Линки доступности

Николас Шерман: я хочу помочь людям научиться слушать природу


Николас Шерман

Николас Шерман

Интервью с американским режиссером-документалистом, гостем экологического фестиваля в России

Из Калифорнии в Красноярск и из Красноярска в Москву на фестиваль экологического кино прилетел американский режиссер Николас Шерман. Это не только продюсер, режиссер и сценарист документального кино, но еще и философ, и магистр изящных искусств. Корреспондент Русской службы Голоса Америки встретилась с Шерманом в Красноярске и попросила его рассказать об экологическом кино в Америке, философии экологических движений, «охоте на звуки» и планах на будущее.

Анастасия Лаукканен: Вы давно работаете с экологической темой?

Николас Шерман: Я начал работать над фильмом «Саундтрекер» в 2008 году. Я делал его почти два с половиной года. То есть уже четыре года. Но на самом деле я всегда был «в теме» защиты окружающей среды, даже если не работал с ней в кино. Когда я учился, я работал с темой «глубокой экологии»…

А.Л.: У вас степень философа, то есть вы смотрите на экологию и экологические проблемы с философской точки зрения?

Н.Ш.: Я на все смотрю с философской точки зрения (смеется). И я всегда задаю вопросы, которые не спрашивают другие люди. Я всегда считал, что окружающая среда важна, и ее необходимо защищать потому, что она слишком уязвима, она действительно может погибнуть. Это с юности. Я изучал философию в Колорадских горах и природа была там с нами.

А.Л.: А как вы начали работать с этой темой в кино?

Н.Ш.: Меня очень увлекало течение писателей трансценденталистов (литературно-философское течение, которое получило развитие в США с середины 30-х годов XIX века. – прим. авт.). Я зачитывался Эмерсоном, Фуллером, Мьюром. Я считаю, что идеи, которые они развивают, очень важны для нашего времени. Я хотел работать с темой, которая бы продолжила бы их философию, дала бы ей развитие. Когда я впервые познакомился с Гордоном (Гордон Хэмптон – герой фильма Николаса Шермана «Саундтрекер» - прим. авт.), я подумал: он настоящий трансценденталист нашего времени! Сделать фильм с ним - стало важной для меня задачей. Это был герой, чья история очень увлекла меня, и это было современное продолжение моей философии.

А.Л.: Вы думаете, у вас получилось?

Н.Ш.: (надолго задумавшись) Я думаю, тем писателям понравился бы мой фильм. Да, я думаю, у меня получилось. Конечно, получилось совсем по-другому, по сравнению с тем, что я ожидал. Я думал, фильм будет полностью о природе, о звуках. Вы знаете, множество людей, кто действительно любит природу, часто они эксцентричны, у них есть собственная, иногда очень необычная философия.

Я встречал множество людей, кто буквально «болел» природой, и все они поняли странные идеи и мечты Гордона. Я бы даже сказал так, те, кто стоит «на передовых» экологических движений, они поняли и оценили фильм больше, чем те, кто мало знаком с защитой окружающей среды.

А.Л.: У экологических движений есть очень разные «передовые». Как вы относитесь к радикальным движениям защиты окружающей среды?

Н.Ш.: Мне, например, нравятся защитники, которые сидят на деревьях (смеется). Я даже хотел снять про них фильм. Да, есть люди, которые стараются доказать свою идею с помощью насилия и разрушения: в Америке, например, они бьют стекла машинам, расходующим слишком много бензина. Но я не уверен, что этим можно хоть что-то изменить, могут ли эти люди помочь изменить сознание?

А.Л.: Чтобы донести вашу идею, вы выбрали кино. Вы считаете, это хороший способ или можно сделать что-то еще? Как рассказать о необходимости защиты окружающей среды людям?

Н.Ш.: Не все могут сделать фильм, не все хотят быть арестованными. Это частный выбор. Самое сложное – это убедить людей, которые уже не верят, что они могут верить. Я хочу показать свой фильм тем, кто не слышит, или даже не хочет слышать природу, и я хочу изменить их.

Знаете, как говорится: легко проповедовать верующим. Легко показывать мой фильм тем, кто уже слушает природу.

И да, я считаю, что кино – это один из лучших способов рассказать о теме экологии. Даже если человек не согласен с идеей, он может получить удовольствие от хорошего фильма.

А.Л.: В США много режиссеров занимается темой экологии?

Н.Ш.: Очень много. Конечно, не каждый, кого я встречаю на улице, работает с темой экологии в своем фильме, но таких очень много.

Каждый из них работает с собственной темой. Моим фильмом я хочу добиться того, чтобы каждый вышел в собственный двор или парк и просто прислушался. И если люди будут делать это достаточно часто, если они найдут красивое место и запомнят его, они смогут защитить его. Если это будут делать много людей, они смогут защитить действительно большие пространства.

Как говорит Гордон – «каждый – по метру». Если ты найдешь даже маленькое пространство и можешь защитить его – это отличное начало. Проблема в том, что если ты хочешь, чтобы твой метр был тихим, везде вокруг тоже должно быть тихо.

А.Л.: Вы начали слушать природу до того, как встретили Гордона, или уже после встречи с ним?

Н.Ш.: Я думаю, я всегда умел слушать. Я стал слышать еще лучше, когда начал изучать дзен-буддизм. Ты просто сидишь, не двигаясь, и слушаешь, что и как происходит вокруг тебя. И конечно, я стал действительно слушать, после работы с Гордоном. Сейчас – это важная часть моей жизни. Каждый день.

Проблема в том, что люди начинают прислушиваться только после больших трагедий. Так, например, после 11 сентября была настоящая тишина.

А.Л.: О чем ваш следующий фильм?

Н.Ш.: Для работы над следующим фильмом я еду в леса Амазонии. Мой герой – он американец, но он вождь амазонского племени. Его родители были миссионерами, и он родился в джунглях. Он вырос там, это его дом, и он борется за него. Я хочу снять его работу и его борьбу. Может быть, он сможет рассказать нам, как спасти всю Амазонию, кто знает.

А.Л.: Вы первый раз в России?

Н.Ш.: Да, первый. Я знаю, это огромная страна, и, скорее всего, здесь есть множество нетронутых мест, как в США и Канаде. Особенно в Сибири. Я бы очень хотел поехать туда. Я провел много времени на Аляске, и мне очень нравится эта природа, похожая на природу Аляски и Канады. Эти места очень важны для мира.
XS
SM
MD
LG