Линки доступности

Что может и должен сделать новый президент Украины?

Во вторник вашингтонский Центр Вудро Вильсона провел телеконференцию, в ходе которой американские наблюдатели и украинские политологи поделились своими соображениями по поводу того, что ожидает избранного президента Украины Петра Порошенко.

Из США: «Активисты Майдана должны помочь Порошенко»

Президент центра Вильсона Джейн Харман, которая посетила Украину в составе делегации Национального демократического института, подчеркнула, что выборы были признаны открытыми и честными, и что «87% украинцев имели возможность голосовать».

«Ситуация на востоке Украины продолжает вызывать беспокойство, – сказала Харман. – В какой-то момент необходимо будет решить вопрос Крыма, но более срочными вопросами является формирование нового правительства и прекращение насилия на востоке страны».

По мнению Джейн Харман, досрочные парламентские выборы в Украине сопряжены с риском. «Даже если люди сыты по горло нынешней Радой – хватит ли у кандидатов политических способностей провести эффективную предвыборную кампанию? Непропорциональное влияние Тимошенко в парламенте может привести к разборкам между Порошенко и Тимошенко. Лучше, если бы у Порошенко была возможность создать правительство с присутствием активистов Майдана, и продемонстрировать какие-то достижения – и только потом провести парламентские выборы».

По мнению Харман, Россия не полностью контролирует пророссийских сепаратистов в Украине, однако в страну продолжают прибывать новые боевики. Эксперт считает, что в целом санкции против России были эффективными, и она бы предпочла, чтобы новые санкции были введены как можно раньше.

Харман в составе делегации НДИ встретилась с Порошенко в Украине за день до выборов. «Он произвел впечатление», – сказала она, добавив, что на новом посту его ожидает сложная работа и что сейчас ему понадобится помощь активистов Майдана. «Я была наблюдателем на многих выборах в разных странах, – сказала она. – От Чехии и Туниса до Египта. В Украине не должен повториться египетский сценарий, где демонстранты проявили храбрость – но впоследствии не сыграли никакой роли.

У них не хватало политического опыта, и правительство быстро отодвинуло их на задний план. В Украине нам нужен иной сценарий, граждане должны быть готовы к необходимым жертвам, чтобы успешно провести реформы, чтобы страна смогла получить поддержку МВФ и Евросоюза. Активисты Майдана должны включиться в игру, чтобы помочь своему правительству преуспеть».

Из Украины: «Прямые переговоры с Россией будут признанием захвата Крыма»

Украинский политолог Алексей Гарань считает что, несмотря на то, что полномочия президента в Украине ограничены, большинство депутатов в парламенте будет сотрудничать с ним в поисках решения выхода из кризиса. Эксперт также подчеркнул, что «в Украине нет гражданской войны между украинцами. Сначала в Крыму была открытая российская агрессия, затем на востоке страны – завуалированная инфильтрация, многие сепаратисты на самом деле прибыли с Кавказа».

Одесский политолог Владимир Дубовик заявил участникам конференции, что многие из его друзей в районах, где действуют сепаратисты, «чувствуют себя заложниками – сидят дома и ждут, чтобы армия пришла их освободить. Есть люди, которые поддерживают сепаратистов, но они уже много лет являются жертвами пропаганды».

Дубовик считает, что вмешательство России в Украине остается крайне интенсивным. «Путин поздравляет Порошенко – посылая при этом в Украину вооруженных людей. Только вчера вооруженные до зубов люди совершили попытку пересечь границу. Порошенко надо разобраться с сепаратистами, пытаясь при этом наладить диалог с политическими силами в Донецке. Диалог и сила могут применяться вместе. Порошенко должен быть готов – и он говорит, что готов – вести переговоры с Россией, но прямые переговоры с Россией, по сути, станут легитимацией захвата Крыма, так что ему понадобится посредник.

Он знает, насколько тяжела экономическая ситуация в Украине и ему надо действовать быстро. Украина должна продолжать движение на Запад, но это не является игрой с нулевым результатом. У нас есть три торговых соглашения с Россией – это не противоречит торговым соглашениям с Европой. К сожалению, Россия хочет доминировать, держать нас на коротком поводке в их сфере влияния – это и было причиной интервенции. Но люди поддерживают членство в Евросоюзе, их объединяет национальная идея – отдалиться от России, хотя мне неизвестно о плане разорвать экономические связи с Россией».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG