Линки доступности

«Трансперенси Интернешнл»: государственные деньги на поддержку российских НКО распределяются непрозрачно и с наличием конфликта интересов

Государственные средства на поддержку российских социально ориентированных некоммерческих организаций (НКО) распределяются при наличии конфликта интересов.

К такому выводу пришли эксперты российского отделения международной антикоррупционной организации «Трансперенси Интернешнл», проанализировав прозрачность конкурсного распределения более 600 миллионов рублей государственных средств.

«Конфликт интересов – это когда лицо, распределяющее гранты, и лицо, их получающее, является одним и тем же. На самом деле, это совершенно ненормальная ситуация. Предположить, что организация, с которой каким-либо образом связан тот или иной член конкурсной комиссии, можно. Но член этой комиссии должен продекларировать свой конфликт интересов и устраниться от принятия решения», – рассказала Русской службе «Голоса Америки» глава российского отделения «Трансперенси Интернешнл» Елена Памфилова.

Согласно российскому законодательству, конфликт интересов – это ситуация, при которой личная заинтересованность государственного служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей, и при которой возникает конфликт между личной заинтересованностью и законными интересами других лиц.

Подобные конфликты «Трансперенси Интернешнл» обнаружила в семи российских регионах, в том числе и ситуации, когда председатель конкурсной комиссии является также главой организации, получившей государственную субсидию.

К примеру, в Татарстане председателем конкурсной комиссии по распределению грантов была бывший заместитель премьер-министра республики Зиля Валеева, ныне занимающая пост директора музея «Казанского Кремля». При этом, решением комиссии, возглавляемой Валеевой, грант в размере 1 миллиона 200 тысяч рублей был получен организацией «Женщины Татарстана». А председатель этой организации – Зиля Валеева. Еще 600 тысяч рублей получила организация «Федеральная национально-культурная автономия татар», где муж Валеевой – сопредседатель.

Еще один пример конфликта интересов – в Новгородской области, где организация «Поисковая экспедиция "Долина"» получила 6 миллионов рублей в качестве субсидий. При этом командиром отряда «Долины» на момент проведения конкурса был заместитель председателя комиссии Игорь Неофитов, занимающий пост начальника управления по обеспечению деятельности ситуационного центра губернатора Новгородской области. Этот случай примечателен вмешательством прокуратуры. В частности, по мнению надзорных органов, Неофитов, будучи членом организации «Долина», не проинформировал председателя конкурсной комиссии о существующем конфликте интересов.

По словам Памфиловой, пока российские конкурсные институты и структуры не приучены к декларации конфликта интересов.

«В регионах подобные конкурсы на уровне принятия решений проводятся одним и тем же составом экспертов, одними и теми же участниками конкурсных комиссий, который знакомы друг с другом, в том числе с потенциальными грантополучателями, – рассказала эксперт. – Но представить себе, что в комиссии был человек, связанный с той или иной претендующей на грант НКО, и она получила деньги, выполнив свою работу хорошо, можно. В значительном количестве случаев, так и происходит».

Прозрачные конкурсы и НКО

Непрозрачность, по мнению экспертов, также одно из свойств региональных конкурсов государственных грантов.

«На практике, в большинстве регионов конкурсы проводились без должного внимания к обеспечению прозрачности информации. Это могло привести к неэффективному распределению денежных средств, выделенных из федерального бюджета на программу поддержки НКО», – говорится в докладе «Трансперенси Интернешнл».

Речь, в частности, идет о слишком коротком промежутке между объявлением конкурса и его началом, об отсутствии в ряде регионов открытой информации о результатах распределения средств, а в некоторых регионах публиковались лишь списки победителей, но не суммы полученных субсидий.

Эксперты «Трансперенси Интернешнл» предлагают создать единый портал, по аналогии с официальным сайтом госзакупок, с информацией о проводимых конкурсах. При этом сами НКО должны быть прозрачными и должны публиковать хотя бы сведения об учредителях и членах органов управления. В настоящее время, не обо всех российских НКО известна подобная информация.

Поддержка лояльных НКО?

По словам Памфиловой, деньги от государства получает огромное количество российских социально ориентированных НКО – от маленьких до больших, от лояльных и нелояльных власти.

К слову, говоря о нелояльных власти НКО, Памфилова привела пример, как в одном из регионов государственный грант получило отделение ассоциации по наблюдению за выборами «Голос», явно не пользующейся расположением со стороны федеральных властей. Однако в большинстве случаев ситуация ровно противоположная, говорит Памфилова.

«Для того, чтобы выявить, что государственные гранты распределяются в основном между лояльными власти организациями, нужно проводить дополнительное исследование. Это можно сделать, анализируя состав управляющих органов организации, их текущую и былую деятельность, а так то, что лежит в русле их программ, которые получили государственную поддержку», – рассказала Памфилова.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG