Линки доступности

НАТО и Россия: исторические заявления


Дмитрий Медведев и Барак Обама

Дмитрий Медведев и Барак Обама

Второй и финальный день саммита НАТО в Лиссабоне завершился заявлением о том, что Россия и НАТО договорились о сотрудничестве по целому ряду вопросов и перешли на качественно новый уровень диалога. Сообщение о присоединении России к натовской системе ПРО, однако, так и не последовало.

Президент Медведев на финальной пресс-конференции заявил, что «период охлаждения и претензий» между НАТО и Россией завершился, однако говорить о единой системе противоракетной обороны еще рано.

«Сами европейцы сейчас плохо себе представляют, как может работать на практике эта система противоракетной обороны, как это все будет выглядеть, и сколько будет стоить, наконец. Но в то же время все понимают, что, в целом, система противоракетной обороны только тогда представляет ценность, когда она является универсальной, а не является только одним из элементов, помогающих тем или иным странам, или распространяющихся только на отдельные театры военных действий», – подчеркнул Дмитрий Медведев.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен после встреч совета НАТО-Россия заявил, что, несмотря на отсутствие прорывов по ПРО, с Россией достигнута договоренность о продолжении диалога.

«Мы не можем дать ответы на детальные вопросы. То о чем мы сегодня договорились, – это начать общий анализ ситуации, который позволит нам получить более конкретные ответы. Мы также приняли решение о том, что отчет о проделанной работе будет подготовлен к следующему июлю, и это послужит основанием для дальнейшей работы», – отметил генсек альянса.

Российский президент также подчеркнул, что участвовать в совместной системе противоракетной обороны «для вида» Россия не намерена.

«Либо мы полноценно участвуем, обмениваемся информацией, отвечаем за решение тех или иных проблем, или же мы не участвуем вообще, – заявил Дмитрий Медведев. – А если мы не участвуем вообще, то, по понятным причинам, мы вынуждены будем защищаться».

Медведев упомянул в этом контексте о российской идее секторальной системы ПРО, однако заявил, что и она нуждается в проработке и обсуждении.

Как это было

Российского президента встречали в Лиссабоне с почестями. Сотрудничество с Россией для альянса на данном этапе было одним из приоритетных решений.

Россия отчасти ответила НАТО взаимностью, согласившись расширить спектр сотрудничества в Афганистане. В частности, в Лиссабоне было объявлено о том, что Россия разрешит НАТО не только ввозить, но и вывозить «нелетальные» грузы из Афганистана по своей территории.

Российский президент отметил, что саммит в Лиссабоне стал шагом на пути построения полноправных отношений между Россией и НАТО, однако упомянул и о существующих проблемах.

«Это не означает, что у нас не осталось расхождений. Одно из самых серьезных, существующих на сегодняшний день, – оценка событий 2008 года, того, что произошло в Грузии. Однако мы констатировали, что эта тема не должна превращаться в камень преткновения», – отметил Дмитрий Медведев.

Генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен при этом подчеркнул, позиция НАТО в грузинском вопросе остается непоколебимой.

«Позиция НАТО остается прежней – мы настаиваем на уважении территориальной целостности Грузии и будем стоять на непризнании независимости Абхазии и Южной Осетии», – заявил генсек НАТО после заседания Совета НАТО-Россия.

Как СНВ нашел на камень

Камнем преткновения между Россией и США неожиданно стал и договор СНВ-3. В то время как обе стороны формально договорились о необходимости ратифицировать документ, новый состав Конгресса США, по прогнозам, вполне может ратификацию затормозить.

Для президента Обамы на саммите это стало больным вопросом. Республиканская оппозиция может стать тормозом для многих его инициатив, однако президент США обещал работать с республиканским большинством нового Конгресса и убеждать конгрессменов проголосовать за СНВ-3.

«Это было бы огромной ошибкой – проигнорировать все наши достижения в этой области и вновь скатиться в атмосферу недоверия и подозрительности с нашими российскими партнерами. Это вполне может случиться, если мы не ратифицируем договор об СНВ», – заявил Барак Обама.

Российский президент в свою очередь сказал, что Россия будет наблюдать за происходящими дебатами о ратификации СНВ и «в случае необходимости будет действовать симметрично тому, что будет происходить в США».

«Если договор не ратифицируют, – подчеркнул Дмитрий Медведев, – труд большого количества людей, направленный на перезагрузку отношений не только между Россией и США, но и на перезагрузку отношений между Россией и НАТО окажется напрасным. Я надеюсь, что законодатели США проявят ответственный подход, тем более что Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений интересен не только Российской Федерации. Он не в меньшей степени интересен США, он не в меньшей степени интересен всем другим государствам».

Заключил свое обращение президент Медведев призывом к прагматизму и гуманизму одновременно. Он отметил, что времена холодной войны канули в лету, и что сотрудничество России и НАТО важно не только государствам, но и их гражданам.

«Это влияет на качество жизни каждого отдельного россиянина, как, кстати, и на качество жизни отдельного европейца. От добрых отношений НАТО и России зависит многое, в том числе и темпы экономического развития наших стран. Мы не должны отвлекаться на создание избыточных оборонительных программ, мы должны думать о будущем, об образовании. Именно поэтому я думаю, что от наших отношений зависит не только «добрый» климат на планете, но и самочувствие огромного количества людей», – подытожил российский президент.

Материалы на эту тему читайте здесь

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

XS
SM
MD
LG