Линки доступности

Разрыв дипотношений с Россией – не прихоть Грузии, утверждают в Тбилиси

Восстановление дипломатических отношений между Россией и Грузией станет возможным только после того, как Москва закроет свои посольства в Сухуми и Цхинвали, заявила пресс-секретарь президента Грузии Манана Манджгаладзе, комментируя недавнее заявление президента РФ Дмитрия Медведева.

«Необходимо отметить, что дипломатические отношения с Россией будут восстановлены только после того, как будут закрыты незаконно открытые так называемые посольства в Сухуми и Цхинвали. Разрыв дипломатических отношений с Россией – это не прихоть, этот шаг был сделан только исходя из того, что именно Россия вторглась на территорию Грузии, и до сегодняшнего дня 20 процентов территорий Грузии – Абхазия и Южная Осетия – остаются оккупированными», – сообщила Манджгаладзе на пресс-брифинге 26 января.

Напомним, на встрече со студентами факультета журналистики МГУ 25 января Медведев сказал, что желает восстановления отношений с Грузией, однако президент Грузии Михаил Саакашвили для него остается неприемлемой фигурой.

«Мы абсолютно готовы к тому, чтобы восстановить дипломатические отношения с Грузией... Есть только один человек, с которым я не хотел бы иметь дело, вы сами понимаете, о ком я говорю. Я с ним и встречаться не буду и руку ему протягивать не буду», – подчеркнул Медведев.

«Что касается остальных политических деятелей, что касается всего грузинского народа, мне бы очень хотелось, чтобы эта полоса отчуждения как можно быстрее закончилась», – добавил российский президент.

Пресс-секретарь грузинского президента опровергла слова Дмитрия Медведева, заявив, что для Кремля «проблемой являются не конкретные личности, не Михаил Саакашвили, а население Грузии».

«Дело касается пяти миллионов граждан нашей страны и особенно тех тысяч вынужденно перемещенных лиц, которые находятся в таком состоянии именно из-за России», – пояснила Манджгаладзе.

Заявление Медведева также прокомментировал председатель грузинского парламента Давид Бакрадзе. В беседе с журналистами он сказал, что российский президент «должен конкретизировать, что он имеет в виду, говоря о Грузии».

«Если господин Медведев подразумевает восстановление отношений с Грузией, оставшейся без Абхазии и Южной Осетии, естественно, отношения восстановлены не будут. А если он подразумевает начало переговоров с единым признанным государством, конечно, мы всегда готовы к такому диалогу», – заявил Бакрадзе 26 января.

По мнению руководителя Центра изучения вопросов безопасности и международных отношений Ники Читадзе, люди, пришедшие к власти в Грузии путем выборов, вряд ли когда-либо будут приемлемы для нынешнего руководства России.

«Те личности, которые будут желать независимости Грузии, никогда не смогут устроить Медведева и Путина, так как, к сожалению, сегодняшние руководители РФ придерживаются великодержавных тенденций и не хотят смириться с тем, что Грузия может не быть под влиянием России», – отметил эксперт.

Читадзе считает, что в условиях оккупации 20 процентов грузинской территории слова Медведева о желании восстановить дипотношения с Грузией звучат «неубедительно». Более того, эксперт подчеркнул, что, учитывая события 2008 года, когда «по указу Медведева» российские военные самолеты бомбили грузинское население, ему непонятны сожаления российского президента о «полосе отчуждения».

«Вряд ли стоило ожидать, что бомбежка грузинских сел, выдворение населения из их домов и оккупация Грузии могли сблизить наши народы», – сказал Читадзе.

В свою очередь, директор Международного центра по конфликтам и переговорам Георгий Хуцишвили считает, что отсутствие дипломатических отношений устраивает как Москву, так и Тбилиси, и именно по этой причине стороны делают заявления, на фоне которых «конструктивный диалог» невозможен.

Как отметил эксперт в беседе с «Голосом Америки», поскольку у Грузии существует территориальная проблема с Россией, в условиях «полностью застопоренного» диалога с абхазами и осетинами решение этого вопроса невозможно без Москвы.

«В данном случае “назло Москве” ничего не устроится, необходимо хоть какое-то участие России, хотя бы в том, чтобы не мешали», – пояснил Хуцишвили.

Одновременно политолог напомнил, что грузинское руководство часто говорит о приоритетности построения доверия с осетинами и абхазами и восстановления целостности страны. Эксперт считает, что официальная версия решения проблемы путем евроинтеграции, вследствие чего Грузия станет привлекательной для отколовшихся регионов, «маловероятна», так как с замороженными конфликтами Грузия вряд ли сможет войти в НАТО или ЕС.

В то же время, по словам Хуцишвили, Россия опасается того, что в случае урегулирования конфликтов Грузия присоединится к НАТО и Москва окончательно потеряет влияние на значительной территории Южного Кавказа.

«Россия заинтересована в нестабильном состоянии Грузии, в замороженных конфликтах, в отсутствии позитивной динамики, так как не хочет иметь НАТО “вблизи своих границ”, как об этом не раз заявлял президент РФ, и, соответственно, потери влияния», – полагает эксперт.

Что касается Тбилиси, сохранение существующего положения, по мнению политолога, «позволяет избежать ответственности», так как восстановление отношений является «сложным процессом».

«Надо вести длительные многосторонние переговоры, включить в процесс весь аппарат, лавировать – не поступиться государственными интересами и не дать Москве собой управлять – и в то же время с помощью Москвы достичь прогресса в отношениях с Цхинвали и Сухуми. Это очень тяжелая работа, тогда как сейчас у грузинского руководства сравнительно легкая жизнь. Легче сказать, что ничего не получается, а виноват кто-то другой», – пояснил эксперт.

Георгий Хуцишвили придерживается мнения, что обе стороны заинтересованы в «сохранении статус-кво».

«Вот и продолжается дуэль между президентами, что позволяет сохранить все так, как есть», – резюмировал политолог.

XS
SM
MD
LG