Линки доступности

Сенаторы одобрили законы, запрещающие гей-пропаганду, усыновление российских сирот однополыми парами и о защите чувств верующих

Совет Федерации РФ 26 июня в Санкт-Петербурге одобрил ряд законопроектов, в числе которых оказались инициативы, вызвавшие в обществе неоднозначную реакцию – законы о гей-пропаганде, о запрете на усыновление российских детей иностранными однополыми парами и о защите чувств верующих.

В числе прочих одобренных сенаторами проектов оказалась инициатива по созданию рабочей группы, которая призвана разобраться с «делом Сноудена» – экс-сотрудника ЦРУ, выдачи которого требуют власти США.

Как сообщает ИТАР-ТАСС, инициатор создания рабочей группы Руслан Гаттаров в своем выступлении заявил, что «Сноуден сейчас оказался загнанным в угол», и что российские власти «должны провести расследование этих фактов и довести результаты до парламента». Сенатор также добавил, что «Совет Федерации уже пытался получить сведения по делу Сноудена, но ответов от представителей США так и не дождался».

Ранее госсекретарь США Джон Керри объявил о возложении на своего заместителя – бывшего посла США в России Уильяма Бернса – миссии переговоров с российскими властями о выдаче Сноудена. Керри также сообщил о том, что с понедельника Бернс провел несколько телефонных разговоров с Москвой. Госсекретарь США подчеркнул, что рассчитывает на взаимопонимание с российской стороной.

О религии

В среду российские сенаторы одобрили решение о внесении корректив в федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». В целом, как сообщается на сайте ведомства, «этот документ носит технический характер, поскольку приводит законодательство в соответствие с базовым законом». Тем не менее, одна из его норм вызвала резонанс – ряд политиков интерпретирует поправку как дающую возможность создания «молельных комнат» в учебных заведениях.

Куда более бурную реакцию вызывал у общественности появившийся около года назад проект новой редакции 148 статьи Уголовного кодекса «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», именуемый в СМИ «закон о защите чувств верующих».

Согласно ему, за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, правонарушителям будет грозить наказание до трех лет лишения свободы. Возможен и штраф до 500 тысяч рублей, а также обязательные и исправительные работы.

Ряд гражданских активистов заявляет, что поводом для появления законопроекта стал знаменитый панк-молебен группы Pussy Riot, состоявшийся 3 марта 2012 года в Храме Христа Спасителя в Москве. Оппозиционные деятели также считают, что в одобрении законопроекта важную роль сыграло личное внимание президента Владимира Путина и патриарха Кирилла. В то же время, политолог и член Общественной палаты РФ Дмитрий Орлов убежден, что законопроекты «стали выражением общественных запросов, из-за чего они и были приняты верхней и нижней палатами российского парламента».

«Консервативная волна, которая возникла в обществе, в том числе, как реакция на протестное движение осени 2011- зимы 2012 года, довольно сильна, - пояснил он в комментарии «Голосу Америки».– Значительная часть общества имеет запрос на мораль, на ценности, связанные с моралью, и на конкретные решения, связанные с моралью».

Главный редактор журнала «Мировая экономика и международные отношения», в прошлом – эксперт Московского центра Карнеги Андрей Рябов с такой позицией не согласен. «Здесь есть не только стремление включить в новую официальную идеологию элементы традиционализма, но и очевидное стремление дать дополнительные возможности РПЦ, включить ее в политический процесс в качестве более значимого игрока,– пояснил он в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» свою точку зрения. – Наличие такого закона позволяет этому религиозному институту в государстве, где церковь от власти отделена, занимать более активное место в политике, во всяком случае, по определенному кругу вопросов».

По словам Рябова, принятие сенаторами и депутатами закона о защите чувств верующих отражает не общественное настроение, а скорее, мнение активного меньшинства.

Об ЛГБТ

Верховный суд США 26 июня, как сообщал «Голос Америки», признал не соответствующим конституции страны федеральный закон, определяющий брак только как союз между мужчиной и женщиной. За такое решение высказались пять из девяти судей Верховного суда.

В решении суда подчеркивается, что данный закон о защите брака (The Defense of Marriage Act, DOMA) отказывает однополым парам в равноправии с гетеросексуальными брачными союзами и не позволяет им пользоваться такими же правами и льготами, что и традиционным парам.

Своеобразным ответом на это решение стало принятие Советом Федерации РФ двух законопроектов, связанных с темой ЛГБТ – о гей-пропаганде и об усыновлении российских детей однополыми иностранными парами. И по тому, и по другому вопросу сенаторы высказались консервативно: они одобрили введение крупных штрафов за пропаганду однополых отношений среди несовершеннолетних и запретили иностранцам-гомосексуалам усыновлять российских сирот.

Для Дмитрия Орлова разница в отношении Запада и России к проблеме прав гомосексуальных пар не является удивительной. Как он сам рассказал корреспонденту ГА, запрос на консервативные ценности очень силен не только в России, но и в других европейских странах, но не везде он «встречает поддержку власти, и далеко не везде влияет на меры государственного регулирования».

«Скоро во многих странах Европы станет большой проблемой – разрешение гомосексуальных браков, либерализация усыновления детей гомосексуалистами, – и в Европе, а в дальнейшем эта волна будет еще сильнее, особенно в традиционных странах Южной Европы».

В России после принятия вышеназванных законов, консервативная волна, по мнению экспертов, должна пойти на убыль. «Как и протестное движение, это будет иметь временные рамки, – прогнозирует Орлов. – После принятия этих законов, после некой стабилизации ситуации в обществе по темам гомосексуализма и усыновления детей, по теме оскорбления чувств верующих, ситуация станет более спокойной».

Андрей Рябов не согласен с Орловым в том, что в российском обществе силен запрос на консервативные ценности. «Само понятие запроса предполагает некую активную позицию, а я не думаю, что у современного российского общества есть какая-то активная позиция, – отметил он.– Эти законы – особенно в отношении гей-пропаганды – отражают некие общественные настроения, которые действительно присущи большинству населения».

По мнению политолога, происходящее – не столько общественная позиция, сколько стремление показать подчеркиваемое официальными российскими лицами различие между Россией и Западом в целом. «Поскольку в последнее время именно тема прав сексуальных меньшинств оказалась среди топовых новостей в мире, то очень важно подчеркнуть различие по данному вопросу», – сказал Андрей Рябов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG