Линки доступности

Может ли Москва повлиять на Пхеньян?


Выставка, посвященная российско-северокорейской дружбе в московском Музее современной истории

Выставка, посвященная российско-северокорейской дружбе в московском Музее современной истории

Российские эксперты о том, что осталось от былых связей РФ и КНДР

МОСКВА — Северная Корея, воспользовавшись не слишком прямыми каналами, дала понять, для чьего именно внимания предназначены ее мощные подземные взрывы, которые уже многие эксперты оценивают, как доказательство наличия ядерного оружия.

Депутат верхней палаты парламента Японии Антонио Иноки, в прошлом – борец рестлинга, побывал в Пхеньяне в конце прошлой недели, а прилетев оттуда в Пекин, заявил во вторник, что ядерная активность в Северной Корее «направлена не на Японию, а на США». Об этом, по словам Антонио Иноки, ему заявил министр иностранных дел Северной Кореи Ли Су Ён, являющийся также заместителем председателя Трудовой партии Кореи.

Россия недавно выразила неудовольствие последними действиями режима в Пхеньяне: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 9 сентября заявил журналистам, что мощный взрыв «вызывает крайнюю обеспокоенность»: «Позиция России хорошо известна: мы считаем, что это не соответствует нормам и принципам международного права и заслуживает осуждения. Подобные действия КНДР далеко не способствуют делу налаживания атмосферы безопасности и взаимного доверия на полуострове, более того, ведут к нагнетанию напряженности». Вместе с тем, Песков оставил без ответа вопрос, предупреждала ли Россию Северная Корея о своих испытаниях.

Россия вместе с Китаем занимает очевидно более мягкую позицию в отношении действий Северной Кореи, чем другие постоянные члены Совета безопасности ООН – представители Москвы часто говорят о недопустимости слишком сильного давления на Пхеньян.

Стоит напомнить, что Владимир Путин в начале своей президентской карьеры попытался сыграть важную роль в умиротворении северокорейского режима:приехав на свой первый саммит «Большой восьмерки» в 2000 году на Окинаву, он сказал, что Ким Чен Ир пообещал ему чуть ли не перейти на использование иностранных ракет в своей космической программе, и заверил Путина, что ракетная программа Пхеньяна носит исключительно мирный характер. Потом оказалось, что Ким Чен Ир пошутил. Несмотря на осадок от этой шутки, Москва еще долго давала понять, что у нее с режимом в Северной Корее есть особые связи – в частности, пять лет назад в Пхеньян ездил директор Службы внешней разведки РФ Михаил Фрадков. Разговоры о связях были и недавно – в частности, в ходе Восточного экономического форума во Владивостоке о них упомянул и сам Владимир Путин.

Но можно ли сейчас говорить о том, что Россия способна повлиять на поведение северокорейского режима, которое всерьез начинает беспокоить мировых лидеров и уже давно беспокоит его соседей?

Александр Габуев: Москва, говоря о возможности влиять на Пхеньян, выдает желаемое за действительное

Эксперт Московского центра Карнеги Александр Габуев констатирует, что связи Москвы и Пхеньяна по-прежнему существуют: «Очевидно, что у России есть связи с руководством Северной Кореи – контакты происходят на гораздо более высоком по сравнению с другими соседями уровне, за исключением Китая. Визит руководителя разведки – это все-таки очень серьезно. Другой вопрос, что, если говорить не просто о контактах, а о конкретных рычагах воздействия, то их у России практически нет. Главный инструмент в таких случаях – экономическое взаимодействие, и тут у Китая нет конкурентов».

«Основным местом, куда северокорейские рабочие – те, которым разрешено – выезжают на заработки, что снижает и демографическое давление на экономику страны, и позволяет зарабатывать валюту и отправлять ее в КНДР, является Китай. Да, немного северокорейских рабочих есть и в России, да, есть какая-то небольшая приграничная торговля, но это несравнимо с Китаем. Нельзя сказать, что Россия является каким-то партнером или донором режима в Пхеньяне и может повлиять на КНДР», –- убежден эксперт.

Александр Габуев считает, что «Владимир Путин, заявляя на Восточном экономическом форуме, что у России есть влияние на Северную Корею, потому что у стран есть контакты, в некотором роде выдает желаемое за действительное»:

«Санкции против Пхеньяна, которые приняты в начале этого года Совбезом ООН в ответ на серию пусков ракет Северной Кореей, были разработаны фактически совместно США и Китаем. Россию к этому даже не привлекли, несмотря на то, что она и член шестисторонних переговоров по корейской ядерной программе, и постоянный член Совбеза, и сосед Северной Кореи».

Георгий Кунадзе: В Москве есть северокорейское экспертное лобби

Бывший посол России в Республике Корея Георгий Кунадзе в интервью Русской службе «Голоса Америки» утверждает, что никаких реальных рычагов у Москвы в отношении Пхеньяна не осталось: «Россия не является поставщиком критически необходимых для Северной Кореи сырья и оборудования, а кроме того, сейчас Россия все же и сама старается держаться на некой дистанции от Северной Кореи. Северокорейскую задолженность перед СССР и Россией – около 8 миллиардов долларов – реструктурировали, и теперь, казалось бы, ничто не мешает России давать Северной Корее кредиты, и уж точно не мешало в более “тучные” годы — однако Россия на это не идет».

«Но даже если бы Россия имела рычаги влияния на Северную Корею, то, скорее всего, действовала бы так же, как действует Китай: на словах бы осуждала действия Пхеньяна, но никаких решительных действий бы не предприняла и подобные действия других не одобрила. Вместе с тем, Россия является очень активным торгово-экономическим партнером Южной Кореи, и аргументы тех, кто высоко оценивает это сотрудничество, также весомы», – рассуждает Георгий Кунадзе.

Дипломат рассказывает, что в Москве по-прежнему присутствует серьезное северокорейское лобби: «Это лобби довольно влиятельное, и Пхеньян на его поддержание тратит немалые деньги. Оно состоит прежде всего из российских экспертов по Корее, потому что тут тот же феномен, что и с российскими экспертами по Ближнему Востоку: те являются традиционно арабистами, с советских времен еще, и их перекос в сторону поддержки арабов и негативное отношение к Израилю часто очевидны. Так и с Кореей: наших корееведов учили прежде всего превозносить КНДР как союзника».

Также, по мнению бывшего посла России в Корее, к симпатизирующим режиму в Пхеньяне можно смело отнести российских коммунистов и многие левые организации. Впрочем, Георгий Кунадзе не упоминает среди тех, кто считает дружбу Москвы и Пхеньяна ценной, никого из реально обладающих властью и влиянием в российской политике.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG