Линки доступности

Юристы и правоведы называют его ответом на «закон Магнитского»

Госдума приняла в первом чтении законопроект об НКО как «иностранных агентах». За принятие документа проголосовали 323 парламентария, 4 высказались против, 1 воздержался.

Чуть ранее глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов заявил корреспонденту Русской службы «Голоса Америки», что для прохождения закона о некоммерческих организациях всех необходимых инстанций вплоть до подписи президента «может потребоваться даже меньше месяца».

Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса, считает законопроект об НКО лишь «одним из шагов, предпринятых Кремлем для ограничения деятельности оппозиции после президентских и парламентских выборов, в ходе которых уличные протесты бросили вызов режиму Путина».

У эксперта практически не вызывает сомнений то, что данный законопроект «призван ограничить якобы имеющее место вмешательство США во внутреннюю политику России».

«Путин часто критиковал Вашингтон, обвиняя его во вмешательстве во время президентской избирательной кампании, – пояснил он «Голосу Америки». – Представление законопроекта по НПО, деятельность российских СМИ и другие инциденты опровергают высказывания ряда представителей американской администрации о том, что антивашингтонский тон риторики Путина имеет своей целью только воздействие на избирателей».

Противоречия Конституции

В пятницу 6 июля эксперты и члены СПЧ встретились с журналистами, чтобы разъяснить некоторые правовые аспекты нового законопроекта. Напомним, что накануне Михаил Федотов направил письмо и результаты правовой экспертизы спикеру Госдумы Сергею Нарышкину с просьбой снять законопроект с рассмотрения.

По новому законопроекту российские НКО, имеющие зарубежные источники финансирования и занимающиеся политической деятельностью, будут наделены статусом иностранных агентов. Депутаты планируют внести поправки в закон «О некоммерческих организациях».

Михаил Федотов рассказал, что экспертное сообщество провело анализ законопроекта об НКО.

«Закон противоречит Конституции. Статьям 13 и 32. Закон противоречит положениям Гражданского кодекса, второй конституции страны, главе 52. Там говорится об агентировании. Кто такой агент и в интересах кого он действует – принципала. И агент, и принципал могут быть кем угодно, в том числе иностранцами. Закон противоречит ЕСПЧ и даже Конституционному суду», – говорит Федотов. Вместо этого закона он предлагает другой – «Об иностранных агентах»: «Это было бы логично, правильно и не нарушало бы нашу правовую систему».

Член СПЧ, экс-судья Конституционного суда РФ Тамара Морщакова называет новый законопроект «акцией правового нигилизма».

«Он отрицает право во всех его проявлениях. Юридический анализ может вылиться во многие тома: как законы делаться не должны. Закон страдает необычайной неопределенностью. В том числе, невозможно определить, что такое политическая организация. Сам субъект и сам состав правонарушения не определен. Только норма уголовной ответственности НКО».

«Законопроект исключает почти любую возможность влияния общества на действия правительства», – считает Морщакова.

Нина Беляева, эксперт СПЧ, завкафедрой публичной политики ВШЭ, указала на тревогу всего юридического сообщества: «Проект, который сейчас находится на рассмотрении в Госдуме, закрепляет законом неравенство. Основные права нарушаются, а уважением к праву, как к институту, разрушается».

Беляева напомнила, что «право – это незакрепленный закон воли господствующего класса».

Ответ на «закон Магнитского»?

По мнению Беляевой, новый законопроект «совершенно точно» является ответом на «список Магнитского».

«У нас происходит очень странный диалог, – сказала она «Голосу Америки». – Граждане участвуют в диалоге каким-то действием. Они выходят на демонстрации и митинги. Власть отвечает и ужесточает закон о собраниях. Это в рамках России. В международном сообществе, членом которого, я надеюсь, Россия все же является и принимает на себя обязательства за соблюдением демократических свобод, тоже ведется диалог. Международное сообщество предъявляет требования по списку Магнитского, что страшно раздражает нашу элиту. И мы даем ответ: а мы ужесточим финансирование, вот вам мало не покажется. Вот такой разговор».

Новая дискриминация

Беляева предсказывает, что законопроект противопоставит одну часть общества другой, а это «есть провоцирование раскола».

«Мы ставим клеймо иностранного агента. Уже сейчас бытует мнение, что правозащитное сообщество – это люди, которые работают против своей страны на деньги иностранных спецслужб, – рассказывает член СПЧ Мара Полякова. – Когда представляли законопроект, объясняли, что мы идем по пути развития других государств. Ссылались на США. Но там нет такого закона».

Множество некоммерческих организаций в России имеют зарубежное финансирование, отметил Михаил Федотов.

«К ним не должны применяться санкции только в зависимости от статуса. Это дискриминация. Они могут получать свое финансирование из любых источников, в том числе и из другого государства, и международных организаций», – подчеркнул он.

Тамара Морщакова привела пример, с которым она столкнулась в регионе: здравоохранительная организация запретила больнице пользоваться помощью Красного Креста. «Очевидно, боялись статуса иностранного агента», – резюмировала она.

Печальный итог?

«Самое страшное – деятельность НКО, безусловно, будет сворачиваться. Может, мы вообще откажемся от форм международного сотрудничества?» – задает Морщакова риторический вопрос.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG