Линки доступности

НАТО – Россия: как Москва отреагирует на выступление Хиллари Клинтон?

  • Василий Львов

22-го февраля, выступая на семинаре, посвященном стратегическим приоритетам НАТО, госсекретарь США Хиллари Клинтон уделила значительное внимание перспективам сотрудничества между Североатлантическим альянсом и Россией. Ранее «Голос Америки» давал выдержки из выступления главы американского внешнеполитического ведомства.

По словам главы внешнеполитического ведомства США, одним из направлений такого сотрудничества может стать Афганистан. В Совете Россия – НАТО уже звучали заявления российских официальных лиц о готовности к поставкам российских вооружений Кабулу. В Брюсселе и Вашингтоне также смотрят с оптимизмом на совместную с Россией борьбу против наркотрафика, идущего из Афганистана и Пакистана. Кроме того, после распада парламентской коалиции в Нидерландах, Амстердам принял решение о выводе из Афганистана нидерландских войск, что привело к ослаблению позиций международной коалиции. Может ли Россия хотя бы отчасти компенсировать его?

«НАТО действительно нуждается в России», – сказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» эксперт Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. – «Это не значит, – продолжил он, – что НАТО без России умрет. Но, с точки зрения НАТО, сотрудничество с Россией может принести пользу прежде всего в Афганистане. Естественно, что речи не идет о вводе российских войск. Я думаю, что на это никто не пойдет, и всерьез в России это не обсуждается. Но оказание помощи через транзит, возможные поставки оружия, тем более что в Афганистане огромное количество советского оружия, – я думаю, что многие согласились бы на его поставки, – совершенно реально».

Сергей Зацепилов, генеральный директор международного центра «За справедливую внешнюю политику», видит проблему на пути сотрудничества между Россией и НАТО в том, что предложение Североатлантического альянса вряд ли устроит Россию, если она не будет иметь возможность «оказывать влияние на политику коалиции».

Что касается поставок российского оружия в Афганистан, то, по мнению Сергея Зацепилова, «здесь за последние шесть месяцев пройдена очень большая дистанция». «Российская сторона выразила готовность оказывать содействие в вооружении афганских сил безопасности», - говорит Зацепилов. И уточнил: «Дистанция пройдена от взаимного отторжения позиций до готовности российской стороны оказывать содействие в решении транспортных вопросов, доставки гуманитарных грузов».

Независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр подчеркивает, что поставки вооружений Кабулу – это именно поставки. «Заявления о помощи Кабулу не делались, – подчеркивает Фельгенгауэр. – Мы готовы продавать оружие».

На вопрос об участии России в операции Североатлантического альянса в Афганистане Фельгенгауэр ответил: «Под американским командованием ни в коем случае». «Россия не заинтересована в победе Америки и НАТО. Россия заинтересована в ослаблении НАТО», – считает эксперт.

Тем не менее, Фельгенгауэр считает возможным совместное противодействие сторон наркотрафику. «Но и здесь проблема», – отмечает он. По словам аналитика, люди из российских силовых структур участвуют в транзите наркотиков по территории России.

Другой важный аспект отношений между Россией и НАТО, о котором говорила в своей речи Хиллари Клинтон, связан с вопросом о противоракетной обороне. «Противоракетная оборона, считаем мы, сделает этот континент более безопасным. Эта система безопасности могла бы включить в себя Россию, если Россия решит сотрудничать с нами. Для нас это уникальная возможность работать вместе, чтобы построить общую защиту», – заявила глава внешнеполитического ведомства США.

Осуществимо ли это? Тему продолжает Алексей Малашенко: «Я не думаю, чтобы в ближайшее время появилась возможность для создания единой ПРО. Важно то, что об этом разговаривают. Это одна из тенденций, которая свидетельствует о кооперации даже здесь. А создание единой ПРО – я даже не говорю здесь о политике – это очень дорого, очень сложно. Если на секунду предположить, что все на это согласились, вы себе представить не можете, как дорого это стоит и как много придется переделывать всего».

По мнению Сергея Зацепилова, «позиция российской стороны по системе ПРО состоит в том, что нужно начинать с сугубо конкретных вопросов». «В частности, – указывает эксперт, – Россией было сделано предложение о том, что она готова сдать в аренду Габалинскую радиолокационную станцию на территории Азербайджана». «По моей оценке, – подчеркивает Сергей Зацерилов, – это форма взаимодействия в противоракетной обороне».

Если Алексей Малашенко считает, что сотрудничество НАТО и России по противоракетной обороне неосуществимо в ближайшее время, а Сергей Зацепилов, – что разногласия кроются в географических нюансах и что в данном случае необходимы переговоры, то Павел Фельгенгауэр и вовсе отказывается рассматривать такую возможность.

«Нет, это невозможно, – считает политолог. – Разговоры об этом идут с первой половины 90-х, ничего, конечно, из этого не вышло и выйти не может. Россия предложила совместное сотрудничество в том смысле, что это будет двойной ключ. А зачем американцам тратить миллиарды на строительство системы, которую Россия может отключить в любой момент, или когда придется три месяца договариваться в Совете Безопасности, чтобы запустить противоракеты?»

Глава внешнеполитического ведомства США также заявила о том, что позиция НАТО в отношении Грузии, а также российской военной базы в Абхазии остается прежней. Однако, как указывают эксперты, это не связано напрямую с темой Афганистана и ПРО.

По словам Сергея Зацепилова, «в целом тональность выступления Хиллари Клинтон в том, что касается взаимоотношений с Россией, носит исключительно позитивный характер. Вне всякого сомнения, это выступление встретило позитивный отклик в Москве, и я думаю, что количество каких-то встречных шагов с российской стороны будет увеличиваться и расширяться».

XS
SM
MD
LG