Линки доступности

В Вашингтоне обсуждают будущее альянса в контексте майского саммита в Чикаго

В преддверии саммита НАТО, который должен состояться в середине мая в Чикаго, аналитики в американской столице выступили с предложениями о том, как оптимизировать работу альянса.

По мнению специалистов, поделившихся своими мнениями в институте Брукингса в Вашингтоне, перед блоком в ближайшем будущем стоят две главные задачи, Во-первых, выработать альтернативные формы ядерного сотрудничества, которые смогут обеспечивать более широкое участие стран-членов в ядерной миссии. Во-вторых, добиваться, чтобы члены альянса, чувствующие свою уязвимость перед внешними угрозами, укрепили уверенность в том, что НАТО является для них мощной поддержкой и гарантией безопасности.

«США заинтересованы в том, чтобы дать европейским партнерам играть большую роль в рамках альянса», - так определил корень необходимых изменений в организации Пол Шульт, представляющий фонд Карнеги.

Стивен Пфайфер из института Брукингса в свою очередь отметил, что, несмотря на то, что НАТО перед своими членами на ближайшее будущее поставил задачу вносить 2% своего ВВП в бюджет альянса, для всех воплотить такую задачу в жизнь будет нелегко.

При этом Россия и ее отношения с НАТО, по единодушному согласию специалистов, является фактором, который неизбежно влияет на расклад сил внутри альянса и вне его. Как считают аналитики, для того, чтобы максимизировать безопасность альянса, необходимо трансформировать отношения Россия-НАТО посредством прозрачности и построения взаимного доверия. Отмечается, в то же время, что альянс в одиночку и без полной включенности России в этот вопрос с задачей не справится.

Неизбежно возникающая тема иранской ядерной проблемы в преломлении безопасности членов НАТО также не обошлась без обсуждения роли России.

«Мы однозначно имеем политический эффект определения временного промежутка по выводу американских вооружений с территории Европы, причем, не потому, что они воспринимаются как вооружения в какой-либо степени применимые к решению проблемы Ирана. Это будет, скорее, воспринято как жест разоружения, к которому, в конечном итоге, все мы стремимся», - отметил директор по исследованиям британского Королевского института исследования безопасности Малколм Калмерс.

Он также подчеркнул, что многое в этой ситуации будет зависеть от позиции России.

«Если в какой-то момент мы столкнемся с ситуацией, в которой, несмотря на заявления России на протяжении долгих лет о том, что мы преувеличиваем иранскую угрозу, Иран начнет активно разворачивать ядерную программу, возникает вопрос, каким образом и насколько быстро отреагирует Россия, - заявил Калмерс. - Если одним из результатов подобного сценария станет сближение НАТО и России, тогда концепция ядерной позиции НАТО и Европы будет меняться».

«Однако, если Россия встанет на сторону Ирана, что конечно, маловероятно, ситуация с ядерной безопасностью будет совсем другой. Очевидно при этом, что Россия в любом случае играет одну из решающих ролей в определении этой атмосферы», - заключил аналитик.

Другие новости политики читайте в рубрике «Политика»


  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG