Линки доступности

Из Северной Кореи – на работу в Россию

  • Йон Чжеон

В порту Владивостока и на стройплощадках по всему городу сегодня можно увидеть немало корейцев. Они прибыли из КНДР на заработки – не только для себя и своей семьи, но и для властей Северной Кореи.

Ким Дон Джил (назовем его так) приехал в Россию из Хамхуна, второго по величине города Северной Кореи. Он гордится тем, что его соотечественники, несмотря на малый вес и хрупкое телосложение, справляются с самыми тяжелыми работами. На российском Дальнем Востоке они успешно конкурируют на строительном рынке с рабочими из республик Центральной Азии и Вьетнама. До приезда в Россию Ким не владел строительными специальностями: как и большинство его товарищей, он служил в армии.

По оценкам властей РФ, во Владивостке сейчас трудятся не менее 5 тысяч северокорейцев разных специальностей, включая врачей. Многие гастарбайтеры из КНДР говорят, что тоскуют по дому, но добавляют, что таких возможностей для заработка, как в России, на родине нет. «Здесь я тянусь изо всех сил и получаю в десять раз больше, чем в Корее», – говорит доктор Хан Чжон Рок (фамилия изменена).

Деньги – не единственный побудительный мотив, указывает политолог Сеульского университета Чой Чжон Кун. В КНДР «загранработники» пользуются престижем, поскольку государство оказало им «особое доверие».

Коммунистическая Северная Корея представляет собой одну из самых изолированных экономик мира. После катастрофического голода в середине 90-х годов власти допустили в ограниченных пределах частную инициативу в сельском хозяйстве. Но в 2005 году этот курс был отменен.

Пхеньян вкладывает огромные средства в военные программы, урезая все остальные расходы. Сотрудники зарубежных агентств помощи изгнаны из страны, и продовольствие поступает только из Китая и Южной Кореи. Это спасает северокорейцев от голодной смерти, но население страдает от недостаточного питания и связанных с этим заболеваний.

По данным Института международной экономической политики в Сеуле, власти КНДР получают от экспорта работников от 40 до 60 миллионов долларов в год. Помимо России северокорейские гастарбайтеры трудятся в Кувейте, Арабских эмиратах, Бангладеш, КНР и Монголии. Во Владивостоке каждый из них обязан ежемесячно «сдавать» в консульство КНДР около $800. «Если мы хотим что-то скопить, то работаем без выходных и праздников с 8 утра до 10 вечера», – говорит Ким Дон Джил.

Северокорейцы обитают в переполненных общежитиях и после трудового дня на стройке подрабатывают на ремонте квартир у местных россиян. Ким Чул Вунг (псевдоним) мечтает купить для детей, оставшихся дома, подержанный компьютер: «Это поможет их развитию».

Настроение у северокорейцев в российском Приморье сейчас не самое радужное. Кризис вызвал спад в строительстве. Кроме того теснят конкуренты из Центральной Азии. Что будет завтра, не знает никто.

Тем временем из дома приходят сведения о переменах в конституции страны. Ким Чен Иру присвоено звание «верховного лидера». Из текста основного закона изъяты упоминания о коммунизме – как пояснил один из партийных руководителей, «коммунистические обещания трудно выполнимы». Утверждена политика «Сонгун», провозглашающая: «Все лучшее должно быть отдано армии».

XS
SM
MD
LG