Линки доступности

То, что на Западе видят как путь к стабильности, в России считают раздражающим фактором

Экстренная встреча министров иностранных дел стран-членов НАТО в Брюсселе, завершившаяся в среду, проходила накануне 65-летия основания Северо-Атлантического альянса. В марте и апреле НАТО отмечает также сразу несколько годовщин своего расширения.

15 лет назад, 12 марта 1999 года, к НАТО присоединились Венгрия, Польша и Чешская республика; 29 марта 2004 года, то есть 10 лет назад, – Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения; и пять лет назад – 1 апреля 2009 года – в Альянс вступили Албания и Хорватия.

Западные страны и, прежде всего, сами члены Альянса считают, что расширение НАТО на восток способствовало укреплению стабильности в Европе и распространению там демократии. «Проводимая НАТО политика открытых дверей не только позволила вступить (в Альянс) большему числу стран: она распространила в Европе демократию, процветание и стабильность, открыв новые возможности для укрепления безопасности и благополучия во всем мире», – заявил госсекретарь США Джон Керри, выступая во вторник в Брюсселе на встрече министров иностранных дел-стран членов НАТО.

Россия, наоборот, раздражена расширением НАТО, считая это нарушением данных ей ранее Западом обещаний и угрозой для своих национальных интересов. Одна из причин российской аннексии Крыма – именно в неуверенности, связанной с расширением НАТО. «Я просто не могу себе представить, что мы будем ездить в Севастополь в гости к натовским морякам», – сказал президент Путин в одном из своих публичных обращений, отметив, что «они (натовцы) отличные парни, но пусть лучше они к нам в гости приезжают в Севастополь, чем мы к ним».

Вопрос о возможной связи (или ее отсутствии) расширения НАТО на восток и крымского конфликта сейчас широко обсуждается в экспертном сообществе США. «Решение о включении стран Восточной Европы в НАТО и то, как этот план соотносился с интересами Москвы, может быть предметом легитимной дискуссии», – признает Томас Грэм, бывший главный советник по России в Совете по национальной безопасности США в администрации президента Джорджа Буша-младшего.

«Это очень сложный и противоречивый вопрос, – считает Стивен Сестанович, бывший высокопоставленный сотрудник администраций Рональда Рейгана и Билла Клинтона. – Историки еще долго будут его обсуждать. У меня у самого раньше было много сомнений по поводу расширения НАТО. Но я все-таки пришел к выводу, что это будет конструктивный процесс, и, если говорить в общем, так оно и случилось».

О чем договорились в Брюсселе

После распада Советского Союза, Североатлантический альянс утверждал, что не считает Россию своим врагом. И хотя сейчас, в свете аннексии Крыма Россией, акценты значительно сместились, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен по завершении встречи в Брюсселе дал понять, что и сегодня не видит Россию в качестве врага. Он подчеркнул, что Россия пытается не допустить интеграции в НАТО и Евросоюз прилегающих к ее границам периферийных стран.

«России нужен внешний враг для внутренней консолидации, – сказал Расмуссен. – Но НАТО является мнимым врагом, НАТО никогда не имело намерений нападать на Россию».

На завершившейся в Брюсселе двухдневной встрече министров иностранных дел стран-членов НАТО было принято решение приостановить сотрудничество с Россией по гражданской и военной линии. Расмуссен заявил, что, «тем самым, альянс делает свой вклад в международную изоляцию России» в ответ на аннексию Крыма.

Глава НАТО напомнил о принципе коллективной безопасности: «Я уверен, что Москва хорошо представляет нашу решимость защищать наших союзников. Данное положение является основой НАТО, при этом мы делаем конкретные шаги по укреплению нашей совместной обороны, в том числе за счет увеличения числа полетов военной авиации и улучшения системы наблюдения».

«Агрессия России против Украины, – добавил Расмуссен, – бросает вызов нашему представлению о единой, свободной и мирной Европе».

Однако на встрече в Брюсселе министры стран НАТО не приняли решения о направлении дополнительных воинских контингентов в страны-члены альянса, граничащие с Россией. Такая позиция разочаровала Польшу и страны Балтии, выступающие за создание на их территории постоянных баз НАТО.

«Ситуация изменилась»

Воинские контингенты НАТО непосредственно у границ России – в Москве это сочли бы провокацией. Россия ссылается на неформальное соглашение, заключенное во время расширения НАТО на восток, согласно которому альянс не будет размещать базы на территории своих новых членов.

По словам Иво Даалдера, бывшего постпреда США в НАТО, а ныне президента Чикагского Совета по международным отношениям, в 1997 году западные державы в одностороннем порядке пообещали не дислоцировать свои войска в странах, о вступлении которых в альянс шла речь в то время. (Напомним, что в 1999 году к НАТО присоединились Венгрия, Польша и Чешская республика).

В среду Даалдер заявил журналистам, участвовавшим в среду в телефонной конференции по НАТО и Украине, что с тех пор «ситуация изменилась».

«После того, как Россия не только вторглась, но и аннексировала часть суверенного государства, хотя ранее в письменном виде пообещала этого не делать, НАТО не должно отказываться от шагов, необходимых для укрепления безопасности членов альянса, – сказал бывший посол США в НАТО, подчеркнув, что выражает свою личную точку зрения. – Именно поэтому сегодня мы обсуждаем целесообразность дислокации американских войск (в странах-членах НАТО, граничащих с Россией – М. Г.) на постоянной основе. Альтернативой является временное размещение войск в Польше и странах Балтии и оказание им всемерной поддержки для повышения их обороноспособности».

Все шире, и шире, шире..

Историки и политологи говорят, что первые шаги к расширению НАТО на Восток были сделаны в апреле 1993 года. Тогда на церемонии открытия Музея Холокоста в Вашингтоне лидеры Чехии и Польши Вацлав Гавел и Лех Валенса буквально не отходили от нового американского президента, Билла Клинтона, убеждая принять их страны в НАТО. Однако в России часто ссылаются на слова Михаила Горбачева о том, что США и другие западные страны после воссоединения Германии обещали ему, что «НАТО не продвинется на Восток ни на один сантиметр».
.
Впрочем, это «обещание», которое, как утверждает Россия, было Западом нарушено, по сей день трактуется сторонами по-разному, отмечает Томас Грэм.
«Обещание было предположительно дано Горбачеву в 1989 году: когда имел место этот разговор, его предметом было воссоединение Германии, – напомнил Грэм корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – Вопрос заключался в том, будут ли размещены силы НАТО на территории Восточной Германии. В то время никто не мог предположить, что распадется организация Варшавского договора, как и сам Советский Союз. Западные державы в то время и представить не могли расширения НАТО за счет государств Восточной Европы».

После падения Берлинской стены, распада СССР и дезинтеграции Варшавского договора американцы и европейцы задались целью создать «единую, свободную и мирную» Европу. Новый «европейский порядок» должен был быть более стабильным, мирным и демократичным, чем когда бы то ни было в истории Европы. Возник вопрос о создании надежной структуры безопасности в Восточной Европе.

«Это были общие попытки завершить “холодную войну” на основе, которая была бы конструктивной для дальнейшего будущего, – считает Стивен Сестанович. – США не думали об этом “порядке” как о своих национальных интересах – это были общие интересы, которые объединяли страны Европы. Сейчас Путин говорит, что этот порядок угрожает национальным интересам России».

Хорошо или плохо

Пола Добрянски, бывший помощник госсекретаря США в администрации президента Буша-младшего, приветствует расширение НАТО. «Я всегда выступала за расширение НАТО, – сказала она, выступая в прошлом месяце в Колумбийском университете. – И особенно сейчас, в разгар украинского кризиса, расширение НАТО на восток выглядит как весьма предусмотрительная стратегия. Это эффективный путь к евроатлантической интеграции. И помимо военного компонента, здесь есть еще политический. В процессе широко обсуждалось, как расширить НАТО таким образом, что это не будет угрозой для других стран региона, в том числе для России. Интересы других стран всегда были частью дискурса о расширении НАТО».

Однако это «движение на восток» стало все больше и больше раздражать Россию. В США также есть политики и эксперты, считающие, что этот процесс способствовал дестабилизации ситуации в Европе, так как перевес сил оказался на стороне одной военной организации.

Наиболее ярким выразителем такой позиции можно считать Пэта Бьюкенана – консервативного политика и комментатора, который назвал Путина «новым защитником консервативных ценностей в мире и патриотом своей страны».

Бьюкенан, который работал в администрациях президентов Рейгана и Никсона, относится к «изоляционистам» (их в американской политике меньшинство, но, все же, значительное количество) – они считают, что национальные интересы США во внешней политике не распространяются далеко за пределами страны. Мнения таких представителей правого крыла Республиканской партии практически никогда не совпадают с мнением Белого дома, а сами они составляют меньшинство в американском политическом истеблишменте. Однако в последнее время их позиции весьма эффективно озвучивали сначала конгрессмен Рон Пол, а теперь его сын, сенатор Рэнд Пол. Рон Пол выдвигал свою кандидатуру на пост президента США на последних выборах, а его сын, как ожидается, будет баллотироваться на следущих.

«Я уже давно говорю, что США и Европа совершили огромную ошибку, когда “принесли” НАТО на “задний двор” России, в страны Балтии, – сказал Пэт Бьюкенан в интервью «Голосу Америки». – И я всегда был категорически против включения в НАТО Украины и Грузии. Для НАТО включение этих стран не представляет никакой выгоды. И ни один американский президент, даже во времена “холодной войны”, не претендовал на то, чтобы заявлять о своем военном присутствии к востоку от Эльбы».

Бьюкенан представляет гипотетическую ситуацию в зеркальном отражении:

«Когда “холодная война” закончилась, когда советская армия ушла на восток, НАТО не должно было двигаться в сторону российских границ, – говорит он. – Я вас уверяю, если бы российские МиГи летали сейчас над мексиканскими городами Матаморос и Тихуана (города на границе Мексики и США – ВК), американские граждане тоже не чувствовали бы себя комфортно».

По мнению Томаса Грэма, расширение НАТО и одновременное выстраивание рабочих отношений с Москвой было вполне резонным подходом – до недавнего времени.

«На мой взгляд, ошибка была допущена в последние годы, когда НАТО отказалось ограничить свое расширение на Восток, говоря о перспективе вступления в альянс Грузии и Украины, – сказал Грэм “Голосу Америки”. – Это очень чувствительный момент для России, который помещает ситуацию в совершенно иной контекст. Я всегда считал, что после вступления в НАТО стран Балтии Североатлантическому альянсу следовало положить конец своему расширению, проведя линию от стран Балтии к Польше и далее к Балканам».

Таким образом, продолжает Грэм, под «зонтиком» НАТО оказались бы страны Центральной и Восточной Европы, и дальнейшее расширение альянса было бы возможно лишь за счет стран, находящихся к западу от этой линии. «Затем следовало попытаться создать европейскую архитектуру безопасности с участием Соединенных Штатов, объединенной Европы и России», – считает эксперт.

Однако большинство американских экспертов все же поддерживают расширение альянса – и особенно сейчас, в контексте крымско-украинского кризиса.

«Если бы НАТО не расширилось на Восток – сейчас кризис был бы намного шире, – сказал Стивен Сестанович в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Тревога и даже паника в Восточной Европе сейчас были бы намного больше. И призывы к США быстро, срочно установить новые военные отношения со странами, которые чувствуют опасность со стороны России, сейчас были бы намного более решительными. Мне кажется, что существование НАТО как самого крупного альянса помогает стабилизировать ситуацию, хотя Путин, наверное, с этим и не согласится».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG