркивает необходимость действий со стороны правительства, заявил представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклош Харасти.

После убийства 11 августа в Махачкале редактора газеты Абдулмалика Ахмедилова он направил письмо министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову. «Правительство должно публично признать, что кампания против журналистов и активистов правозащитных организаций в Росссийской Федерации недопустима»,- говорится в письме Миклоша Харасти.

Премьер-министр Владимир Путин, будучи в Абхазии, заявил: «Что касается негосударственных СМИ, то здесь нас часто критикуют, что мы ущемляем их свободу. Но эта критика лишена оснований».
Авторитетная американская международная организация Freedom House прослеживает связь между ущемлением гражданских свобод и прав человека в России – и ухудшением положения на Северном Кавказе вообще и в Чечне в частности.

Северный Кавказ: есть ли выход из кризиса?

Северный Кавказ: есть ли выход из кризиса?

По мнению ведущего специалиста по Кавказу из Московского центра Карнеги Алексея Малашенко, сейчас существует три Чечни: Чечня Рамзана Кадырова, Чечня боевиков, и Ичкерия, которая является заграничным идеологическим прикрытием столкновений между Грозным и Москвой.

Freedom House отмечает изменение в отношении Кремля к идее сотрудничества с теми, кто стоял у истоков движения за независимость Чечни. Однако некоторые лидеры чеченской диаспоры критикуют диалог, который при тацитовом согласии Кремля ведет правительство Чеченской республики с премьером самопровозглашенной республики Ичкерия Ахмедом Закаевым.

Алла Дудаева, вдова президента Чеченской Республики Ичкерия Джохара Дудаева, и Ахъяд Идигов, который выступает в качестве полномочного представителя в Европе бывшего парламента Чеченской Республики Ичкерия, на следующий день после лондонской встречи Ахмеда Закаева с председателем парламента Чеченской республики Дуквахой Абдурахмановым выпустили воззвание, в котором назвали «самозваным» правительство Закаева и обвинили его лично и его сторонников в том, что они «одобрили совместный с Кремлем план по лишению чеченского народа его государственности и подведению Чечении под РФ».

В воззвании, которое подписали более пятидесяти представителей чеченской диаспоры, договоренность о проведении всемирного конгресса чеченского народа в целях достижения мира и стабильности в Чечне, достигнутая на встрече в Лондоне 12 августа, характеризуется как «античеченская» инициатива, направленная на то, чтобы «незаконно представить на международной арене территорию ЧР-Ичкерия как часть России».

Авторы заявления обвиняют Закаева и его сторонников в предательстве памяти 250 тысяч погибших за независимость Чечни. «Легитимное правительство ЧР Ичкерия существует, как и прежде. Оно продолжает вместе со своим народом борьбу за деоккупацию нашей страны и её признания на международной арене», - заявляют лидеры чеченской диаспоры, несогласные с политическим курсом Закаева.


Оценку такому диссонансу голосов среди тех, кого считают представителями правительства ЧП Ичкерия в изгнании, дает Элла Асоян, руководитель проекта Freedom House «Американский комитет за мир на Кавказе»:

«Ахмед Закаев довольно продолжительное время никаким эффективным образом уже не ассоциировался с теми силами подполья, которые сейчас действуют в Чечне. Поэтому даже его заявление об одностороннем прекращении огня, которое должно было начаться 1 августа, как мы видели, никакого эффекта не возымело. Это к вопросу о том, насколько переговоры с правительством Ичкерии в изгнании будут иметь какое-то влияние на ситуацию в Чечне. Никакого фактического результата по всей вероятности, эти встречи иметь не будут.

Доку Умаров, который возглавляет вооруженное подполье в Чечне, действует по своим собственным законам. Правительство Ичкерии в изгнании ни на него, ни на изменение ситуации в Чечне никакого влияния иметь не будет.

Почему Кадыров согласился на встречу в данном случае? Я думаю, что ситуация в республике вышла из-под контроля и, вероятнее всего, правительство в Чечне ищет новых союзников, чтобы поддержать собственный авторитет и состоятельность перед лицом чеченского народа. Сейчас в Чечне сепаратистские устремления не поддерживаются, и говорить о независимости - неадекватно. Люди устали от войны. При этом ичкерийское правительство может рассматриваться как оппозиция нынешнему правительству республики. Так что поддержка Закаева – это бонус правительству Кадырова и его собственному авторитету не столько в Кремле, сколько среди населения Чечни.

Что касается проведения всемирного конгресса чеченского народа, то это мысль, наверное, хорошая. Это, возможно, сплотит чеченцев, но реального влияния на ситуацию в республике конгресс не окажет и к прекращению цикла насилия не приведет.

Ухудшение ситуации на Северном Кавказе в значительной степени связано с общим политическим положением внутри России. Не надо забывать о том, что местная власть в Чечне сейчас - не избрана народом. Это власть, назначенная Кремлем. Тому, что происходит на Кавказе во многом способствует политика, проводимая Кремлем. Если Кремль сможет найти более конструктивную и эффективную политику в отношении региона, то когда-нибудь ситуация там стабилизируется. Но на данный момент новыми горящими точками помимо Чечни стали Ингушетия, Дагестан, и это пламя распространяется дальше по всему Северному Кавказу.

Я считаю, что изменить нынешний цикл насилия и ухудшения обстановки может только изменение генеральной политики центрального правительства. Кавказ, на самом деле, это индикатор несостоятельности внутренней политики России. Применительно к Кавказу, каждый случай нарушения прав человека способствует усугублению ситуации. Правительство должно поддерживать и способствовать усилению гражданского общества, - которое на Кавказе находится в особо плачевном состоянии, - а не способствовать климату, при котором правозащитников преследуют.

Freedom House заметил такую тенденцию: как только ухудшается ситуация в стране в отношении свободы слова и СМИ, следом за этим ухудшается положение в стране по всем остальным факторам свободы. Таким образом, реализация тех свобод, которые гарантируются Конституцией РФ, и правоприменение существующих законов изменит общую ситуацию и во всей России, и на Северном Кавказе».

Председатель Хельсинкской комиссии американского Конгресса, сенатор-демократ Бенджамин Кардин заявил «Голосу Америки»: «Если президент Чечни Рамзан Кадыров действительно возмущен преступлениями, которые он назвал «бесчеловечными», то он обязан обеспечить реальную защиту и безопасность активистам правозащитного движения, гуманитарных организаций, журналистам и жителям Чечни, а также продемонстрировать, что у него есть действенная стратегия прекращения кровопролития и безнаказанности, которые сейчас царят в его республике и на всем Северном Кавказе».

Директор по связям с общественностью в Хельсинкской комиссии Нил Сайман присоединился к заявлению сенатора Кардина: «Волна насилия в августе на Кавказе свидетельствует об ухудшении ситуации в этом важном регионе. Президент Медведев должен выполнить свои обещания довести до конца расследования недавних убийств и наказания виновных в этих преступлениях».

Со-председатель Хельсинкской комиссии, конгрессмен-демократ Элси Хейстингс выразил глубокую обеспокоенность по поводу развития событий на Северном Кавказе. В его письменном заявлении, выпущенном специально для «Голоса Америки», говорится: «Мы в прямом смысле слова теряем способность понимать более широкие проблемы Северного Кавказа, потому что почти ежедневно в регионе затыкают рот тем, кто смело и независимо говорит правду. Организации, которые помогают детям, создают возможности для получения информации и строят более стабильное общество, не должны работать в постоянном страхе за свою жизнь».

XS
SM
MD
LG