Линки доступности

Фильм Итана и Джоэла Коэнов True Grit (в российском прокате «Железная хватка»), получивший 10 номинаций на «Оскар», 10 февраля откроет Берлинский кинофестиваль. В тот же день фильм выйдет на экране российских кинотеатров.

Вестерн «Железная хватка» – экранизация одноименного романа Чарльза Портиса. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина задала несколько вопросов братьям Коэнам.

Галина Галкина: Начну с вашего подхода к съемке фильмов – он изменился за годы? И если да, то, каким образом?

Итан Коэн: Да, не особо.

Джоэл Коэн: Просто некоторые аспекты процесса стали более привычными, что и следовало ожидать. В общем и целом, процесс особо не меняется, а с деталями приходится бороться. Приходится постоянно задавать себе вопросы: «Какая будет погода в этом фильме в этот день? Как тяжело будет решить проблему, которая имеет отношение к материально-техническому обеспечению съемок? И как все организовать, все построить?».

Подобные проблемы - всегда новые, потому, что никогда не снимаешь одно и тоже дважды. Ну, возможно, за исключением, диалогов.

Г.Г.: А деньги помогают?

Итан Коэн: Конечно помогают, но дело не совсем в деньгах. Мы же работаем не в вакууме. Все зависит от степени энтузиазма по отношению к проекту. И, кстати говоря, на этом проекте денег было в обрез, их еле хватило.

Джоэл: В «Железной хватке» было труднее уложиться в бюджет, чем в фильмах, которые мы делали до этого.

Дело в том, что мы натурные съемки проводились вдалеке от цивилизации; погода была капризной; в фильме снималась 13-летня девочка, которая могла работать лишь определенное количество часов, согласно законам о труде… Плюс лошади, которые делают то, что им взбредет в голову и не очень-то слушаются режиссера. На все это уходит много времени, а время – деньги.

Г.Г.: Насколько независимы могут быть режиссеры, когда снимают студийный фильм, продюсером которого является Стивен Спилберг?

Джоэл: Этот фильм не был независимым. Это был очень зависимый фильм.

Итан: А Спилберг как раз очень помог. Он заключил сделку, чтобы мы смогли снять фильм. Он был классным!

Джоэл: Этот фильм был студийным и не был независимым. Его никак не назовешь независимым. Фильм из библиотеки студии, созданный на большой студии, со Стивеном Спилбергом в списке продюсеров. Хоть мы и стонали по поводу бюджета, мы не снимали его за два миллиона долларов.

Итан: Да, но что это значит для нас? Предыдущий фильм был снят за половину бюджета этого фильма, то есть, за 19 миллионов. В главной роли был Майкл Сталберг, из Focus Features. Из-за этого тот фильм можно назвать независимым? Может, некоторые его так и назовут. Но производственный процесс и наши приоритеты остаются прежними.

Г.Г.: По мере приобретения вами нового опыта, какие-то барьеры в работе исчезают?

Итан: Барьеры есть всегда, просто они имеют отношение к тому, насколько дорог фильм, как его можно снять. Чем дороже фильм, тем серьезней тот человек, который его финансирует – тем больше он хочет, чтобы фильм подходил для большей аудитории. Это вполне можно понять. Чем дороже фильм, тем более известных актеров хотят задействовать спонсоры, чтобы продать его получше.

Джоэл: Но если вы спросите, стали ли границы между независимым и студийным кино более размытыми, то они, как мне кажется, всегда были размытыми. Попробуйте определить, что такое «независимое» кино и что такое «студийное» кино! Вы сразу же начнете терять почву под ногами, если попытаетесь занести фильм в определенную категорию.

Это уж точно можно сказать о наших фильмах. Некоторые из них были с независимым финансированием, но со студией-дистрибьютером. Мы снимали фильмы, которые были профинансированы студией, но на некоторых территориях распространение было независимым, оно шло через небольшие компании. Мы снимали фильмы, которые были с большими бюджетами, но со схемой распространения, как для независимого фильма. ... То есть, мы перепробовали все варианты.

Г.Г.: Вы работали над сценарием с автором романа Чарльзом Портисом?

Итан: Нет. Он не был заинтересован в этой работе. Мы обменялись парой писем. Он пожелал нам всего самого лучшего, но не хотел сам этим заниматься.

Джоэл: То же, что и с Кормаком [Маккарти]. Он тоже вел себя очень благородно и был большим поклонником проекта, но не хотел сам принимать в нем участие.

Г.Г.: У ваших следующих проектов многообещающие названия – «Союз еврейских полицейских» и «Обыватель». Я не нашла описания этих проектов. Расскажите, о чем они?

Джоэл: Сценарий «Союза еврейских полицейских» мы написали по мотивам книги Майкла Чабона, мы закончили работу, но пока не ясно, будет ли создан фильм, и если да, то, с кем мы его снимем. А «Обыватель», мы написали уже давно, даже не знаю, где вы о нем могли прочесть. Не думаю, что он станет следующим нашим проектом.

Г.Г.: Поклонники любят цитировать фразы из сцен ваших фильмов? Когда вы снимаете эти сцены, вы знаете, что они станут популярными?

Джоэл: Не думаю, что можно это предугадать. Хотелось бы нам иметь такую способность. Насколько бы это облегчило нам жизнь!

Г.Г.: То есть, когда вы заканчиваете фильм, и он выходит в прокат, вы понятия не имеете, насколько популярным он станет?

Джоэл: Нет. Только, как и любой другой человек, ты просто предполагаешь, что такое, наверное, может понравиться широкой публике, или, наоборот, что это может заинтересовать только небольшое число зрителей. Наш предыдущий фильм был про семью евреев, живущих на Среднем Западе в 1967 году, а главного героя играл Майкл Сталберг. И было неизвестно, сколь много зрителей он привлечет. Как и с этим фильмом. Теоретически он может понравиться широкой публике – мы скоро увидим насколько широкой…

Итан: Это тайна, покрытая мраком.

Г.Г.: Где вы храните ваши «Оскары»?

Джоэл: На каминной полке в соответствии с правилами. Смешно. Итан хранит свой в сейфе швейцарского банка.

Итан: Да, я навещаю его раз в год.

Джоэл: А я каждый понедельник до блеска начищаю свои статуэтки «оскаров».

Интервью со звездами Голливуда читайте здесь

XS
SM
MD
LG