Линки доступности

Кризис в Сирии

Сирийский кризис: военное решение и дипломатия


Джон Керри и Чак Хейгел

Джон Керри и Чак Хейгел

Джон Керри: «Российское предложение не должно стать поводом для проволочек»

Белый дом сообщил, что во вторник к Совместному заявлению по Сирии (было принято 6 сентября на саммите «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге) присоединились еще 8 государств – Грузия, Гватемала, Кувейт, Мальта, Панама, Польша, Португалия и Черногория. На сегодняшний момент, это заявление поддержали 33 государства мира.

Напомним, что изначально Совместное заявление, подписали лидеры США, Австралии, Великобритании, Испании, Италии, Канады, Южной Кореи, Саудовской Аравии, Турции, Франции и Японии. В заявлении, в частности, говорится: «Международная норма, направленная против использования химического оружия, существует на протяжении длительного времени и является универсальной. Применение химического оружия где-либо снижает уровень безопасности людей во всем мире. Отсутствие реакции на инцидент увеличивает риск дальнейшего использования и распространения этого оружия. Мы самым решительным образом осуждаем чудовищное нападение с использованием химического оружия, которое произошло 21 августа в пригороде Дамаска и унесло жизни многих мужчин, женщин и детей. Доказательства ясно указывают на причастность сирийского правительства к атаке, являющейся частью системы использования режимом химического оружия. Мы призываем к решительному международному ответу на это грубое нарушение законов мира, а также к ответственности, призванных дать четкий сигнал о том, что подобного рода злодеяния никогда не повторятся. Те, кто совершил эти преступления, должны быть привлечены к ответственности».

Совет безопасности ООН отменил во вторник консультации по поводу Сирии – однако переговоры по поводу российского предложения продолжатся. В четверг, госсекретарь Керри планирует обсудить эту тему в Женеве на встрече с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым.

Во вторник, президент Барак Обама продолжил попытки получить одобрение Конгресса на проведение военной операции в Сирии. По словам главы комитета по разведке Сената Дайан Файнстейн, президент попросил отложить запланированное на среду голосование по проекту соответствующей резолюции, чтобы учесть в новом варианте российское предложение о переводе арсеналов химического оружия под международный контроль, однако не убирать из текста документа возможности военного вмешательства. Вероятно, голосование по резолюции будет проведено не ранее, чем на следующей неделе.

Параллельно, группа сенаторов во главе с республиканцем Джоном Маккейном и демократом Чаком Шумером разрабатывают альтернативную резолюцию, в которой содержится требование к режиму Башара Асада отказаться от химического оружия с указанием временных рамок реализации этого плана – и призывом к принятию похожей резолюции в ООН.

Лидер демократов в Сенате Гарри Рид сказал, что он готов пересмотреть изначальный проект резолюции, который уже был утвержден на прошлой неделе сенатским комитетом по внешним связям. По словам Рида, «режим Асада должен действовать быстро», чтобы доказать, что он не имитирует готовность идти на компромиссы, чтобы избежать атаки.

«Важно понимать, – сказал Рид – что единственная причина, по которой Россия начала искать альтернативу военной интервенции – это то, что президент Обама четко дал понять, что мы будем действовать, если нам придется пойти на этот шаг».

Лидер республиканцев в Сенате, Мич Макконнел, сказал, что намеревается проголосовать против санкционирования военного удара по Сирии. Он пояснил, что он не видит в действиях режима Асада прямой угрозы национальной безопасности США и тем, что администрация Обамы не убедила его в том, что выбрана наилучшая стратегия действий.

Ранее Белый дом сообщил, что президент Обама обсудил вопрос о возможнсти достижения дипломатического компромисса в телефонных разговорах с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном и президентом Франции Франсуа Олландом. Политические лидеры согласились «серьезно изучить перспективность российского предложения передать весь химический арсенал Сирии и связанных с ним веществ под международный контроль, чтобы гарантировать их уничтожение».

Вместе с тем представители администрации США дали понять, что они не хотели бы, чтобы эта инициатива стала поводом для затягивания времени: в ходе слушаний в Комитете вооруженных сил Палаты представителей, госсекретарь Керри подчеркнул, что обращение к Конгрессу с просьбой утвердить военную операцию против Сирии остается в силе.

«Мне задают вопрос, почему дипломатия не отменяет этой динамики, и почему нет альтернативы (военному вмешательству)? – заявил Керри. – Дипломатия – приоритет президента Обамы; мы неоднократно ставили этот вопрос в Совете Безопасности ООН, не раз предупреждали Сирию напрямую: «Не делайте этого». Это не принесло результатов. Мы не верим, что у этого кризиса может быть военное решение, но Женевы-2 не будет до тех пор, пока Асад убежден, что он может безнаказанно травить газом свой народ. Дипломатический вариант будет сильнее, если другие страны будут знать, что Америка говорит в один голос. Поэтому Конгресс и должен сказать свое слово. Россия отреагировала на предложение о передаче Сирией химического арсенала под международный контроль с целью его уничтожения. Я дал понять министру Лаврову в ходе нескольких бесед, что это не может стать тактикой по затягиванию времени, что речь должна идти о реальном процессе, ход которого можно оценить. Выполнить эти условия трудно, но мы ждем этого предложения, и ждать долго мы не намерены».

Керри подчеркнул, что без американского давления данный варианта не появился бы вовсе. «Говорят, что ничто так не помогает сосредоточиться, как перспектива быть повешенным. И именно убедительная угроза военной акции вынудила режим Асада впервые признать, что у него есть химический арсенал.
Как мы можем продолжить оказывать это давление? Только демонстрируя Сирии, России и миру, что мы не собираемся поддаваться на тактику проволочек, – сказал Керри. – Количество стран, готовых поддержать (атаку), если понадобится их помощь, уже выражается двузначным числом. Наше бездействие гарантированно приведет к худшим последствиям, нежели действие».

Тем не менее, судя по вопросам конгрессменов в процессе слушаний, они явно не стремились создать впечатление «объединенного фронта», отстаивающего необходимость военного вмешательства.

Конгрессмен Адам Смит (демократ из штата Вашингтон) поинтересовался, каким образом президент Асад заплатит за применение химического оружия, если предполагается, что после ограниченной военной операции он останется у власти. Керри ответил, что одним из уроков Ирака было осознание пределов американского влияния, и что США не хотят ввязываться в гражданскую войну в Сирии, но что одним из результатов атаки будет ослабление позиций сирийского диктатора. «Даже если он сможет продолжать убивать свой народ с помощью конвенционального оружия?» – поинтересовался Смит.

Конгрессмен Уолтер Джонс (республиканец из Северной Каролины) заявил, что Ближний Восток – это «джунгли», где последствия действий непредсказуемы. «Неужели мы полагаем, что Россия, Иран, «Хезболла» будут сидеть, сложа руки, пока мы атакуем Сирию?» – спросил он.

Глава Объединенного комитета начальников штабов Мартин Демпси ответил, что нет такого сценария военного вмешательства, где риск равняется нулю. Тем не менее, отметил Демпси, по оценкам Пентагона, риск реакции против США минимален. По словам генерала, по приказу президента военные разработали несколько вариантов возможных действий, однако решение о том, какому из них будет оказано предпочтение, пока не принято.

Конгрессвуман Лоретта Санчес задала два вопроса: будет ли сирийский прецедент означать вмешательство США в любой конфликт, где речь идет об угрозе гражданскому населению, и поддерживают ли США подобные вмешательства других стран во внутренние конфликты без одобрения Совета Безопасности ООН? Керри констатировал, что не существует жестких правил вмешательства по причинам гуманитарного характера: в свое время президент Клинтон выражал сожаление, что не сумел предотвратить геноцид в Руанде.

Обсуждался и вопрос о том, по каким критериям США собираются оценивать предложение России. По словам Керри, их разработкой занимаются эксперты, и что вопрос безопасности персонала, который может быть откомандирован в Сирию с целью нейтрализации химического арсенала, является центральным.

Госсекретарь также подтвердил, что возможность передачи химического оружия под международный контроль была обсуждена во время краткой встречи лидеров США и России на полях саммита «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге.

Роберт Дэнин: «Если мы дезавуируем военный вариант, то нас ожидают долгие проволочки со стороны Асада»

Роберт Дэнин (ведущий эксперт Совета по международным отношениям) в прошлом был заместителем помощника Госсекретаря по ближневосточным проблемам. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Дэнин сказал, что добиться договоренности сделки с Асадом можно лишь убедительно при наличии серьезного военного сценария.

«У нас нет возможности проследить его процесс принятия решений, – констатирует Дэнин, – однако мы знаем, что зачастую, в отличие от своего отца Хафеза Асада, понимавшего правила игры, Башар совершает ошибки, и это затрудняет прогнозирование его реакции. Фактор непредсказуемости возрастает. Я бы не назвал его слабым лидером, но он принимает плохие и зачастую сумасбродные и непредсказуемые решения».

По словам Дэнина, когда в мае 2003-го американская делегация отправилась в Дамаск, чтобы потребовать от Асада прекращения засылки боевиков в Ирак с целью атак против американских солдат, разработки оружия массового поражения, попыток дестабилизировать обстановку в Ливане, сирийский лидер потребовал доказательств, заявив, что Сирия не имеет отношения к указанным действиям. По словам Дэнина, Башар Асад сделал после встречи вывод, что коль скоро с ним готовы разговаривать, попытки свергнуть его режим силой исключены. Нынешний сценарий вновь превращает сирийского лидера в партнера по переговорам.

«Можно ли с ним договориться? – спрашивает эксперт. – Можно, но только если он поверит в то, что отсутствие договоренности чревато для него катастрофическими последствиями. Он вполне готов к тому, что его страна дорого заплатит за военную интервенцию США. Только будучи убежден в том, что под угрозой находится его собственная жизнь, он может принять правильное решение. Если мы уберем со стола военный вариант, то нас ожидают многие месяцы игр со стороны Асада».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG