Линки доступности

Откроет ли Америка двери российскому книгоноше?


Максим Амелин на российском стенде

Максим Амелин на российском стенде

В Нью-Йорке стартовала Книжная ярмарка BookExpo America

Девиз открывшейся сегодня в Нью-Йорке книжной ярмарки BookExpo America (BEA) – «большие ожидания встречаются лицом к лицу с будущим». На крупнейшей в Северной Америке встрече издателей, книгопродавцов и других профессионалов книжного рынка в Джейкоб-Джавитц-центре представлены тысячи книг и издательских проектов. Как сообщил директор BEA Стив Росато, главный акцент в этом году сделан на новых технологических возможностях книгоиздания, связанных с эрой Интернета, а также на электронных книгах, как на набирающем популярность способе чтения.

Россия на букву «B»

Внушительный десант из России на прошлогодней BEA объяснялся просто: Россия была главным гостем книжной ярмарки. На этот раз фокус внимания переместился на Мексику, так что российское участие значительно скромнее по всем параметрам, чем в прошлом году.

Даже найти Россию в каталоге нынешней ярмарки оказалось далеко непросто. Официальный российский стенд фигурирует в алфавитном перечне участников не на R, как можно было ожидать, а на B, в качестве Boris Yeltsin Presidential Center. Хотя, если судить по прошлогодним заявлениям организаторов, узнаваемым слоганом должен стать призыв Read.Russia. Кстати, на русской рекламной странице в каталоге фигурирует именно Read.Russia, а не центр Ельцина.

Как подтвердил «Голосу Америки» Питер Кауфман, исполнительный директор программы Read.Russia, масштаб участия России в ярмарке этого года несоизмерим с прошлогодним.

«Тогда Россия была главным почетным гостем BEA, – заметил он. – В этом году мы – обычные участники. Меня радует, что на нашем сайте появилось гораздо больше информации о русской литературе. В будущем году мы будем вручать приз за лучший перевод художественной литературы с русского языка на английский. Недавно закончили работу над часовым документальным фильмом о современных русских писателях, его уже показали в Лондоне».

«Проект Read.Russia гораздо шире только участия в этой книжной ярмарке, –сказала «Голосу Америки» Маша Пышкина, продюсер программы. – В прошлом году мы провели в Нью-Йорке фактически большой литературный фестиваль. Мы стремимся работать не только с профессионалами, но и с широкой публикой. Первая ступенька сложности – в принципе заинтересовать американцев переводной литературой. Чтобы пробудить такой интерес, мы стремимся использовать смежные виды искусства – кино, театр, музыку».

Как сообщила Пышкина, в ходе ярмарки пройдут встречи с писателями Андреем Геласимовым, Ольгой Славниковой, Алексеем Варламовым, Ириной Муравьевой, Максимом Амелиным и другими.

Ольга Славникова сообщила, что американское издательство Overlook Press недавно выпустило ее книгу «2017». По словам писательницы, она приехала в Нью-Йорк «в восьмой, наверное, раз». Заметила ли какие-то сдвиги в отношении России и, в частности, интереса к русской литературы?

«Увы, мне кажется, все сдвигается в худшую сторону, - сказала Славникова, отвечая на вопрос «Голоса Америки». – Это, к сожалению, политика. Растет напряженность между государствами, и образ России становится все более негативным. Соответственно, русские писатели воспринимаются в США либо как борцы с системой, и тогда к ним положительное отношение, либо как часть этой системы, тогда они неинтересны».

Себя Славникова причисляет к категории «независимых от системы людей». «Когда меня спрашивают, почему я пишу так сложно, я говорю: я на это зарабатываю».

«Я занимаюсь проектом премии «Дебют», – объяснила она далее, – который существует на частные деньги. Когда мы отбираем работы молодых писателей, для нас политика не играет никакой роли. Мы принципиально вне политики. У нас есть и белоленточники, и правые. Но для нас имеет значение только литературный талант».

Риски и гранты

Максим Амелин входит в небольшую делегацию российских писателей, приехавшую в эти дни в Нью-Йорк. Он объяснил «Голосу Америки», что своим приездом преследует двойную цель – попытаться выйти на американский рынок как поэт и эссеист и продвигать здесь продукцию издательства ОГИ, где он работает главным редактором.

«Мои американские переводчики выиграли переводческий грант где-то в 12 тысяч долларов, – рассказал он. – Так что надеюсь, моя первая книга выйдет в скором времени в Америке. Американский рынок настольно обширен, что ему в принципе чужое не нужно. Большой резонанс, полученный на Западе в прошлом веке книгами Пастернака и Солженицына, связан, в первую очередь, с политической реальностью. Был еще всплеск интереса в конце 80-х – начале 90-х годов, когда заинтересовались Пелевиным и Ерофеевым. А более новая послеперестроечная литература уже не вызывает такого энтузиазма».

Из книг ОГИ Амелин выделил «квазиисторический» роман доктора архитектуры Сергея Заграевского «Бедный рыцарь храма», действие которого происходит в 12-м веке. «Это что-то в духе Дэна Брауна и Умберто Эко, – заметил он. – Очень сильный познавательный элемент».

Один из участников российского стенда – Институт перевода, который был создан в Москве в 2011 году и имеет государственные гранты на поддержку переводов русской литературы за рубежом.

«В американских издательствах практически нет русских редакторов, – сказал «Голосу Америки» Евгений Резниченко, исполнительный директор Института перевода. – Некому обратить внимание издателей на интересные новинки. Кроме того, в издательском бизнесе США очень высоки риски, особенно когда делается попытка опубликовать неизвестного, да еще иностранного автора. Мы компенсируем расходы издателей на перевод, тем самым минимизируем его риск. В прошлом году мы поддержали 56 произведений, в том числе около двадцати в англоязычном мире».

В числе переводов, поддержанных Институтом, книга Михаила Шишкина «Венерин волос». Ее перевела на английский язык американка Мэриан Шварц, которую считают одним из лучших современных переводчиков русской литературы.

«Это интереснейшая книга, – сказала Шварц «Голосу Америки. – Такие произведения должны в принципе вызывать интерес у читающих американцев. Пока же ситуация похожа на «уловку-22»: мы мало знаем Россию, а поскольку желания узнать больше не наблюдается, ситуация никак не сдвигается с мертвой точки».

Не примкнувшие к ним лица

Ирина Прохорова, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение» и сестра олигарха Михаила Прохорова, впервые принимает участие в BEA, хотя в Нью-Йорке была прежде много раз. У Фонда Михаила Прохорова, который она представляет как его соучередитель, – отдельный стенд на ярмарке.

«Мы представляем нашу программу «Транскрипт» по поддержке переводов русских авторов на иностранные языки, – сказала Прохорова. – Она существует уже четыре года, мы поддержали свыше трехсот наименований книг. Мы поддерживаем прозу, поэзию, эссеистику, гуманитарную литературу. К сожалению, американские издатели неохотно занимаются переводами. Здесь переводы со всех языков составляют менее 3 процентов общего издательского рынка. Сейчас к России в Америке довольно невысокий интерес. Ухудшение отношений между нашими странами – очень печальный факт. Продолжается риторика «холодной войны». Но ждать, когда наладятся отношения, невозможно. В конце концов, культура и литература имеют собственный вектор развития, и без волевых усилий, без целевых программ интерес не возникнет».

Американское издательство Liberty Ильи Левкова участвует в книжных ярмарках почти три десятка лет. Оно традиционно специализируется на выпуске книг на русском языке.

«Всегда хочется порадовать читателя чем-то новым, неожиданным, малоизвестным, – сказал Левков, которому на стенде помогает его сын Бен. – Смотрите, никто не знал, что Григорий Распутин написал книгу. А вот книга Джульетты Шварцман о четырех поколениях циркачей. Натали Гагарина рассказывает о жизни русской египтянки. И так далее».

Видит ли Левков, издававший русские книги в Америке еще в пору «холодной войны», конкурента в лице официального российского стенда?

«Что вы! – сказал он. – Они – империя, выпускают десятки тысяч книг, а я маленький, издаю 20-30 названий в год. Но смотрите, я издаю очень красивые, оригинальные книги, вовсе не будучи империей».

Вокруг демарша Шишкина

Большой резонанс вызвал публичный отказ Михаила Шишкина ехать на книжную ярмарку в Нью-Йорк в составе официальной российской делегации. С таким заявлением известный писатель, живущий уже много лет в Швейцарии, выступил в марте. Причина отказа – нежелание представлять «коррумпированный преступный режим».

«Честно говоря, я отношусь к его решению отрицательно, – сказала «Голосу Америки» Ольга Славникова. – Во-первых, это явный пиар-ход, желание понравиться Западу. Я видела много попыток именно так понравиться, резко критикуя режим. Никому из нас не нравится, что сейчас происходит в России. Но связывать представление русской литературы в Америке с действиями политиков это, по-моему, большая натяжка».

«Нет, он, конечно, искреннен в неприятии системы, – продолжала Славникова, – вопрос в другом – следовало ли делать такой жест? Не надо забывать, что мы сюда едем не на деньги лично Путина, а на деньги налогоплательщиков. По этой же логике, обращаясь в государственную поликлинику, ты тоже поддерживаешь режим. Нелогично и неестественно».

«Писатель имеет право на свою гражданскую позицию, – таково мнение Ирины Прохоровой, высказанное «Голосу Америки». – Он (Шишкин) ее озвучил. Я его уважаю за смелость. Меня удручила агрессивная реакция его коллег. Не хотелось бы, чтобы возникла травля, мы это уже проходили. Свобода выбора – это, может быть, самое ценное, что было приобретено в начале 90-х годов. И ее всячески надо защищать».

Евгений Резниченко сказал, что был «ошарашен» решением Шишкина: «В прошлом году мы поддержали два перевода его книги «Венерин волос» – на английский и шведский языки. Иностранные издатели получили от нас около 30 тысяч долларов в качестве компенсации расходов за эти переводы. Но мы вовсе не вычеркнули его (Шишкина) из наших списков».

«Я уважаю его поступок, – сказал Максим Амелин. – Правда, его книги выпускались благодаря поддержке Роспечати, в том числе и американский перевод книги «Венерин волос». Государственное ведомство его сильно продвигало, из него делали крупного современного писателя. Стратегически он поступил правильно – для своего пиара, ведь сразу усилился интерес к его книгам на Западе».

«Может, он с Роспечати договорился, – заметил, смеясь, Амелин. – Может, он им сказал: вот получу Нобелевскую премию, тогда рассчитаемся. Такая вот конспирология. А может, все не так. В любом случае цензуры в писательском деле нет, пиши что хочешь. Шишкина после его отказа никто не запретил. Он издается и продается. Это российский парадокс. Я не знаю, есть ли тут на полке его книги...»

Прервав речь, Амелин окинул взглядом ближайшую к нему полку официального российского стенда и радостно воскликнул: «Ну да, есть!» и указал на обложку книги Шишкина «Письмовник».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG