Линки доступности

«Цветы для Ким Ир Сена»: часть первая


В Вене, на выставке из коллекции Национальной галереи искусств в Пхеньяне, можно многое узнать о повседневной жизни Северной Кореи – общества, почти полностью закрытого от окружающего мира.

Искусство «повторяет» жизнь

В Пхеньяне каждый день рано утром начинает реветь сирена – это означает, что всем гражданам пора вставать и идти на работу. Люди выходят на улицы, и прежде, чем отправиться на фабрику, в школу, или в художественную студию, все вместе чистят тротуары.

День северокорейского гражданина разделен на три равные части – 8 часов работы, 8 часов занятий и 8 часов сна. Во время занятий люди изучают биографии, философию и труды своих лидеров – покойного Ким Ир Сена и его сына, ныне здравствующего Ким Чен Ира.

Вся жизнь жителя КНДР, как один день, строго регламентирована: мужчинам нельзя жениться до 29 лет – они должны прежде служить в армии и плодотворно трудиться. Для женщин этот возрастной порог немного ниже – 25 лет.

Каждый житель Северной Кореи за свою жизнь хотя бы один раз обязан посетить Пхеньян. Потому что столица КНДР – гордость ее вождей и ее народа.

Фотогалерея: "Цветы для Ким Ир Сена"

Вторую часть статьи читайте здесь

Румяные люди и современная архитектура

Выставка в Музее современного искусства в Вене уникальна – здесь представлены более ста художественных экспонатов из КНДР, большинство из них никогда прежде не вывозили за пределы Северной Кореи. Картины в стиле социалистического реализма, написанные в традиционной северокорейской живописной манере чосон-хуа, маслом, или акриловой краской. Плакаты, фотографии Пхеньяна, макет самой высокой каменной башни в мире, расположенной в столице… С картин на посетителей смотрят румяные, миловидные, хорошо одетые люди с проницательными взглядами. На фотографиях Пхеньян выглядит как чудное воплощение мечты современного архитектора-модерниста.

Ким Ир Сен жив и будет жить

Лидер КНДР Ким Ир Сен умер в 1994 году. Однако жива не только память о нем – если судить по картинам, он будто и сам продолжает жить и руководить страной. Его сын Ким Чен Ир, председатель Государственного комитета обороны КНДР (ГКО КНДР) – фактический руководитель государства. Однако на картинах, даже написанных в последние пять лет, северокорейские художники часто изображают отца и сына вместе.

На одной из них отец и сын идут рука об руку по зимнему перрону железнодорожной станции. Падает снег, они мирно беседуют, и их лица, четко и тепло выписанные художником, залиты внутренним жемчужно-розовым светом. Поезд вот-вот отойдет от перрона – и полотно превращается в емкую художественную метафору: Ким Ир Сен уезжает, а сын его, и вместе с ним его дело, остаются. Картина написана в 2002 году.

В Музее части экспозиции, где висят портреты Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, отгорожены канатом, чтобы посетители слишком близко не подходили к картинам. «Северокорейские кураторы хотели, чтобы мы повесили их намного выше, – рассказала Берниз Таррар, гид музея, которая познакомила корреспондента «Голоса Америки» с выставкой. – Чтобы посетителям нужно было запрокидывать голову, чтобы они чувствовали – картины недосягаемы».

Еще на одном полотне изображено, как Ким Чен Ир посещает полевую кухню. Он заглядывает в огромные бурлящие котлы, а рядом стоящий военный записывает в блокнот его пожелания. Картина называется «Ким Чен Ир, Верховный главнокомандующий ГКО, заботится о том, чем питаются солдаты». Картина написана в 2000 году.

После открытия выставки одно австрийское издание напечатало фото с портрета Ким Ир Сена внутри разворота, и его лицо получилось разделенным на две части сгибом газеты. Северокорейские представители были сильно возмущены и обвинили австрийскую прессу, а заодно и музей, в том, что они неуважительно относятся к Верховному Лидеру.

Пропаганда или взгляд в неизведанное?

Когда эта выставка открылась в Вене, в австрийских СМИ поднялось много шума. Выставку называли противоречивой, а корейцы, живущие в Австрии, вообще заклеймили ее как «пропаганду», выгодную северокорейскому режиму. Многие в Австрии считают, что выставку нужно поставить в исторический и политический контекст.

Директор Музея современного и прикладного искусства Питер Невер с этим категорически не согласен. Директора мало интересуют ретроспективы, и к контексту он относится критически.

«Сейчас это реальность, сейчас в этом есть энергия, мощь, это пока еще не стало историей, – сказал он в интервью «Голосу Америки». – Что касается контекста, мне кажется, именно контекст является проблемой 20-го века. Наша цивилизация все пытается всунуть в контекст, который нам знаком. А я думаю, что мы можем понять себя, наше собственное существование, только столкнувшись с тем, что нам неизвестно».

Именно таким «неизвестным миром» Питер Новер и считает эту экспозицию. «В мире очень много информации, но, по сути, очень мало нового, – сказал он. – А работы на выставке – это именно то, что можно считать аутентичным искусством. На Западе, если у художника нет имени, он никому не интересен. Это выставка новых художников, у которых есть свое видение и которые очень талантливы».

Организация экспозиции заняла 4 года. «До самого последнего момента было неясно, состоится ли она, – рассказал директор Музея «Голосу Америки». – Это всегда так. Когда организуешь выставку, у всех сторон есть свои собственные идеи – так у нас было и с Центром Помпиду, и с Музеем Гугенхайма, и с Музеем современного искусства в Нью-Йорке. В случае с Национальной галерей искусств в Пхеньяне все было еще сложнее, потому что были вовлечены не только музей, но и официальные лица КНДР, и государство. С их стороны не было особого энтузиазма. Они опасались, что мы будем использовать эту выставку, как пропаганду против Северной Кореи».

И все же немного контекста

Северокорейский гражданин зарабатывает в 15 раз меньше, чем средний житель Южной Кореи. По данным ООН, с 1993 по 2008 годы уровень материнской и детской смертности в КНДР увеличился более чем на 30%. В продовольственной помощи нуждается более четверти населения, но доходит она лишь до каждого 17-го. Каждый третий северокорейский ребенок в возрасте до 5 лет недоедает. Многие бросают школу, так как родители не могут их прокормить, и дети вынуждены работать.

В середине 90-х годов в Северной Корее от голода погибли по меньшей мере миллион человек. В прошлом году северокорейские власти провели денежную реформу, в результате чего местная валюта была девальвирована в 100 раз. Сбережения всей жизни миллионов людей превратились в прах. Цены на продовольственные товары в тот момент повысились в 200 раз.

По данным китайских властей, каждый год из Северной Кореи через реку Туманная перебегают в Китай 8 тыс человек. Активисты, которые помогают этим беженцам, утверждают, что реальное число беглецов достигает 10 тыс ежегодно. Многих арестовывают, когда они пересекают реку, других задерживают на территории Китая и депортируют обратно в КНДР. Те, кому удается добраться до Южной Кореи, автоматически получают там право на жительство. Депортированные оказываются в северокорейских трудовых лагерях.

Вторую часть статьи читайте здесь

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG