Линки доступности

Фильм Майка Ньюэлла («Донни Браско», «Гарри Поттер и кубок огня») «Принц Персии: Пески времени» (Prince of Persia: The Sands of Time) выходит в российский прокат 27 мая, но его создатели, включая продюсера Джерри Брукхаймера и исполнителей главных ролей Джейка Джилленхола и Джемму Артертон, прилетят в Москву в апреле для продвижения своего фильма. Он основан на одноименной компьютерной игре Джордана Мехнера, который также принял участие в написании сценария фильма и его продюсировании. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Джорданом Мехнером на WonderCon в Сан-Франциско.

Джордан Мехнер ведет свою родословную из Восточной Европы. Его дед-еврей родился в Черновцах, которые тогда были частью Австро-Венгерской империи. Дед был на фронте в Первую мировую войну, а потом выучился на врача, жил и работал в Вене. После того, как нацисты начали преследовать евреев в 1938 году, он уехал в Америку. Его сын и отец будущего вундеркинда - Фрэнсис Мекнер - доктор наук, специалист по экспериментальной психологии, бихевиористике, образованию и раннему развитию детей.

Джордан пошел по стопам отца и окончил Йельский университет со степенью бакалавра психологии. Однако еще во время учебы в 1984 году он написал игру Karateka («Каратист»), а в 1989 вышла его новая игра Prince of Persia («Принц Персии»). Именно в ней он впервые использовал технику ротоскопирования – переноса на картинку кадров из видео, как в мультфильмах. Вместо кружочков и точек на экране возникали плавно двигающиеся фигурки принца, принцессы и злого колдуна. Эта игра, полностью захватывающая воображение, стала сенсацией. Поэтому не случайно в нее играет главный герой повести Виктора Пелевина «Принц Госплана» – программист Саша из Госснаба. Он играет даже тогда, когда отправляется с поручением в Госплан, по дороге в метро, и даже во время встречи с приятелем. Но главное, что читатель неотрывно следует за Сашей, и вместе с ним оказывается во власти этой игры.

Когда публицист студии Disney представила меня Джордану Мехнеру, то он очень обрадовался, что я из России. Я еще раньше встречалась с ним на пресс-конференции в Центре Москоун (Moscone Center), посвященной «Принцу Персии», но это было опосредованное общение. Зато в ночном клубе ROE, где отмечали премьеру этого фильма на WonderCon, можно было поговорить tet-a-tet, и первое, о чем меня спросил Джордан – это читала ли я книгу Виктора Пелевина, где главный персонаж работает в правительственной организации и играет в его игру «Принц Персии». Я врать не стала и сказала, что «Принца Госплана» не читала, но обещала восполнить этот пробел.

С детской восторженной улыбкой и взахлеб Джордан рассказывал мне, что герой книги был так сильно увлечен компьютерной игрой, что она «смешивалась» у него с реальной действительностью. Это только кажется, что если человек оторвался от игры и пошел куда-то, то значит он перенастроился – на самом деле это довольно-таки инертный процесс. Получается, что какое-то время человек находится в спутанной или смешанной реальности, то есть в новых условиях, но в прежнем состоянии, и что Пелевин замечательно описал этот процесс в своей книге. Не удивительно, что потомственный психолог Джордан оценил это по достоинству. Он сказал: «Виктор Пелевин прославил мою игру «Принц Персии» в России в начале 90-ых».

На пресс-конференции Джордан Мехнер ответил на несколько вопросов:

Вопрос:
Когда вы создавали игру «Принц Персии», то думали о том, что по ней можно будет снять фильм?

Джордан Мехнер: Я всегда думал, что из «Принца Персии» получится хороший фильм. Я не считаю, что каждая компьютерная игра годится для фильма, но эта – как раз подходила потому, что ее главный герой очень человечный. И я счастлив, что в Голливуде сняли фильм, который придал «Принцу Персии» потрясающий визуальный эффект и буквально дал вторую жизнь.

Вопрос: Трудно ли было уговорить Disney снять фильм по вашей игре?

Д.М.:
В 2004 году я принес свою игру на диснеевскую студию и показал им двухминутный минутный трейлер, чтобы продемонстрировать идею своего фильма. Очевидно, что Джерри Брукхаймеру она понравилась. А затем я написал две первые версии истории, которые послужили началом работы над этим проектом.

Вопрос:
Видимо, две минуты – это то оптимальное время, за которое вы должны произвести впечатление на такого занятого продюсера, как Джерри Брукхаймер, у которого крутятся по 20 проектов кряду?

Д.М.: Поэтому очень хорошо иметь с собой что-то визульное, когда вы пытаетесь продвинуть свою идею. Можно, конечно, рассказать о ней, но, как говорится, лучше один раз увидеть...

XS
SM
MD
LG