Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону - Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Северная Корея: хрупкая стабильность



Взгляд из Вашингтона:
Северная Корея: неопределенность



Северная Корея: хрупкая стабильность

Северная Корея – уникальное государство. Не только потому, что там действует режим беспрецедентной степени закрытости. Но и по той причине, что Пхеньян составляет ведущим державам мира проблему, несопоставимую с масштабом государства. Уже почти два десятилетия США, Япония, Китай, Россия, ООН, МАГАТЭ и т.д. неустанно занимаются вопросом ядерной программы КНДР, что еще удивительнее – без успеха. Мощи всего мирового сообщества не хватает, чтобы угомонить маленькую нищую страну.

Пхеньян создал себе репутацию «отмороженного» – то есть такого субъекта международных отношений, от которого можно ждать чего угодно, в том числе саморазрушительных действий. Действительно ли северокорейское руководство готово на все – доподлинно неизвестно. Но проверять – желающих нет. Тем более что ценой огромных невзгод и лишений ядерные заряды были созданы, так что нанесение противнику неприемлемого ущерба гарантировано.

Ким Чен Ир не успел завершить процедуру подготовки своего сына к власти, хотя запустил процесс. Поскольку в КНДР де-факто установлен режим абсолютной монархии с вполне узаконенной наследственной властью, ожидать появления других претендентов не стоит. Но борьба за влияние на молодого и неопытного лидера почти неизбежна, уже появились сообщения о том, что править он будет под надзором старших родственников.

Обычно такие ситуации провоцируют всплеск внутренней борьбы за власть, что расшатывает всю систему. В северокорейском случае есть один мощный консолидирующий фактор – инстинкт самосохранения. Генералитет и партийное руководство не могут не отдавать себе отчет, что в случае краха режима им не стоит ждать пощады – ни от собственного народа, ни от Южной Кореи. Специалисты отмечают, что корейская политическая культура вообще довольно жестока – два президента-генерала в Южной Корее были приговорены к смерти после прихода демократии, и только после вмешательства США их помиловали, а предшественник нынешнего президента покончил с собой из-за кампании травли. Так что северокорейская элита может не сомневаться – месть неизбежна.

В нынешней ситуации опаснее всего попытка внешнего вмешательства. Именно стремление повлиять на какие-то процессы способно толкнуть перепуганную верхушку в Пхеньяне на попытки доказать собственную состоятельность и продемонстрировать силу. Правда, это все понимают, на сегодняшний день все соседи КНДР заинтересованы в наиболее мягком переходе власти и сохранении управляемости.

Перспективы решения северокорейской проблемы по-прежнему неясны. Если общая линия сохранится, а нет оснований предполагать ее перемену, то вопрос о несостоятельности нынешней модели урегулирования, которая реализуется с середины 1960-х годов и ничего не решила, встанет вновь. Недавнее российское предложение о прокладке магистрального газопровода из России в Южную Корею является попыткой предложить качественно иную модель – крупный экономический проект, который способен вовлечь Пхеньян во всесторонне выгодную сделку. Все трудности на пути такого подхода вполне понятны, однако это, по крайней мере, какое-то свежее предложение взамен тех, что все равно не работают.

Вообще, как ни странно, Россия, располагающая весьма скудным арсеналом в Азии, обладает уникальными возможностями по сравнению с остальными участниками процесса. У Москвы ровные отношения с обеими Кореями – не очень близкие, но ровные. Ни Сеул, ни Пхеньян России не боятся. Более того, Россия – единственная страна, которая однозначно приветствовала бы объединение Кореи. Китай в принципе против изменения статус-кво. США опасаются осложнений. Япония опасается, что объединенная Корея станет значительно более националистической и реваншистски настроенной, а объект приложения этих настроений понятен. Москве же делить с большой Кореей нечего, более того – сильное корейское государство может стать противовесом другим державам в регионе, где баланс сил крайне нестабилен.

Впрочем, все эти рассуждения пока носят умозрительный характер, поскольку будущее Северной Кореи туманно. Непосредственных угроз стабильность в данный момент не существует. Но совершенно очевидно, что режим, противостоящий всем мировым тенденциям, не может делать это вечно.

Северная Корея: неопределенность

Смерть северокорейского лидера Ким Чен Ира, одного из самых жестоких диктаторов мира, создала ситуацию неопределенности. Неопределенность заключается в том, сможет ли Ким Чен Ын, «великий преемник» своего покойного отца, консолидировать власть в ключевых институтах режима: армии, Трудовой партии Кореи, правительстве и органах безопасности, которые поддерживали правление его семьи с 1948 года. Угроза заключается в том, что новый лидер может попытаться самоутвердиться за счет провокационных шагов, или нестабильность в руководящих кругах может привести к агрессивному поведению на внешней арене.

Режим уже предпринял шаги к тому, чтобы представить Ким Чен Ына в качестве правителя страны. Похоже, что новое руководство КНДР будет и далее стремиться к выполнению почти невозможной задачи повышения катастрофически низкого уровня жизни своих граждан без чрезмерной зависимости от внешней помощи (в последние годы вовлеченность Китая в экономику КНДР заставило северокорейскую элиту понервничать). Северная Корея также надеется продолжить развитие своей ядерной и ракетной программы. Возможность воссоединения с Южной Кореей даже не рассматривается – по крайней на настоящий момент.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выразил уверенность в том, что смерть Ким Чен Ира не повлияет на отношения между двумя странами. Связи между Москвой и Пхеньяном крепки еще с советских времен (Ким Чен Ир родился в советском Хабаровске в 1941 году).

Хотя объемы двусторонней торговли за последние два десятилетия сократились, Россия остается третьим наиболее значимым торговым партнером КНДР. Москва также стремится в последние годы увеличить свою вовлеченность в разрешение вопросов на Корейском полуострове. В октябре Российские железные дороги начали работать над восстановлением железнодорожных линий между двумя корейскими государствами общей протяженностью 10 тысяч километров. Сотни северокорейских рабочих заняты в лесодобывающей отрасли российского Дальнего Востока. Ким Чен Ир обсуждал двусторонние экономические связи с президентом Медведевым на встрече, которая состоялась в прошлом августе у озера Байкал.

Россия часто критиковала династию Кимов за сохранение «сталинизма в его худших проявлениях». Кроме того, озабоченность Москвы вызывает северокорейская ядерная программа. Россия поддержала санкции ООН против Пхеньяна и ограничила возможности российских компаний по участию в деятельности, которая может поддержать программу разработки ядерного оружия в КНДР. Москва также проявила дипломатическую инициативу по возобновлению находящихся долгое время в тупике переговоров, цель которых – ограничить ядерные испытания и производство ядерного оружия в Северной Корее.

На этой неделе Лавров провел переговоры с госсекретарем США Хиллари Клинтон и министром иностранных дел КНДР Яном Цзечи о смене северокорейского лидера и необходимости обеспечения мира и стабильности на Корейском полуострове. 19 декабря Госдепартамент США объявил о намерении обменяться информацией по северокорейской ядерной программе с Россией и другими участниками шестисторонних переговоров.

Ни президент Медведев, ни премьер-министр Путин не были приглашены на официальные похороны Ким Чен Ира, которые состоятся 28 декабря – это будет исключительно внутреннее мероприятие. Однако эффект от дипломатии, проводимой Лавровым на этой неделе, был подпорчен реакцией Кремля на иностранную критику его собственной авторитарной политики.

В то время, как Медведев незамедлительно передал свои соболезнования Ким Чен Ыну в связи со смертью его отца, ни он, ни Путин не сделали публичных комментариев относительно смерти чешского государственного деятеля Вацлава Гавела. Соболезнования были переданы через российское посольство в Праге, что представляет собой гораздо более низкий уровень дипломатии. Гавел часто критиковал путинскую Россию. В своем обращении к россиянам, опубликованном в «Новой газете» менее двух недель назад, Гавел обвинил российское государство в оскорблении достоинства своих граждан.

Пока ситуация в руководящих кругах Северной Кореи не стабилизируется, шансов на серьезные реформы мало. Однако, как отметил на этой неделе Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги, даже если Ким Чен Ын укрепит свою власть, самые незначительные изменения также могут быть опасными: «Северная Корея подобна Советскому Союзу. Северокорейский режим напоминает сильно надутый воздушный шарик. Одна маленькая дырочка – и он лопнет».
XS
SM
MD
LG