Линки доступности

Президенты взялись за конфликт в Нагорном Карабахе

  • Василий Львов

Серж Саргсян, Дмитрий Медведев и Ильхам Алиев

Серж Саргсян, Дмитрий Медведев и Ильхам Алиев

Сегодня в Астрахани президент России Дмитрий Медведев обсуждал урегулирование нагорно-карабахского конфликта с лидером Армении Сержем Саргсяном и его азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым.

Пожалуй, единственным очевидным результатом этой встречи стало решение Алиева и Саргсяна обменяться военнопленными и телами убитых солдат. «Речь идет о специальной декларации, направленной на укрепление мер доверия», – прокомментировал соглашение Дмитрий Медведев. Хотя активный вооруженный конфликт между Азербайджаном и Арменией прекратился в 1994 году, с обеих сторон по-прежнему гибнут люди. Так, например, только вчера был убит солдат-срочник Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики Арут Григорян, 1990-го года рождения.

Краткая историческая справка

Истоки конфликта вокруг Нагорного Карабаха можно искать еще в армяно-азербайджанской войне 1918-1920 годов и ранее. В 1923 году в рамках Азербайджанской ССР была создана Нагорно-Карабахская автономная область – в той части Нагорного Карабаха, где преимущественно жили армяне. На протяжении советской истории Ереван не раз пытался изменить эту ситуацию, но центр ему в этом отказывал, в том числе, против изменений выступал Сталин.

Согласно переписи 1979 года, 75,9 процента жителей НКАО составляли армяне, 22,9 процента – азербайджанцы. Впоследствии армяне обвиняли азербайджанцев в том, что те специально наращивали свое присутствие в Нагорном Карабахе, чтобы изменить демографическую ситуацию. «Старался изменить там демографию», по собственным заверениям, и Гейдар Алиев, который в советское время занимал различные ответственные посты в Азербайджане, а с 1993 по 2003 был его президентом.

По мере ослабления СССР конфликт обострялся. В 1988 году начались первые межэтнические столкновения между армянами и азербайджанцами. А в 1991-м, когда армянское население Нагорного Карабаха проголосовало на референдуме за независимость от Азербайджана, началась очередная азербайджано-армянская война – самая кровавая на карте бывшего СССР. Погибло до 25 тысяч человек, столько же было ранено, тысячи пропали без вести, а сотни тысяч людей стали беженцами. И сегодня очень острым остается вопрос об азербайджанских беженцах, живших в Нагорном Карабахе. В 1994 году Азербайджан, Армения и НКР подписали при посредничестве России договор о прекращении огня.

В 2007 году Россия, США и Франция – сопредседатели Минской группы ОБСЕ, созданной для урегулирования нагорно-карабахского конфликта, – подписали Мадридский документ, который предусматривает проведение референдума о самоопределении в Нагорном Карабахе, а также освобождение армянскими войсками прилегающих к Нагроному Карабаху оккупированных азербайджанских территорий.

Третий лишний?

Уже седьмой раз, начиная с 2008 года, переговоры вокруг Нагорного Карабаха проходят в трехстороннем формате – Россия, Азербайджан, Армения. «Частота встреч именно тем и вызвана, что призвана компенсировать рост напряженности в зоне Нагорного Карабаха и удержать от непоправимых шагов», – отметил в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Константин Затулин, первый заместитель председателя думского Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, директор Института стран СНГ.

Встреча Медведева, Алиева и Саргсяна в Астрахани совпала с открытием в этом городе памятника Гейдару Алиеву. Некоторые эксперты видят в этом определенный успех азербайджанской дипломатии. Впрочем, эксперты, с которым общался корреспондент «Голоса Америки», считают, что Россия сохраняет нейтралитет.

С этим согласен и Константин Затулин, с той только поправкой, что этот нейтралитет «активный». Вот как Затулин охарактеризовал отношения России с этими двумя закавказскими государствами.

«Россия испытывает дискомфорт от того, что любое развитие российско-армянских отношений ревниво воспринимается в Азербайджане и наоборот», – сказал он. Если с пограничным Азербайджаном Россия тесно связана экономически, отметил Затулин, то ее отношения с Арменией «более высокого институционального уровня», поскольку Армения входит в военно-политический блок Организации Договора о коллективной безопасности и является наблюдателем в Евразийском экономическом сообществе.

Впрочем, чуть позже Затулин критически заметил: «В Азербайджане сочли, что конечный выбор Турции в пользу отказа от армяно-турецкого урегулирования в нагорно-карабахском вопросе является дипломатической победой Азербайджана, и на фоне этой победы надо развивать политическое наступление, добиваться решения нагорно-карабахского вопроса на условиях Азербайджана».

Между Ереваном и Баку

О российском участии в урегулировании нагорно-карабахского конфликта главный редактор «Вестника Кавказа» Алексей Власов сказал в интервью «Голосу Америки»: «Я думаю, Россия принимает на себя риски возможной неудачи переговоров, но при этом Москве очень важно показать, что она является главным модератором диалога по Нагорному Карабаху. Отсюда такая активность российской дипломатии и трехсторонний формат встреч, который в последние годы уже стал привычным. Но это не означает, что удалось достичь конкретных результатов, хотя четко обозначены позиции сторон и выявлены моменты, мешающие достижению компромисса».

В Баку и в Ереване, да и в столице Нагорного Карабаха Степанакерте, очевидно, недовольны тем, как развиваются переговоры. Представитель пресс-службы Азербайджанского посольства в Москве, в ответ на просьбу «Голоса Америки» прокомментировать официальную позицию Баку, сослалась на сайт азербайджанского МИДа. Там говорится следующее: «Хотя попытки урегулирования, предпринимаемые в рамках ОБСЕ довольно давно, не всегда были последовательными и пока не принесли результатов, Азербайджан по-прежнему привержен мирному решению конфликта в конструктивном ключе».

На это возразил вице-президент Союза армян России Гегам Халатян в интервью с корреспондентом «Голос Америки». Во-первых, он сослался на частые перестрелки на границе Нагорного Карабаха с Азербайджаном, который, по его словам, «нагнетает конфликт». Во-вторых, Гегам Халатян напомнил, что «Азербайджан усиленно наращивает свой военный потенциал». Отметим, что не так давно азербайджанский министр финансов Самир Шарифов сообщил, что военный бюджет его страны в 2011 году вырастет на 90 процентов – это более 3 миллиардов долларов. Для сравнения – армянский военный бюджет составляет примерно 385 миллионов долларов. «Если мировое сообщество реально хотело бы исключить вариант войны, оно могло бы соответствующий уровень вооружения обеспечить и для Армении», – считает Халатян.

Он также усомнился в том, что продленная аренда военной базы Гюмри в Армении, да и членство этой страны в ОДКБ создает гарантии защиты от Азербайджана – вопреки мнению Алексея Власова, Константина Затулина, наконец, независимого военного обозревателя Александра Гольца и других экспертов. Вспомнил Халатян и о том, что членство Киргизии в ОДКБ не помогло ей, и Россия не вмешалась в конфликт на юге страны. Напомним, впрочем, что конфликт был внутренним, а страны-члены ОДКБ оказывают помощь друг другу в случае внешней или террористической угрозы.

Промежуточный итог

Итак, азербайджанский МИД четко заявляет свою позицию: «Оставаясь приверженным мирному урегулированию конфликта, Азербайджан, тем не менее, никогда не пойдет на компромисс по вопросу о своей территориальной целостности и таким образом никогда не признает готовое решение, основанное на свершившемся факте, которое пытается навязать армянская сторона».

Между тем Гегам Халатян выражает свою личную, но распространенную среди армян точку зрения: «Когда говорят о принципах Мадрида, постоянно ссылаются на Хельсинские соглашения, которые зафиксировали статус-кво в Европе после Второй мировой войны. На мой взгляд, все, что делается в истории с Нагорным Карабахом, прямо противоречит Хельсинскому процессу. Согласно нормам, которые существовали в Советском Союзе, Нагорный Карабах провел референдум (в 1991-м году, который азербайджанцы бойкотировали – В.Л.) и провозгласил свою независимость. Потом была кровопролитная война, которая длилась до 1994 года. Это статус-кво. Если следовать духу Хельсинки, надо бы зафиксировать статус-кво и тем самым признать сложившиеся реалии».

Константин Затулин в завершение сказал, что Россия, на его взгляд, четко обозначила свою позицию в заявлении по Нагорному Карабаху, которое было сделано во время встречи «большой восьмерки» и подписано президентами стран-сопредседателей Минской группы – Медведевым, Обамой и Саркози. «Там изложены принципы урегулирования конфликта, из которых лично я делаю вывод, что сопредседатели понимают, что без военных действий, без тотальной оккупации Нагорного Карабаха, военных перспектив которой я сейчас не вижу, Нагорный Карабах не откажется от своего независимого статуса», – сказал Затулин.«Об этом не говорится прямо в заявлении президентов, не может говориться прямо, – пояснил он, – но там есть детали, например, вычленение Лачинского коридора из перечня тех районов Азербайджана, которые должны или могут быть возвращены в качестве мер доверия на первом этапе».

Новости политики читайте здесь

XS
SM
MD
LG