Линки доступности

У Белого дома прошла мемориальная акция в память о жертвах теракта в Орландо


Участники ночной акции со свечами говорили об ужесточении контроля за оружием, но призывы выступающих нравились не всем

Минуты молчания в память о жертвах стрельбы в Орландо в ближайшие дни будут объявлять еще не раз, но вечером в воскресенье у Белого дома погибших вспоминали песнями.

Перед тем, как присоединиться к мемориальной акции со свечами, организованной социальными сетями, мужской гей-хор Вашингтона прошел по Пенсильвания авеню, исполняя песню «Мы преодолеем» (We Shall Overcome), ставшую гимном движения за гражданские права.

Затем, встав у самодельного мемориала из мерцающих свечей и плакатов, протестующих против ненависти, хор исполнил государственный гимн.

На акцию собрались сотни человек, многие из них не скрывали своих слез. Пары плакали, заворачиваясь в радужные флаги гей-движения.

На акцию собрались сотни человек, многие из них не скрывали своих слез

На акцию собрались сотни человек, многие из них не скрывали своих слез

«Это был теракт, который должен был посеять страх в сердцах людей из ЛГБТ-сообщества», – заявил Джон Беккер, гей из Вашингтона, стоявший вплотную к дверям ограды Белого дома и размахивавший радужным флагом.

По словам Беккера, такие гей-клубы, как «Пульс» (Pulse) в Орландо, где Омар Матин убил 50 человек и ранил 53, были безопасными убежищами, куда он приходил, когда взрослел и начинал принимать себя таким, какой он есть.

«В течение десятилетий люди из ЛГБТ видели в них безопасные места, где они могли встретить таких же людей, как они, – сказал он в интервью "Голосу Америки". – Для многих из нас, включая меня, это были одни из первых мест, где мы чувствовали себя комфортно и могли самовыражаться. Все это сегодня было разрушено в Орландо».

Беккер вырос в консервативном в культурном плане городе в штате Висконсин. По его словам, несмотря на определенный прогресс, «масса дезинформации и недопонимания возникает до сих пор».

Среди собравшихся у Белого дома были и люди, называющие себя «гетеросексуальными союзниками», которые подключились к акции, чтобы помочь преодолеть недопонимание.

«Я не хочу, чтобы ненависть победила», – говорит молодая женщина из Вашингтона Лорен Роуз.

Сквозь слезы она пытается объяснить, почему для нее было так важно прийти сюда.

«Справиться с любым терактом трудно, но этот действительно потряс меня до глубины души из-за того, где он произошел. Предполагалось, что это безопасное место, где люди могут быть такими, какие они есть», – сказала она.

Гей-хор на акции протеста перед Белым домом. 12 июня 2016.

Гей-хор на акции протеста перед Белым домом. 12 июня 2016.

Лорен часто прерывала свой рассказ, чтобы взглянуть на организаторов акции, которые в своих выступлениях призывали членов Конгресса принять меры по ужесточению контроля над оружием.

«Какой кошмар», – постоянно повторяла она.

В центре внимания организаторов мемориальной акции и Лорен было потенциальное влияние трагедии в Орландо на президентскую предвыборную кампанию.

«Я устала от гомофобии, трансфобии, расизма и ксенофобии, – говорит Лорен. – Особенно сейчас, когда штаб [республиканского кандидата Дональда] Трампа пытается активизировать все эти группы фанатиков».

В первые часы после трагедии социальные сети превратились в площадки, где люди пытались найти виновных за ситуацию с правами ЛГБТ, терроризмом и контролем за огнестрельным оружием.

Одна молодая женщина вышла к микрофону, чтобы призвать людей к действиям, после того как информационная волна спадет.

«Позвольте мне разрешить вам быть чем-то большим, чем ваш сотовый телефон, чем ваша страница в Facebook, – говорила она.– Сколько из вас используют эти связи, чтобы быть услышанными?»

Площадка у Белого дома часто становится местом для выступлений, касающихся тем и убеждений, которые формируют американский народ. Но особый характер массового убийства в Орландо, когда американец с афганскими корнями, как сообщается, присягнул на верность ИГИЛ перед атакой, означал, что организаторам акции придется иметь дело с вопросами, имеющими спорный характер. Некоторые выступающие вспоминали о предыдущих случаях массовых убийств и призывали к ужесточению контроля над оружием. Другие держали плакаты, объявлявшие исламофобию «неамериканской». Но все говорили о ненависти, с которой до сих пор сталкиваются представители ЛГБТ.

Все это вызвало недовольство у Криса и Кристен – двух туристов, приехавших в Вашингтон из Южной Каролины. Они сидели на обочине Пенсильвания-авеню, наблюдая за акцией.

Протестующие собераются у Белого дома. 12 июня 2016.

Протестующие собераются у Белого дома. 12 июня 2016.

«Если вы верите в Библию, а я верю, то всего этого быть не должно», – сказала Кристен, кивая в сторону толпы геев и лесбиянок, многие из которых были в красочных нарядах, надетых по случаю гей-парада, проходившего в Вашингтоне ранее в тот же день.

Кристен и Крису, просивших не указывать их фамилии, – около тридцати. Тем не менее, они говорят, что за свою короткую жизнь они уже стали свидетелями значительных перемен в отношении общества к геям и лесбиянкам.

«В школе еще говорили о Боге, Бог еще присутствовал в школе, каждое утро мы произносили Клятву верности, – говорит Крис. – Сейчас все это убрали из школ, даже на Юге, и, кажется, что наша молодежь просто ужасна. Уберите Бога из уравнения – и вот что будет».

«Сейчас опять начнутся митинги с призывами запретить оружие и все такое», – поделилась Кристен своими первыми мыслями, возникшими после того, как она услышала новости о стрельбе.

Оба туриста говорят, что их не столько беспокоят сообщения о том, что человек, устроивший стрельбу в клубе, присягнул на верность ИГИЛ, сколько призывы к усилению контроля над оружием. По словам Криса, оружейная культура очень сильна в его родной Южной Каролине, и такой расправы, как в Орландо, можно было бы избежать, если бы он и другие законопослушные граждане были вооружены. По их словам, некоторые высказывания и действия геев и лесбиянок на акции были для них оскорбительными.

«Ситуацию не изменить. Они останутся такими, какие они есть, – говорит Крис. – Что мне не нравится, так это их агрессивность».

«Оборотная сторона достигнутого прогресса состоит в том, что есть люди, которые видят эту инклюзивную Америку, и реагируют на нее со страхом, злостью и ненавистью, что мы, возможно, и видели в Орландо сегодня», – говорит Джон Беккер.

Под огнями телекамер и иллюминаций, окружающих ночной Белый дом, хор во второй раз исполняет песню «Мы преодолеем».

«Сколько раз мы считали, что достигли поворотного момента, – говорит Беккер. – Мы продолжаем говорить о ценности жизни каждого, будь то гей, гетеросексуал, лесбиянка, трансгендер, бисексуал, мужчина или женщина. У каждого человека есть гордость, и жизнь каждого имеет ценность».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG