Линки доступности

О Неваде, самом экстравагантном штате Америки, рассказывает автор новой книги о ней профессор Майкл Грин

НЬЮ-ЙОРК – Историк Майкл С. Грин (Michael S. Green) выпустил новую книгу «Невада: история Серебряного Штата» (Nevada: A History of the Silver State. UNLV, 2015). В ней он прослеживает историю этого необычного штата со времен первого появления европейцев в этих краях и горнорудного бума 19-го века до нынешнего статуса Невады – всеамериканской столицы развлечений благодаря Лас-Вегасу.

Майкл Грин работает профессором Университета Невады, издательство которого и выпустило книгу. Он автор нескольких книг по истории США, Невады и покорения Дальнего Запада.

С Майклом Грином по телефону побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Вопреки известной присказке «что случается в Вегасе, остается в Вегасе», вы решили рассказать многое об этом городе и вообще о штате Невада. Поздравляю с новой книгой и хочу спросить, чем вам лично эти штат и город интересны?

Майкл Грин: Однажды меня спросили, как бы я описал историю Невады одним словом. И я ответил: удача. Представьте себе искателя золота или серебра, который безуспешно просеивает пустую руду и уже готов отказаться от дальнейших усилий. И в этот момент обнаруживает Комсток-Лоуд! (крупное месторождение золота и серебра в горах Невады, открытое в 1859 году. – О.С.). Другой пример – игорные дома. Все знают, что в выигрыше на круг остается казино. И все равно поток желающих поиграть в азартные игры не иссякает. Почему? Люди надеются на удачу, на везение. Лас-Вегас и Невада, как город и штат, также зависят от удачных или неудачных событий в стране и мире.

О.С.: Что вы имеете в виду?

М.Г.: Знаете, самым печальным днем для Невады стало не 11 сентября 2001 года, а 12 сентября. Все казино были пустыми. Невада уязвима и по части терроризма, и по части мирового экономического кризиса. Золотая лихорадка в 19-м веке способствовала и притоку иммигрантов в этот штат, и бурному развитию экономики. В 20-м веке такой огромный созидательный эффект имела дамба Гувера (Hoover Dam – мощная бетонная плотина и гидроэлектростанция на реке Колорадо, на границе Невады и Аризоны, сооруженная в 30-е годы 20-го века.

Названа в честь президента Герберта Гувера, сыгравшего важную роль в ее строительстве. – О.С.). Главной целью этого строительства было обеспечение водой южных районов Калифорнии и Невады. Но хлынувший сюда поток туристов, желавших увидеть дамбу Гувера как восьмое чудо света, заставил местные власти задуматься: а что еще предложить гостям, чтобы они не заскучали. Так что можно увидеть связь между дамбой и «извержением вулкана» перед отелем The Mirage и сетью «венецианских каналов» отеля The Venetian.

О.С.: Известно, что более 80 процентов территории Невады находятся под государственной юрисдикцией. Это благо или бремя для штата?

М.Г.: И бремя, и ограниченная польза. Бремя – потому что эти земли не подлежат налогообложению штатом. А насколько это можно считать выгодным делом, зависит от точки зрения. Скажем, владельца ранчо может сильно раздражать высокая стоимость аренды у государства и разветвленная бюрократия, действующая на нервы. Если же вы турист, желающий побродить по просторам одного из национальных парков, то усиленная забота государства о сохранности природы не может не импонировать.

О.С.: Известно, что Невада многие годы была полигоном для испытания ядерного оружия. Насколько загрязнены атмосфера и почва? Представляют ли они опасность для жителей и туристов?

М.Г.: В конкретных местах, где проводились испытания, - безусловно. Но учитывая, что последние наземные испытания проводились здесь полстолетия назад, а подземные – двадцать лет назад, прямое радиационное излучение уже потеряло силу. С другой стороны, подобно Хиросиме и Чернобылю, вплоть до сегодняшнего дня регистрируются медицинские последствия испытаний. И мы не знаем масштабов реального вреда, причиненного людям, жившим и живущим здесь.

О.С.: Как бы вы охарактеризовали отношение жителей штата к федеральным властям?

М.Г.: На ум приходит выражение frenemy (объединены два английских слова – «friend» и «enemy» – друг и враг). Преподавая историю США, я вывел для своих студентов «закон Грина». Он гласит: средний американец выступает против федеральных расходов в 49 штатах. То есть во всех, кроме того, где он сам живет. За все эти годы невадцы получили значительную часть федеральных вливаний, на политическом жаргоне – «свинины» (pork). Скажем, в годы второй мировой войны в Неваде построили несколько военных баз и военных заводов.

Они оживили местную экономику и стали важным вкладом в обороноспособность США. А чуть раньше, в ходе реализации Нового курса Рузвельта, Невада вышла на первое место среди всех штатов по уровню федеральных расходов на душу населения. В то же время в сельских районах ощущалась враждебность жителей к центральной власти. Людям было не по душе вмешательство в их жизнь федерального бюро по земельному хозяйствованию с его правилами и установлениями. В 70-е годы в штате окрепло движение, потребовавшее вернуть земли, отчужденные в пользу государства. И сегодня этот вопрос остается болезненным и спорным.

О.С.: А насколько дискуссионым предметом является разрешенная в Неваде проституция? Ведь это единственный штат в стране, где существуют легальные публичные дома.

М.Г.: Ситуция, действительно, уникальна. Замечу: разрешена проституция только в 12 сельских округах из 14. Она запрещена в крупных округах, поэтому она вне закона в Лас-Вегасе, Рино, в столице штата Карсон-Сити.

О.С.: Я приезжал в Лас-Вегас три раза и всегда поражался эклектизму и помпезности его архитектуры, имитирующей главные чудеса света. Похоже, американцам здесь дают понять, что не надо никуда ездить за границу, мол, у нас есть все свое.

М.Г.: ...И даже лучше (смеется). Мы говорим: наша Венеция чище европейской. Напомню: с начала 30-х годов по 1978 год Невада была единственным штатом в стране, где были разрешены азартные игры. Сегодня 48 из 50 штатов их разрешают. Для Невады, и в особенности для Лас-Вегаса это означает острую необходимость придумывать что-то, помимо казино, что привлекло бы сюда туристов. Это «что-то» – концерты, рестораны, шоппинг, шикарные отели. Сегодня прибыль от казино практически сравнялась с тем, что приносят другие развлечения и сферы досуга. Это огромной важности, принципиальное изменение.

О.С.: На сайте университета вы представляете себя так: «Я живу в Лас-Вегасе, но я не живу в Лас-Вегасе». Поможете разгадать шараду?

М.Г.: А еще там написано, что я живу в доме, которым владеют две кошки (смеется). Все кошатники понимают, что я имею в виду. Что касается шарады. Первые строители казино, чтобы не платить налог Лас-Вегасу, стали их строить рядом, но за городской чертой, в округе Кларк. И все попытки городских властей инкорпорировать эти прибыльные заведения окончились провалом. Таким образом, знаменитый Стрип расположен не в Лас-Вегасе. А я живу в 3 милях к востоку от Стрипа в местечке, которое называется Пэрадайз (paradise – рай). Так что считайте, что я живу в раю! (смеется).

XS
SM
MD
LG