Линки доступности

В сердце нью-йоркского артистического квартала Сохо открылась выставка художницы Ольги Ненаживиной. Галерея Mimi Ferzt на Грин-стрит, специализирующаяся на русских художниках-нонконформистах, решила, видимо, на этот раз удивить любителей искусства, предложив ознакомиться с редким случаем творческой реинкарнации. На необычном вернисаже побывал корреспондент «Голоса Америки».

Выставка называется «From the Edge of Vladivostok», что дословно перевести трудновато, получается неуклюже – «С кромки Владивостока». Но в английском слово «edge», особенно прилагательное «edgy», имеет и другой смысл – острый, маргинальный, экстремальный. Именно этот смысл подходит для описания творческой манеры Ольги Ненаживиной. Художница пропускает через себя богатейшую поэтику восточного, в первую очередь, японского изобразительного искусства, чтобы выразить свои чувства, свою философию жизни. Она работает тушью и акрилом, в первом случае ее композиции преимущественно монохромны, во второй – многокрасочны. Причем акрилом она стала писать совсем недавно.

«Почему японские мотивы? Всю свою сознательную жизнь я просидела на берегу Японского моря, – сказала Ольга Ненаживина в интервью «Голосу Америки». – Шторм иногда выкидывал на берег японский мусор, мы его собирали, восхищаясь упаковками, дизайном. Мы с друзьями выросли на ярких, крикливых фантиках от японской жвачки. Рисую я с четырех лет, вначале меня папа заставлял (отец Ольги – скульптор Валерий Ненаживин, автор первого памятника Осипу Мандельштаму – О.С.), потом я втянулась и с годами поняла, что это и есть мое призвание. Мне очень нравятся японские комиксы манга и мультфильмы. Я изобрела собственную технику линейного рисунка, составляя композиции из линий наподобие иероглифа».

В картине «Снег» (2009 г.) группа японок в национальной одежде и мальчик-подросток прогуливаются на фоне зимней природы. Для иронического автопортрета «My Party» (2010 г.) художница «сочинила» себе сложную прическу, на которой поместилась лодка с шестью японцами. В «Рыболовах» (2010 г.) традиционные христианские мотивы сочетаются с узнаваемыми реалиями японской народной жизни.

Ольга Ненаживина родилась в 1966 году в Саратове. В 1985 году закончила художественный институт во Владивостоке, куда переехала ее семья. Ее работы выставляются в России и многих странах мира. Пятый год она живет в США, куда, как объяснила, переехала вместе с 24-летней дочерью, которая учится в одном из арт-колледжей Нью-Йорка.

«Выставка работ Ольги Ненаживиной красноречиво опровергает панические настроения, бытующие в арт-мире, что, мол, искусство кончилось, исчерпало себя, – сказал «Голосу Америки» нью-йоркский художник и искусствовед Сергей Голлербах. – Когда я учился в Мюнхенской академии искусств, мой ментор совершенно по-библейски нам говорил: вначале была линия. В основе всей природы заложен дизайн. Посмотрите на совершенство крыльев бабочки. Ольга прекрасно владеет линией, она глубоко чувствует эстетику дизайна. Интерес к чужой культуре может быть очень плодотворен, как это мы видели на рубеже 19-20 веков, когда европейцы увлеклись архаикой, искусством Китая, Японии, Африки. И позднее абстракционисты срисовывали орнаменты перуанских ковриков».

«Мы познакомились с Ольгой примерно шесть лет назад, – сказала «Голосу Америки» Анжелика Земмелбауэр, заместитель директора галереи Mimi Ferzt. – Она, конечно, русская душою, но техника у нее восточная, виртуозно изысканная. Мы иногда в своем кругу сравниваем ее стиль с Борисом Свешниковым, его знаменитыми лагерными работами, а также с Сера и другими пуантилистами. Мы настолько влюбились в ее работы, что проводим вот уже третью по счету персональную выставку».

Галерея Mimi Ferzt существует с 1993 года, специализируясь на творчестве художников из бывших советских республик и стран Балтии. Среди них – Эрнст Неизвестный, Михаил Шемякин, Владимир Немухин, Оскар Рабин и Владимир Янкилевский. Выставка работ Ольги Ненаживиной открыта до 5 сентября.

Новости культуры читайте здесь

XS
SM
MD
LG