Линки доступности

Президент Обама особо отметил профессионализм и принципиальность нового главы ФБР

Директор ФБР Роберт Мюллер официально оставит свой пост лишь в сентябре, однако предстоящие в Сенате слушания по утверждению кандидатуры его преемника – Джеймса Коми (James Comey), уже привлекают пристальное внимание СМИ. Дело в том, что 52-летний Коми, занимавший высокий пост в администрации президента Джорджа Буша-младшего, выступил тогда против наделения разведсообщества США практически неограниченными полномочиями по сбору информации о телефонных разговорах и пользовании интернетом американских граждан. В 2004-м году, будучи заместителем генерального прокурора США, он убедил генерального прокурора Джона Эшкрофта, который был на тот момент госпитализирован, не утверждать программу прослушки, несмотря на давление представителей Белого дома.

Назначение подобного кандидата является для президента Барака Обамы еще одним способом убедить американцев, что его администрация не пытается посягнуть на их права и вторгнуться в их личную жизнь. Разумеется, тот факт, что кандидат является республиканцем, тоже не помешает в период, когда президент-демократ затрудняется добиться сотрудничества со стороны противоположной партии. Еще один плюс кандидатуры Коми, который последние годы занимается научной работой на факультете юриспруденции Колумбийского университета – он не несет ответственности за политические проколы администрации Обамы, которую республиканцы обвиняют в попытке скрыть правду о нападении террористов на консульство США в Бенгази. Уместно напомнить, что после своей второй инаугурации президент Обама уже провел ряд серьезных перестановок в своей команде, отвечающей за национальную безопасность: на пост министра обороны был назначен Чак Хейгел, бывший советник президента по национальной безопасности Джон Бреннан возглавил ЦРУ, а его место Джона Бреннана пришла бывший представитель США В ООН Сюзан Райс.

Сильные стороны кандидатуры Джеймса Коми перевесили исторический шанс назначить на пост директора ФБР первую женщину – одним из ведущих кандидатов в администрации президента считали также Лизу Монако, советника Белого дома по борьбе с терроризмом. Другими претендентами были комиссар нью-йоркской полиции Рэмонд Келли, бывший заместитель генпрокурора по вопросам национальной безопасности Кеннет Вайнштейн, прокурор Чикаго Патрик Фитцджеральд.

Президент Обама, принявший решение об утверждении Коми еще в мае, считает его одним из наиболее эффективных и уважаемых профессионалов, не раз доказавшим делом свою принципиальность.

По окончании юрфака в Чикагском университете в 1985-м году Коми сделал блестящую карьеру в министерстве юстиции США – он начал с должности заместителя прокурора Манхэттена, затем работал прокурором в Ричмонде, где инициированный им проект передачи уголовных дел, касающихся незаконного владения и использования огнестрельного оружия, из суда общей юрисдикции в федеральный суд помог резко снизить число убийств в округе. В 2001-м году ему было поручено придать новый импульс затянувшемуся следствию по делу о терактах 1996-го в Саудовской Аравии, где в «Башнях Хобара», служивших в то время жильем для иностранных военных, погибли 19 американских солдат. Коми и его команде удалось за три месяца доследовать дело и предъявить обвинения 14 подозреваемым. После терактов 11 сентября 2001 года Коми перевели в Нью-Йорк на пост прокурора Южного округа. Его последней должностью в качестве госслужащего был пост заместителя генерального прокурора, который он покинул в 2005-м году, заняв кресло старшего вице-президента корпорации Lockheed Martin. В 2010-м он стал главным консультантом крупной инвесткомпании Bridgewater Associates.

Личная жизнь глав институтов разведывательного сообщества, как правило, широко не афишируется, известно лишь, что Джеймс Коми женат, у него пятеро детей.

Многогранный опыт Джеймса Коми поможет ему в противодействии разнообразным угрозам национальной безопасности, с которыми приходится иметь дело сегодняшнему ФБР. После терактов 11 сентября число агентов ведомства увеличилось с 11500 до 14000, помимо борьбы с обычной преступностью, ФБР пришлось наращивать свой потенциал борьбы с терроризмом, угрозами в киберпространстве, а также повышением эффективности обмена информацией с другими членами разведсообщества США. Джеймсу Коми придется неминуемо иметь дело с сокращениями бюджета ФБР – и принимать решения о приоритетах организации.

Новый директор займет кресло в штаб-квартире ФБР на Пенсильвания-авеню в Вашингтоне в сентябре – почти через полгода после бостонского теракта.

Однако вопрос об эффективности сотрудничества ФБР с российскими коллегами по делу Тамерлана Царнаева продолжает оставаться открытым, как, впрочем, и этические вопросы о методах сбора информации о пользователях Интернета и клиентах телефонных компаний в США. И пока, несмотря на прошлую критику программы несанкционированной судом слежки в администрации Буша, неясно, как Коми относится к программам мониторинга информации, которые действуют при администрации Барака Обамы. В обеих палатах Конгресса за последние две недели обсуждались законопроекты, целью которых является большая прозрачность спецслужб в вопросе о мониторинге частной корреспонденции граждан. Один из авторов законопроекта в Палате представителей, демократ из Калифорнии Адам Шифф, заявил, что во избежание злоупотреблений общество «должно быть лучше осведомлено о масштабах этих программ – как и о предохранительных мерах».

Одной из идей законодателей является, в частности, требование хранить информацию о звонках абонентов на серверах телефонных компаний – и выдавать ее только по требованию суда. Подобного рода информация о законопослушных гражданах не должна бесконтрольно накапливаться в масштабных базах данных Агентства национальной безопасности.

Нынешний директор ФБР Роберт Мюллер отнесся к инициативам конгрессменов, мягко говоря, сдержанно, предупредив на этой неделе, что это может связать руки спецслужбам, которые пытаются предотвратить возможный теракт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG