Линки доступности

Правозащитники и представители демократических партий в России считают, что спорный закон наносит урон имиджу самой власти

13 июля 2012 года Государственной думой РФ в третьем чтении был принят Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». В просторечии этот документ получил название «закона об иностранных агентах».

18 июля 2012 года закон был одобрен Советом Федерации, а 23 июля его подписал президент России Владимир Путин. В законную силу этот нормативный акт вступил 20 ноября 2012 года.

Накануне первой годовщины принятия закона «об иностранных агентах» Госдумой социологи «Левада-центра» провели опрос об отношении россиян к деятельности некоммерческих организаций. Выяснилось, что за год это отношение изменилось в худшую сторону. Сейчас, согласно данным «Левада-центра», деятельность НКО негативно оценивают 19% россиян, а год назад таковых было лишь 13%.

Также в 2012 году жесткие меры против НКО, получающих финансовую помощь из-за рубежа, поддерживали 45% опрошенных, а год спустя таковых набралось около половины – 49%.

Одновременно с 18 до 20% увеличилось и количество противников таких мер. При этом большинство граждан РФ – 52% – вообще не имеют четкого представления о том, чем занимаются некоммерческие организации и для чего они нужны.

Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка во время выездного заседания Совета Федерации в Санкт-Петербурге сообщил, что по результатам массовых проверок российских НКО 22 организации должны быть отнесены к «иностранным агентам».

«Давление на гражданское общество возросло»

В числе этих двадцати двух – санкт-петербургская ЛГБТ-организация «Выход», на которую суд наложил штраф в размере 500 тысяч рублей. И еще 300 тысяч рублей по суду наложено на руководство НКО.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» менеджер по коммуникациям «Выхода» Ольга Ленкова подчеркнула, что организация намерена оспаривать данное решение в судах высших инстанций. Пока же подана апелляция в суд Василеостровского района Санкт-Петербурга, и теперь истцы ждут даты заседания.

«Мы уже начали сбор пожертвований среди своих сторонников, – продолжает Ольга Ленкова. – Пока мы еще не приняли решения: будем ли мы выплачивать этот штраф или просто закроем организацию. Но платить огромные деньги по закону, который мы считаем несправедливым, было бы очень неприятно», – добавляет она.

В целом же, по мнению Ленковой, за год с момента принятия Думой закона об «иностранных агентах» давление государственных структур на некоммерческие организации и на все гражданское общество ощутимо возросло. Вместе с тем, собеседница «Голоса Америки» считает, что власти не смогли добиться поставленной цели, поскольку почти ни одна некоммерческая организация не зарегистрировалась в качестве «иностранного агента».

«Никто из общественных и в первую очередь правозащитных организаций не собирается регистрироваться в этом реестре, поскольку подобная регистрация дискредитирует НКО. Поэтому результат совсем не таков, на который рассчитывали власти», – отмечает Ольга Ленкова.

И, подытоживая, указывает, что ЛГБТ-организация «Выход» не занимается политикой, не стремится к власти, а преследовать НКО за критику власти – неправильно.

Чиновники опасаются общаться с НКО

Председатель общественной правозащитной организации «Гражданский контроль» Борис Пустынцев лишь развел руками, говоря о том, что две ЛГБТ-организации Санкт-Петербурга – «Выход» и кинофестиваль «Бок о бок» – были признаны судом ведущими политическую деятельность.

В офис «Гражданского контроля» также приходили представители прокуратуры, но сколько-нибудь существенных нарушений в деятельности этой НКО они не нашли. Вместе с тем, Пустынцев признает, что проверки значительно затруднили деятельность некоммерческих организаций.

«Хотя в подавляющем большинстве случаев нас не признали “иностранными агентами”, тем не менее, нам приходилось бросать свою обычную деятельность и заниматься черт знает чем: печатать копии множества документов, писать объяснения, опровергающие совершенно идиотские обвинения и так далее», – досадует правозащитник.

Еще один негативный аспект принятия закона об «иностранных агентах» заключается в том, что он очень напугал городских и районных чиновников, которые теперь избегают общения с некоммерческими организациями. А ведь, как напомнил Борис Пустынцев, зачастую просто невозможно добиться решения самого простого бытового вопроса без согласования его с сотрудниками администрации разного уровня.

«У нас был налажен контакт с целым рядом ведомств. А сейчас, даже если вас не признали “иностранным агентом”, как говорится в известном анекдоте, “осадок остался”, и чиновники с большой неохотой идут на контакт с общественными организациями», – свидетельствует председатель «Гражданского контроля».

По мнению Бориса Пустынцева, волна проверок НКО пошла на спад, и на какое-то время гражданский сектор получит передышку и возможность спокойно заниматься своей работой.

«Вплоть до какой-нибудь очередной коллегии ФСБ, где Путин опять спросит: почему так плохо применяется закон об “иностранных агентах”? И все начнется с начала», – полагает правозащитник.

Две большие разницы

«Гражданский контроль», наряду с некоторыми другими НКО, входит в коалицию «Демократический Петербург», членами которой являются также и региональные отделения ряда партий, таких, как «РПР-ПАРНАС».

Сопредседатель петербургского «ПАРНАСа» Константин Ершов согласен, что «закон об иностранных агентах» принес много неприятностей некоммерческим организациям.

«Некоторые вынуждены были отказаться от значительной части своего бюджета. То есть урон обществу этот закон нанес достаточно сильный», – отмечает Ершов.

С другой стороны, по мнению политика, тотальное невыполнение закона, то есть отказ российских общественных организаций, получающих материальную поддержку из-за рубежа, регистрироваться в качестве «иностранных агентов», поставило под вопрос престиж самой «вертикали власти».

«Это был ощутимый щелчок, и наши правители по истечении года находятся в недоумении: что же дальше делать с этим законом?» – считает Константин Ершов.

Еще на стадии подготовки документа российские власти ссылались на аналогичный зарубежный опыт. И, в частности, на принятый в 1938 году в США «Акт о регистрации иностранных агентов» (Foreign Agents Registration Act – FARA). Председатель Оргкомитета Международного форума политзаключенных СССР Герман Обухов считает это сравнение некорректным. Он, являясь гражданином России и США, сравнивает оба закона и приходит к выводу, что между ними нет ничего общего.

«В Америке закон предусматривает регистрацию в качестве агента представителя иностранного государства либо иностранной компании, который лоббирует интересы того государства или компании. То есть, если я – американский гражданин – получаю от какой-либо компании деньги на поддержку оппозиции, я не должен регистрироваться “иностранным агентом”», – свидетельствует Обухов.

Бывший советский политзаключенный также напоминает, что СССР открыто спонсировал компартию США, и никто не принуждал на этом основании американских коммунистов регистрироваться в качестве «иностранных агентов».

«Американскому закону 75 лет. И то, что его ставят в пример российские власти – это чистый бред!» – восклицает Герман Обухов. И заключает: «Это – политическая акция, направленная на то, чтобы репрессивно поприжать оппозицию российскую, не более того. Поэтому, ни Чайка, ни Путин не правы!»
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG