Линки доступности

Кризис мультикультурного общества?


Кризис мультикультурного общества?

Кризис мультикультурного общества?

Канцлер ФРГ Ангела Меркель признала полный провал попыток построить мультикультурное общество в Германии. С таким заявлением она выступила в субботу на собрании молодежной организации Христианско-демократического союза (ХДС) в Потсдаме.

Мнение о том, что мультикультурализм грозит обернуться катастрофой для Германии, разделяют многие избиратели и политики и в других европейских странах. Меркель лишь сказала вслух то, что не решаются озвучить другие европейские лидеры: мультикультурное общество, которое долгие годы пытались развивать в Западной Европе, создает столько же проблем, сколько решает.

Согласно идее мультикультурализма – либеральной и гуманной концепции сформулированной европейцами во второй половине ХХ века, иммигранты, живя в Европе, имеют право сохранять свой язык, религию, культуру и самобытность.

Однако, судя по всему в Европе, и в частности в Германии, идея мультикультурализма не очень-то сработала. Немцы ошибочно считали, что мигранты, выполнявшие в середине 20-го века роль дешевой рабочей силы, покинут страну, когда в них отпадет нужда. Так, кстати, поступили, скопив денег, многие испанцы, итальянцы и португальцы, приезжавшие на работу в Германию.

Но разрыв в уровне жизни между европейским Средиземноморьем с одной стороны, и Турцией и Северной Африкой с другой, слишком велик. Многие мигранты, большей частью из Турции, предпочли остаться в Германии, перевезя туда свои семьи и обзаведясь детьми. Немцы, не рассчитывавшие, что этот вопрос приобретет столь долгосрочный характер, не приложили достаточно усилий, чтобы ассимилировать мигрантов. Многие родившиеся в Германии турки только недавно получили германское гражданство. А в последнее десятилетия в Германию, как впрочем, и в другие страны Евросоюза, хлынули сотни тысяч арабов, которые с еще большим скрипом ассимилируются в европейском обществе.

Толерантность – один из главных постулатов современного европейского общества. Но толерантность грозит исчерпать себя, столкнувшись с нежеланием мигрантов принимать европейские правила жизни.

По мере роста национальных общин ассимиляция мигрантов замедлилась. Вновь прибывающие «новые европейцы» не хотят осваивать язык, знакомиться с культурой Европы, пренебрегают общественными институтами, предпочитая вариться в собственной среде. Зачастую, они не просто сохраняют свою религию, но выбирают наиболее экстремальные ее формы. Вспомните демонстрации в поддержку введения шариата в Великобритании.

Мигранты из мусульманских стран мало интересуются ценностями и судьбой Европы, как таковой. Такое поведение мигрантов не может не вызывать отторжения у европейцев. Более того, с «приезжими» зачастую связывают терроризм и просто хулиганство – от взрывов в Мадриде и в Лондоне, до погромов во Франции.

Последние парламентские выборы в странах Старого света показали, что многие европейские избиратели сегодня не боятся показаться нетолерантными. Они массово голосуют за представителей правых партий, которые обещают вернуть страны к традиционному европейскому укладу жизни или бороться с радикальным Исламом. Проблема взаимоотношений с мигрантским сообществом в западноевропейских странах становится главным пунктом внутриполитической повестки дня.

К примеру, в Австрии усилилась ультраправая Партия свободы: она призывает к борьбе против строительства минаретов и ношения чадры. Заметны успехи правых, выступающих с антииммигрантскими лозунгами, в Дании, Швейцарии, Венгрии, Норвегии... Межнациональные трения привели к тому, что власти Франции наложили запрет на ношение традиционных мусульманских головных уборов, закрывающих все лицо женщины.

Ислам уже стал второй по численности адептов религией Старого Света. Вследствие высокой рождаемости и продолжения мусульманской иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока, процесс исламизации Европы будет только убыстряться. В несколько меньшей степени Европу будут заселять выходцы из Индии, Китая, христианских стран Африки.

Однако нельзя говорить о том, что идея мультикультурности нежизнеспособна. США и Канада достаточно успешно справляются с процессом международной миграции, создав универсальную надэтническую модель и достаточно безболезненно интегрируя миллионы эмигрантов. В отличие от Европы, эмигранты из разных стран, исповедующие разную веру, работают и учатся вместе, и, как правило, изучают язык, закон и культуру Соединенных Штатов.

Но и тут не без проблем: в США идет борьба за иммиграционную реформу. Интересы бизнеса, желающего притока дешевой рабочей силы, и организованных групп латиноамериканцев и других мигрантов, старающихся уменьшить препоны на пути въезда в Соединенные Штаты их родственников, сталкиваются с негативной реакцией большинства населения. Когда штат Аризона принял закон, позволяющий полиции проверять эмиграционный статус задержанных, и если надо, депортировать нелегалов, федеральное правительство решило опротестовать такой подход в суде.

Многие коренные американцы считают, что мигранты, особенно нелегалы, занимают их рабочие места. Но это скорее «экономическая», а не чисто «культурная» реакция, характерная для Европы.

В некоторой степени, такое толерантное отношение к представителям разных культур обусловлено тем, что США традиционно считаются «страной иммигрантов». В Новом Свете мультикультурная модель складывается уже более полутора веков. Однако неизвестно, удастся ли воплотить в жизнь такую же модель в Европе.

Ариэль Коэн – ведущий эксперт Фонда «Наследие» по вопросам России, Евразии, и международной энергетической политики

  • 16x9 Image

    Ариэль Коэн

    Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Ариэл Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

XS
SM
MD
LG