Линки доступности

НАТО на «Гентском алтаре»

  • Анна Введенская

Во фламандском городе Гент прошла неформальная встреча министров обороны стран-членов ЕС.

Министр обороны Бельгии Питер де Крем устроил так, что встреча коллег началась в Соборе святого Бавона, который приобрел мировую известность благодаря «Гентскому алтарю», созданному братьями ван Эйк.

После этого, на протяжении двух дней, министры обсуждали как выстраивать отношения между ЕС и НАТО, учитывая, что Лиссабонский договор открыл прямую дорогу для создания системы общеевропейской обороны и европейских вооруженных сил, численностью в 60 тыс человек.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, баронесса Кэтрин Эштон, выступила перед министрами с речью, однако с помощью телемоста. То, что «европейский министр обороны» не появилась в Генте лично, вызвало нарекания прессы.

На второй день встречи прошли дискуссии о том, как укрепить вооруженные силы Европы в условиях сокращения национальных оборонных бюджетов, вызванных глобальным финансовым кризисом.

В связи с этим возникает «парадоксальная ситуация» заявил министр де Крэм – с одной стороны Лиссабонский договор повышает роль ЕС как гаранта безопасности, с другой – происходит стремительное сокращение военных расходов...

Питер де Крем постоянно повторял фразу: «Как добиться большего меньшими средствами?» Ответ на этот вопрос, по его мнению, может дать только открытая политическая дискуссия.

Встреча министров была неформальной, и никаких официальных документов по ее итогам подписано не было. Однако некоторые политики отреагировали на это мероприятие весьма бурно: они сочли, что создание общеевропейской системы обороны может вступать в противоречие с целями НАТО.

«Дублирование функций НАТО и расточительные тщеславные проекты Евросоюза не будут одобрены», – уверен депутат Европарламента Джеффри ван Ордер. Он считает, что создание европейской армии не имеет ничего общего с реальным повышением боеспособности, но является одним из путей европейской политической интеграции.

Другие политические лидеры подозревают, что создание европейской обороны – первый шаг в сторону передачи Брюсселю полномочий отдельных государств.

Ван Ордер говорит, что «будучи не в состоянии разрешить внутриполитические проблемы, председательствующая в ЕС Бельгия, ищет славы с помощью рекламы европейской оборонной политики».

Его точка зрения противоречит политической линии, оглашенной на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2010 года. Тогда министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле провозгласил, что долгосрочной целью является «создание европейской армии под полным парламентским контролем».

В свою очередь президент Еврокомиссии Жозе Баррозу незадолго до Гентского саммита заявил, что «не стоит жить иллюзиями – у нас не будет авторитета в мире, если не будет общей оборонной политики. Полагаю, что настал момент ответить на этот вызов».

Депутат Европарламента Эндрю Дафф, автор книги о Лиссабонском договоре, рассказал «Голосу Америки» о своем видении будущего европейской обороны. «Единая европейская оборонная политика необходима, – говорит Дафф. – НАТО неспособно к обновлению и после окончания “холодной войны” не может понять смысл своего существования».

«Экономический и финансовый кризис подталкивает к интеграции вооруженных сил стран-членов ЕС. ЕС – это политический союз, поэтому ему необходима независимая оборонная стратегия: геополитические цели НАТО и ЕС не всегда совпадают», – уверен Дафф.

Было бы ошибочно полагать, что оборонная политика ЕС является автоматическим продолжением политики НАТО. Хотя бы потому, что шесть государств – Австрия, Кипр, Финляндия, Ирландия, Мальта и Швеция – не являются членами Североатлантического Альянса. До сего дня сотрудничество между военными структурами ЕС и НАТО не было особенно успешным.

Далее на эту тему читайте здесь

XS
SM
MD
LG