Линки доступности

Новый уровень доверия между Москвой и Вашингтоном


Условия нового договора между Россией и США по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписание которого ожидается в Праге 8 апреля, вырабатывались на основе неукоснительного соблюдения интересов обеих сторон. Именно это подчеркнул министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на сегодняшней пресс-конференции в Москве, сравнив новое соглашение с предыдущим договором, срок действия которого истек в декабре 2009 г., и в котором, со временем, проявились дискриминационные по отношению к России позиции.

Сегодня министр подвел итоги работы. Ее планировали начать еще в 2005 году, но, по словам министра, «предварительные консультации с администрацией Джорджа Буша в то время показали, что американские партнеры не были готовы к предметной работе на основе равенства и взаимного учета интересов».

Переговоры возобновились со сменой хозяина Белого дома и всей администрации, после встречи Дмитрия Медведева и Барака Обамы в Лондоне 1 апреля 2009 г. Г-н Лавров отметил, что российский президент лично контролировал переговоры и, время от времени, подключался к решению сложных вопросов в ходе встреч и телефонных разговоров с американским коллегой. Сергей Лавров насчитал около полутора десятков таких обсуждений.

«При работе над договором мы последовательно добивались того, чтобы все его положения формировались строго на паритетной основе. Любая договоренность в области разоружения, тем более такая важная, как новый полноформатный договор о СНВ, строится на базе сложнейшего комплекса взаимосвязанных компромиссов, вырабатываемых делегациями в ходе переговоров. Поэтому самое главное заключается в том, чтобы обеспечить сохранение баланса интересов, которые, собственно, и определяют понятие «стратегическая стабильность». Мы считаем, что это нам удалось и что от этой предсказуемости выиграют все», – заявил министр на пресс-конференции.

Договор предусматривает, что Россия и США сокращают и ограничивают свои СНВ таким образом, чтобы через 7 лет после его вступления в силу и в дальнейшем суммарное количество у каждой из сторон не превышало:

700 единиц для развернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков;

1550 единиц для боезарядов;

800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок, а также тяжелых бомбардировщиков. По новому Договору суммарное количество боезарядов будет сокращено на треть, предельный уровень для стратегических носителей будет понижен более чем в два раза.

Специалист по ракетам, научный сотрудник ИМЭМО РАН Александр Пикаев так прокомментировал эти цифры в интервью Русской службе Голоса Америки: «Важно то, что сторонам удалось согласовать очень низкие уровни стратегических носителей. Это вдвое ниже, чем разрешали уровни договора СНВ-1, и это говорит о том, что сокращению по новому договору вполне реальны, а не будут носить чисто арифметический характер».

Тем самым, подчеркнул г-н Лавров, Москва и Вашингтон подтвердили свое лидерство в вопросах разоружения и доказали общую приверженность к обязательствам по ст.6 Договора о нераспространении ядерного оружия. По словам министра, «в отличие от старого ДСНВ, новый Договор позволяет сторонам самостоятельно определять состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений. При этом ко всем средствам СНВ применяется сходный режим, исключающий особые меры контроля за теми или иными системами. Это обеспечивает паритетность и равноправие сторон, а также отражает новый уровень доверия между Москвой и Вашингтоном.

Новый Договор охватывает все существующие стратегические наступательные вооружения независимо от их оснащения – ядерного или неядерного. Обычные неядерные боезаряды включаются в предельные уровни для боезарядов, предусмотренных Договором, а их носители – в общие уровни средств доставки. Эта договоренность послужит стартовой площадкой для дальнейшего диалога о влиянии межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок в обычном оснащении на стратегическую стабильность. Это принципиально важно, поскольку мы считаем, что стратегические наступательные вооружения в обычном оснащении будут дестабилизировать обстановку».

Отдельно Сергей Лавров коснулся еще двух ключевых моментов. Договор в юридически обязывающей форме подчеркивает взаимосвязь между стратегическими наступательными вооружениями (СНВ) и противоракетной обороной (ПРО). Важность этой взаимосвязи при сокращении стратегических наступательных вооружений очевидна и неуклонно возрастает. Планы США по ПРО на данном этапе не представляют угрозы для российских стратегических сил, заявил глава российского внешнеполитического ведомства.

Заместитель директора института США и Канады Павел Золотарев считает, что увязка с ПРО – важнейший аспект в дальнейшем построении безъядерного мира.

«Что касается дальнейшей перспективы сокращения стратегических наступательных вооружений, а об этом думать надо, потому что оба президента провозгласили движение к этой отдаленной, как, в свое время, построение коммунизма цели, но, тем не менее, начали это движение, надо думать о последующих шагах. И эти шаги будут упираться в систему ПРО. Здесь возможны разные варианты, не только связанные с ограничением развертывания системы ПРО, а, может, наоборот, связанные с перспективой развертывания этой системы, прежде всего, нацеленной на обеспечение региональной безопасности от ракетных угроз. То есть, не стратегического назначения. Здесь президенты обозначили стремление к сотрудничеству. Вопрос в том, чтобы был перехода от деклараций к конкретным делам», – сказал г-н Золотарев в интервью «Голосу Америки».

Еще одна важная позиция – зафиксированная сторонами возможность выйти из договора при возникновении некоторых обстоятельств. Российский министр иностранных дел подробно остановился на этой теме:«Договор заключается в условиях имеющихся у сторон уровней стратегических оборонительных систем. Изменение этих уровней оставляет каждой стороне право решать вопрос о своем дальнейшем участии в процессе сокращения стратегических наступательных вооружений. Российская Федерация, в частности, будет иметь право выйти из Договора, если количественное и качественное наращивание потенциала стратегической противоракетной обороны США начнет оказывать существенное влияние на эффективность российских стратегических ядерных сил. Разумеется, мы сами будем определять степень такого влияния. Это будет специально оговорено в заявлении Российской Федерации, которое будет частью пакета к Договору, и в ответном заявлении Соединенных Штатов. Эта наша четкая позиция будет принята к сведению».

Он заявил, что новое соглашение знаменует переход на более высокий уровень взаимодействия России и США в деле разоружения и нераспространения, качественно новые отношения в военно-стратегическом партнерстве между двумя странами. Министр также позитивно оценил активно обсуждаемую сегодня в США и других странах идею «глобального ядерного нуля», отметив, что в преамбуле нового Договора будет записана конечная цель – мир без ядерного оружия.

Сегодня же по инициативе американской стороны состоялся телефонный разговор между Сергеем Лавровым и госсекретарем США Хиллари Клинтон. Г-жа Клинтон проинформировала коллегу об основных элементах новой ядерной доктрины США, которую президент США Барак Обама обнародовал во вторник. «Обсуждались также вопросы содержательного наполнения предстоящего 8 апреля российско-американского саммита в Праге и практические аспекты деятельности двусторонней президентской комиссии» – говорится в сообщении департамента информации и печати МИД РФ.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG