Линки доступности

Свобода Интернета-2014: негативные тренды


Эксклюзивное интервью с Лорой Рид – одним из авторов доклада Freedom House

Эксперты – авторы обнародованного 4 декабря доклада правозащитной организации Freedom House о свободе Интернета – Freedom of the Net 2014 – оценили ситуацию в 65 государствах мира. В 36 из них отмечены негативные тенденции, причем наиболее серьезный регресс наблюдается в России, Турции и Украине. При подготовке доклада аналитики использовали следующие параметры: ограничение по контенту, нарушение прав пользователей и доступ в сам Интернет.

Главный вывод доклада – ситуация со свободой Интернета в мире продолжает ухудшаться. Если ранее государства, пытавшиеся установить контроль над Всемирной Сетью, действовали как бы из-за кулис, то сегодня речь идет об целенаправленных шагах правительств, направленных на то, чтобы узаконить репрессивные меры и криминализировать критику властей в Интернете, которую позволяют себе пользователи. В результате, Интернет превращается из универсального глобального пространства обмена информацией в некие «национальные гетто» – где действуют свои правила игры.

Эксперты Freedom House также указали: сегодня ряд государств использует недавние обвинения в адрес Агентства национальной безопасности США в тотальном сборе информации о частных гражданах для того, «чтобы оправдать свои собственные действия в этой сфере, зачастую совершаемые без надлежащего контроля или вообще бесконтрольно, и направленные против политической оппозиции и активистов-правозащитников».

В интервью сотруднице Русской службы «Голоса Америки» Наташе Мозговой, эксперт Freedom House Лора Рид (Laura Reed) так пояснила выводы доклада:

Наташа Мозговая: Итоги исследования не вселяют оптимизма – последние четыре Интернет становится все менее свободным… Какие параметры вы оценивали при исследовании, и что означают его итоги?

Лора Рид: Да, свобода Интернета последние четыре года переживает упадок, и именно в 65-ти странах, отобранных для нашего исследования. В 36-ти из них пространство свободы Интернета сократилось как раз за последний год. Наиболее резкий упадок зарегистрирован в России, Турции и Украине. Худшие показатели – у Ирана, Сирии и Китая. Среди новых трендов – я хотела бы обратить внимание на них – как и в демократических странах, так и в странах с авторитарными режимами – правительства принимают новые законы, которые нацелены на Интернет как на поле для внедрения новых правил. Эти законы касаются и контента, и прав и возможностей властей собирать информацию и следить за пользователями.

В дополнение к подобным законам, мы также отметили рост активности правоохранительных органов, касающиеся пользователей Интернета – а именно арестов за высказывания и деятельность в сети. Из 11-ти стран Ближнего Востока и Африки, которые мы исследовали, десять – прибегали к арестам пользователей Интернета в последний год. Так что этот тренд действительно можно считать сформировавшимся. Третий тренд – это усиление давления на независимые новостные сайты. Он особенно ярко выражен в тех странах, где традиционные СМИ – как радио, телевидение, так и печать – строго контролируются властями. Именно в таких странах последние два года новостные источники в Интернете были единственным источником независимой информации и критики, и за прошедший год именно они подверглись серьезному давлению, что не может не вызывать беспокойства.

Н.М.: Вы отметили упадок свободы Интернета в России и Украине… Что происходит в этих странах?

Л.Р.: В Украине мы наблюдали негативные тренды, связанные с ситуациейвокруг Евромайдана – начиная с прошлого ноября и до декабря прошлого года – я имею в виду насилие против блогеров и журналистов, публикующихся в Интернете, которые освещали протесты. Более 150 журналистов – включая тех, кто публиковался онлайн – подверглись нападениям, избиениям, в них стреляли…и даже были похищены. Это оказало сильное влияние на ситуацию вокруг свободы Интернета в Украине – к усилению кибератак, а также слежке тогдашних властей за активистами и журналистами.

В России с середины 2012-го года мы видим стабильное сокращение свободы Интернета. Ситуация резко ухудшилась после начала событий в Украине. Российские власти начали оказывать давление на независимые новостные источники в сети как никогда раньше.

Это происходит с марта месяца этого года – после принятия нового закона, одобренного еще в декабре, который санкционирует блокирование сайтов властями за предположительное распространение контента, призывающий к экстремизму или несанкционированным публичным протестам. Это закон был быстро введен в действие с целью давления на независимые источники информации, освещавшие события в Украине и – в отдельных случаях, высказывающие критическую позицию по отношению к действиям Кремля.

Мы также наблюдаем усиление слежки за пользователями Интернета со стороны властей, троллинга, оплачиваемого властями, (я имею в виду манипулирование комментариями с целью предоставления искаженной картины мнений – в пользу властей в ситуации с Украиной, в частности), и усиление экономического давления на независимые источники информации».

Н.М.: Не считаете ли вы результаты своего исследования неожиданными? Ведь ранее Интернет считался своего рода исключением в связи со своими масштабами и количеством пользователей, которое почти невозможно контролировать. Можно ли сказать, что власти наверстывают упущенное, позволив интернету оставаться без контроля на протяжении слишком долгого времени?

Л.Р.: В определенной степени да, вы правы. Мы видим такие тенденции. Наш доклад рассматривает разные аспекты Интернет-свободы: ограничения контента, нарушения прав пользователей, доступность интернета и т.д. Во всем мире мы видим одно и то же: по мере роста доступности Интернета давление со стороны властей тоже растет. То есть, доступность Интернета видится как проблема со стороны правительства. С одной стороны, количество пользователей Интернета растет, и это хорошо с точки зрения Интернет-свободы. Но, с другой стороны, нужно смотреть на качество доступа, и то, что это значит для граждан той или иной страны.

Н.М.: Можно ли предположить, что этот тренд изменится в ближайшее время, или нам стоит готовиться к тому, что через пару лет Интернет изменится до неузнаваемости?

Л.Р.: На проблему стоит смотреть глобально. Да, есть страны, которые из года в год демонстрируют плохие показатели. В этом случае не стоит питать надежд, что ситуация заметно изменится. В текущем году мы стали свидетелями растущего сопротивления со стороны гражданского общества. Мы наблюдали за этим трендом на протяжении последних нескольких лет, но недавние откровения о слежках со стороны правительств за интернет-пользователями спровоцировали его бурный рост.

Мы видим как положительные, так и отрицательные оценки подобной практики, но на один стоит обратить внимание: интернет-пользователи по всему миру все чаще проявляют инициативу и учатся способам обезопасить себя и свои передвижения в интернет-пространстве. Речь идет о пересмотре самого понятия интернет-коммуникаций, будь то простая переписка или просмотр страниц. Этот тренд особенно важен для стран с репрессивными режимами и большей вероятностью давления со стороны властей. Например, если у государства есть доступ к личной информации того или иного пользователя, это может обернуться для последнего весьма негативными последствиями. Мы знаем о случаях, когда людей сажали в тюрьму за частную переписку в социальных сетях и другие вещи, невозможные в демократических странах. Поэтому рост глобального понимания и сопротивление со стороны гражданского общества, мы надеемся, будет только расти. И это по-настоящему позитивный тренд будущего.

Н.М.: Есть ли предел свободы Интернета? Иными словами, могут ли некоторые ограничения пойти на пользу Интернету и его пользователям?

Л.Д.: Акценты дискуссии вокруг основных прав человека постепенно меняются в связи с тем, что люди зачастую по-другому ведут себя в онлайн-пространстве. Речь идет о таких вещах как право на частную жизнь, свобода самовыражения – они должны быть защищены. Но способы защиты, когда речь идет об Интернете, могут отличаться от реальной жизни. Мы видим, что в некоторых странах принимаются новые законы или инициативы, призванные защитить права интернет-пользователей.

Получается, что с одной стороны, свобода Интернета строится на невмешательстве государства, а с другой – на защите пользователей на государственном уровне. Также нужно не забывать о невмешательстве в личную жизнь и конфиденциальности, а также свободе самовыражения, что зачастую и есть реакция на откровения, о которых я говорила ранее.

Н.М.: Что вы думаете о деглобализации Интернета?

Л.Д.: Мы видели среди разных стран растущее число предложений на тему локализации данных. Например, Бразилия, где локализация данных предлагалась в рамках принятого в апреле законопроекта об Интернете – «Marco Civil bill». К счастью, эта часть была удалена из финальной версии законопроекта, который прошел голосование, закрепив защиту неприкосновенности частных данных.

С другой стороны, мы видим такие страны, как Россия – где начинают адаптировать политику локализации информации, объясняя это необходимостью защиты данных своих граждан либо от слежки иностранных государств, либо от кибератак и хакеров. Однако в случае с Россией загвоздка в том, что когда власти обязуют компании хранить данные пользователей на национальной территории, эта информация становится доступнее для властей, что потенциально может иметь негативный эффект для пользователей из России.

Н.М.: Возвращаясь к скандалу с Агентством Национальной Безопасности…Как бы вы оценили ущерб?

Л.Д.: Мне кажется, что откровения о действиях АНБ положили начало важному разговору внутри США, который продолжается до сих пор. Речь, в частности, идет о балансе между безопасностью и правом на неприкосновенность частной информации. С этой точки зрения Соединенные Штаты на протяжении последних нескольких лет уступали позиции в нашем рейтинге. С другой стороны, наш доклад рассматривает Интернет-свободу в очень широком ее понимании. Поэтому, несмотря на скандал с АНБ, не стоит забывать про множество других ее аспектов, которые могут остаться незамеченными, если вы фокусируетесь на одном из них. Позиции США крепки по многим пунктам, например – в свободном доступе к любому контенту. Однако, некоторые европейские страны все же опережают США в этом. Если мы говорим об Интернет-свободе в широком ее понимании, то Соединенные Штаты здесь все-таки лидируют, особенно принимая во внимание, что именно в США базируются одни из самых крупных игроков в этой сфере.

Н.М.: Есть ли страна, к которой у вас нет претензий с точки зрения Интернет-свободы?

Л.Р.: Идеальной модели нет. Наш доклад, который, я напомню, изучал ситуацию в 65 странах, лидерами назвал Исландию и Эстонию. Именно эти две страны на протяжении нескольких лет возглавляют список стран с самым свободным Интернетом. Эстония приложила большие усилия, чтобы закрепить за собой лидерство. Но если сравнить Эстонию с Ираном или Китаем, или даже США, то, различия, конечно, будут налицо, причем в самых разных сферах, включая размеры территории. Мы, однако, изучаем лидеров нашего списка в поисках руководства к действию, в попытке понять, что они делают лучше и правильнее. В этом году лучший пример – Эстония. Но есть и дургие позитивные моменты, например, одобрение законопроекта об Интернете «Marco Civil bill» в Бразилии, который уже назвали «биллем о правах» для Интернета.

XS
SM
MD
LG