Линки доступности

Общественность Нью-Йорка возмущена положением заключенных в тюрьме на Райкерс-Айленд


Пресс-конференция у Горсовета Нью-Йорка. Справа у трибуны -- Дэниэл Дромм

Пресс-конференция у Горсовета Нью-Йорка. Справа у трибуны -- Дэниэл Дромм

Зконодатели готовят новый билль, касающийся одиночного заключения

Городской Совет Нью-Йорка рассматривает новый законопроект, который должен улучшить положение заключенных в нью-йорских тюрьмах. По мнению многих правозащитных групп, членов Городского Совета и представителей общественных организаций, обращение с заключенными в тюрьмах города, особенно в тюрьме на Райкерс-Айленд, является «жестоким примером дискриминации и нарушения прав человека».

Законопроект, который, скорее всего, будет одобрен в четверг на этой неделе в Горсовете Нью-Йорка, потребует от руководителей пенитенциарных заведений города большей подотчетности и транспарентности, особенно в вопросе условий содержания в одиночном заключении. Сотрудники пенитенциарной системы должны будут ежеквартально сообщать законодателям, сколько человек они заключили в одиночный карцер и по каким причинам, а также страдают ли эти заключенные какими-либо психическими расстройствами.

За последние несколько месяцев общественности стало известно о многих примерах жестокого обращения и даже гибели заключенных на Райкерс-Айленде – и взрослых, и подростков.

Райкерс-Айленд

В тюрьме на острове Райкерс-Айленд, расположенном на Ист-ривер между Бронксом и Квинсом, в содержатся до 13 тысяч заключенных единовременно. Этот комплекс из 10 тюремных блоков для взрослых мужчин, женщин и несовершеннолетних представляет собой американский аналог российских СИЗО, в котором в основном сидят подозреваемые в совершении уголовных преступлений, которым еще не вынесли приговор, или преступники, получившие короткие сроки (до одного года).

Тюрьма на Райкерс-Айленд

Тюрьма на Райкерс-Айленд

Райкерс-Айленд – вторая по величине тюрьма в США. И, возможно, одна из самых жестких в отношении к своим обитателям.

По данным газеты The New York Times, в прошлом году 129 заключенных Райкер-Айленд получили серьезные травмы от рук охранников тюрьмы – причем травмы настолько серьезные, что пострадавших приходилось перевозить в специализированные больницы. Из всех этих пострадавших 77% страдают психическими расстройствами. Вообще, по данным газеты, 40% заключенных на Райкерс-Айленд страдают от психических заболеваний. Заключение в одиночный карцер на длительное время зачастую усугубляет их состояние.

«Когда я первый раз посетил Райкерс-Айленд, я увидел, в каких ужасных условиях содержатся заключенные в “одиночке”, – рассказал Дэниэл Дромм, член Городского Совета Нью-Йорка, один из авторов нового законопроекта, на пресс-конференции у здания Горсовета. – Это очень маленькая камера, в ней стоит запах мочи и экскрементов, кровать покрыта ржавчиной, матрас весь в плесени. В камере очень жарко. И мне рассказывали заключенные, что их будят в 4 часа утра, чтобы они воспользовались положенным им часом в день на прогулку. Если они отказываются выходить на прогулку в 4 часа утра – они вынуждены находиться в одиночке 24 часа в сутки».

Размер одиночного карцера – 3,5 метров на 6 метров.

Член Горсовета Дромм был возмущен тем, как глава профсоюза работников пенитенциарной системы города, Норман Сибрук, с ним разговаривал и даже поставил под сомнение его, Дромма, право находиться на территории Райкерс-Айленд. «Я – избранное народом официальное лицо. Я могу находиться на территории этой тюрьмы когда и сколько хочу», – напомнимл собравшимся законодатель. Администрация Райкерс-Айленд также недавно не допустила в тюрьму нью-йорского общественного контролера Летишу Джеймс.

Жертвы одиночки

Родители Энди Генрикеса, который умер в тюрьме на Райкерс-Айленд в одиночном заключении в 2012 году от разрыва аорты, без медицинской помощи, недавно подали в суд на администрацию тюрьмы. В сентябре прошлого года заключенный Брэдли Баллард, страдавший от шизофрении, умер в «одиночке» после того, как ему было отказано в лекарствах от диабета. А за несколько месяцев до этого Джером Мурдой, тоже страдавший от психического расстройства, умер в одиночном карцере от жары – температура в камере превышала 35 градусов по Цельсию.

Брэдли Баллард

Брэдли Баллард

В пресс-конференции у здания Городского Совета приняли участие городские законодатели – авторы нового законопроекта по контролю за нью-йорскими тюрьмами, активисты, а также бывшие заключенные Райкерс-Айленд, которые поделились личным упытом, приобретенным в этой тюрьме. Член Городского Совета Энди Кинг, один из авторов законопроекта, возмущен сложившейся ситуацией.

«На Райкерс Айленд сидят люди, которым еще не вынесен приговор, у них презумпция невиновности, – заявил он на пресс-конференции. – Они там находятся по два, по три года, они еще не должны быть наказаны, они ждут суда. Мы хотим, чтобы судьбу этих людей решал справедливый суд и чтобы они могли функционировать, когда выдут на свободу. Мы хотим, чтобы с этими людьми обращались как с людьми, а не как с животными».

Норман Сибрук обвиняет в сложившейся ситуации предыдущую администрацию города во главе с бывшим мэром Майклом Блумбергом. Сибрук ранее заявлял, что многих психически нездоровых нарушителей отправляют на Райкерс-Айленд, а ресурсов на их медицинское обслуживание не предоставляют. Сибрук потребовал дополнительной помощи от нового мэра города Билла ДеБлазио.

«У нас не хватает персонала, мы слишком много работаем, и мы подвергаемся оскорблениям каждый день со стороны заключенных, – сказал он. – Я вам обещаю – если еще один заключенный или охранник будет убит каким-нибудь другим заключенным в нашей системе в ближайшее время, я принесу его тело прямо на ступени Горсовета».

Насилие или самозащита?

Законодатели напомнили, что новый мэр города Билл ДеБлазио обещал решить проблему с Райкерс-Айленд. (ДеБлазио, в частности, назначил нового главу городского Управления пенитенциарными заведениями). Члены Горсовета требуют, чтобы тюрьма была или реорганизована, или полностью расформирована. Они приглашали на пресс-конференцию к Горсовету президента профсоюза пенитенциарных работников Нормана Сибрука, но тот на мероприятие не явился.

Ранее, защищая охранников тюрьмы, которые применяют к заключенным силу, Сибрук назвал действия охранников «обоснованными», так как охранники зачастую вынуждены иметь дело с опасными рецидивистами.

Он выпустил заявление, в котором поддержал принятие нового закона о транспарентности пенитанциарной системы, однако подчеркнул, что в тюрьме нужно делать все необходимое, чтобы охранники были в безопасности.

«Как президент профсоюза, я отвечаю за безопасность наших сотрудников, – говорится в заявлении Сибрука. – Я уже много лет пытаюсь добиться реформ от городского Департамента пенитенциарных заведений, которые касались бы и сотрудников тюрем, и заключенных. Но никто меня не слушал. Я говорил с предыдущей администрацией, я выступал перед Городским Советом. Я надесь, что эта инициатива – не просто возможность для членов Горсовета сфотографироваться перед камерами, и что они доведут дело до конца».

Заключенные, работающие в тюремной пекарне

Заключенные, работающие в тюремной пекарне

Истории заключенных

В Нью-Йорке один из самых высоких показателей содержания в одиночных карцерах по стране. Если в 2004 году 2,7% заключенных в тюрьмах города находились в одиночных карцерах, то в 2013 году их процент составлял уже 7,5%. По данным городского Департамента здравоохранения, вероятность того, что заключенный наложит на себя руки, в одиночном заключении возрастает в 7 раз. Комиссия по контролю за безопасностью в американских тюрьмах пришла к выводу, что заключение в одиночные карцеры мешает реабилитации заключенных и тем самым в будущем является угрозой для безопасности общества.

Среди присутствующих на пресс-конференции активистов было несколько бывших заключенных тюрьмы Райкерс-Айленд, которые рассказали о том, в каких условиях они там содержались.

Глен Мартин, руководитель общественной организации Just Leadership USA, рассказал, что 20 лет назад был приговорен к пяти годам лишения свободы, причем один год из этих пяти провел на Райкерс-Айленд.

«У меня три шрама от ножевых ранений, оставшихся с того времени, – рассказал собравшимся Глен Мартин. – Если тебя не любят охранники – они тебя наказывают. Есть небольшая группа охранников, которых называют «черепахами» (turtles) – они применяют силу. Могут прийти к тебе в камеру ночью, все переворошить, разбросать семейные фотографии. И они бьют заключенных. Мы знаем, что 20 лет назад по всей тюрьме установили видеокамеры. Но «черепахи» знают, какие места в коридорах на камерах не просматриваются – и там бьют заключенных. Это такая культура насилия. То, что 20 лет спустя после моего срока мы продолжаем обсуждать положение дел на Райкерс-Айленд, говорит о том, что условия за эти годы мало изменились».

В тюрьмах США, в том числе и на Райкерс-Айленд, большинство заключенных – представители расовых меньшинств, арфо-американцы и латиноамериканцы. А штат Нью-Йорк – один из двух штатов США (помимо Северной Каролины), где 16-ти и 17-летних подростков судят во взрослом уголовном суде.

Отделение для подростков на Райкерс-Айленд

Отделение для подростков на Райкерс-Айленд

Бывший заключенный Даким Робертс оказался на Райкерс-Айленд в возрасте 16 лет. В своем выступлении он упомянул недавно выпущенный Департаментом юстиции США доклад об отношении на Райкерс-Айленд к несовершеннолетним, в котором говорится, что в этой тюрьме царит «глубоко укоренившаяся атмосфера насилия», что подростки часто подвергаются избиениям со стороны охранников и что их часто помещают в карцер за незначительные нарушения на несколько месяцев. Джозеф Понте, новый руководитель городского Департамента пенитенциарных учреждений, в заявлении сообщил, что его ведомство «содействовало расследованию» Департамента юстиции и что оно сделает все, чтобы добиться «необходимых и возможных» изменений.

По мнению Дакима Робертса, доклад только поверхностно затрагивает существующие в тюрьме проблемы.

«В 16 лет я стал жертвой насилия со стороны охранников, – рассказал Даким Робертс, который сейчас уже взрослый мужчина. – Охранники подстрекали других заключенных на меня набрасываться и бить. Охранники используют тюремные банды, чтобы контролировать других заключенных. Но администрация уже сама потеряла контроль над этими бандами».

Этот рассказ очевидца подтверждает расследование, проведенное недавно прокурором Бронкса, по результатам которого на Райкерс-Айленд действует секретная «программа», созданная охранниками и руководителями тюрьмы, цель которой – под предлогом сохранения порядка – «вымогательство и насилие по отношению к заключенным» при помощи самих заключенных.

Член Горсовета Нью-Йорка Джумани Уильямс считает, что в США существует «тюремно-индустриальный комплекс», который использует труд чернокожих мужчин и обрекает их на возвращение в эту систему, вместо того, чтобы помогать им получить образование и работу на свободе.

«В компании с другими преступниками или в одиночном карцере у них нет шанса на реабилитацию, – считает Уильямс. – Чтобы понять состояние общества, нужно посмотреть на его тюрьмы. Если мы посмотрим на Райкерс-Айленд, можно заключить, что наше общество не в очень хорошем состоянии».

Весной этого года Мария Алехина и Надежда Толоконникова, девушки из российской панк-группы Pussy Riot, посетили Райкерс-Айленд во время своего приезда в Нью-Йорк. Позже на «Эхе Москвы» Мария Алехина сказала о Райкерс-Айленд следующее: «Это похоже на наше российское СИЗО. Есть свои плюсы, есть свои минусы, плюсов, наверное, побольше. Но надо понимать, что это просто одно из учреждений, и мы не видели, наверное, даже 10% того, что существует в Америке. Что самое важное, что Америка, которая по всем показателям имеет самые большие проблемы с тюрьмами, Америка пошла на контакт и показала тюрьмы».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG