Линки доступности

Договор СНВ-III: безъядерное будущее планеты?


После недавнего подписания президентами России и США договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) у оптимистов в вопросах ядерного разоружения вновь появился повод для разговоров о перспективах безъядерного мира или ситуации так называемого «Глобального нуля».

Брукингский институт, расположенный в самом сердце американской столицы, собрал 4 мая целый ряд ведущих ученых, а также бывших и действующих дипломатов, чтобы обсудить потенциально безъядерное будущее, а также поговорить о достоинствах и недостатках скрепленного подписями Барака Обамы и Дмитрия Медведева Пражского договора.

Заседание было открыто вступительной речью президента института Брукингса Строуба Тэлботта (Strobe Talbott), который сообщил «хорошие известия». «Мы живем с вами в уникальную эпоху – впервые за всю историю человечества все самые сильные державы мира мирно сосуществуют друг с другом и, вдобавок, пытаются создать международные организации для борьбы с общими угрозами».

Тэлботт напомнил собравшимся, что изобретение человеком ядерного оружия в корне изменило характер взаимоотношений на международной арене и заставило всех засомневаться в утверждении знаменитого прусского теоретика Карла фон Клаузевица о том, что «война есть продолжение политики иными средствами».

Одним из самых высокопоставленных экспертов, выступивших в тот день в Брукингсе, была помощница госсекретаря по вопросам верификации нового договора Роуз Готтемеллер (Rose Gottemoeller). Госпожа Готтемеллер была главой американской делегации во время переговорного процесса по СНВ-III, начавшегося в апреле 2009 года.

Помощница госсекретаря высказала уверенность в том, что договор поможет сохранить стратегический баланс между Российской Федерацией и Соединненными Штатами Америки, а также обеспечит стабильность посредством транспарентности действий американских и российских вооруженных сил. «Я уверена, что новый договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений усилит безопасность нашей страны», – отметила в своем заявлении Готтемеллер.

С такой оценкой ситуации не совсем был согласен другой высокопоставленный докладчик – член сенатского комитета по международным делам от республиканской партии Томас Мур (Thomas Moore). Он считает, что документ, рассмотрение которого сенатский комитет начнет 18 мая, не заключает в себе никаких фундаментальных отличий от договоров о СНВ-I и СНВ-II.

«Если честно, то мне не совсем понятно, какие цели мы преследуем, подписывая этот договор. Я бы хотел задать своей коллеге (Готтемеллер - И.Т.) вопрос: насколько на самом деле новый договор по ограничению СНВ отличается от двух предыдущих?» – сказал Томас Мур.

В вопросах внешней политики правительство президента Обамы сделало большой упор на проблему ядерного разоружения. После встреч, на которых российская и американская администрации обсуждали детали договора, в Москве и Вашингтоне заговорили о новом «доверительном» витке отношений между двумя ядерными супердержавами.

Однако, Томас Мур однозначно высказался по поводу того, что у США больше нет постоянной наблюдательской миссии на Воткинском заводе, где производятся межконтинентальные ракеты стратегического назначения «Тополь-М», являющиеся основой ядерного щита России. «Раньше у нас там непрерывно находилась группа инспекторов численностью до 30 человек. Группа проверяла все выходящие из завода контейнеры с деталями для сборки ракет», – отметил Томас Мур.

Стоит напомнить, что аналогичный завод по производству межконтинентальных ракет, на котором по обоюдной договоренности постоянно присутствовали русские инспекторы еще со времен Советского Союза, был и в США (Солт-Лейк-Сити, штат Юта).

Парируя ремарки своего коллеги, Готтемеллер отметила, что баланс сил между супердержавами изменился со времен окончания «холодной войны» и новый договор был необходим для того, чтобы отразить эти изменения.

Говоря о новых реалиях в современной геополитической обстановке и о возможном безъядерном будущем, заслуженный американский дипломат, а ныне президент международной инициативы «Глобальный ноль» Ричард Берт (Richard Burt) отметил: «Мы с вами становимся свидетелями нового феномена в международных отношениях. Мы наблюдаем ситуацию, в которой не то, чтобы изменились национальные интересы супердержав, скорее изменились инструменты достижения национальных интересов этими государствами.

Например, Россия не полагается на свою военную мощь для того, чтобы каким-то образом повлиять на политические решения своих соседей. Она использует свои природные ресурсы, в частности запасы газа, как это недавно произошло в случае с Украиной».

Таким образом, заключил Берт, ядерное оружие перестало быть привлекательным способом удовлетворения национальных интересов, особенно с точки зрения супердержав.

Дарил Кимбалл (Daryl Kymball), директор Ассоциации по контролю за оружием (Arms Control Association) согласен с Бертом. Отвечая на вопрос одного из журналистов о желании некоторых государств стать обладателями атомной бомбы, Кимбалл заметил: «Ситуация с ядерным оружием в 21-м веке круто изменилась.

Сегодня наличие самого мощного из всех известных видов оружия является, скорее, большой ответственностью для любой страны, нежели ценным качеством».

Читайте также:

На повестке дня ядерной конференции – позиция Ирана и безъядерная зона на Ближнем Востоке

Создание ближневосточной безъядерной зоны поддержали делегаты конференции ДНЯО

XS
SM
MD
LG