Линки доступности

ДТП на Ленинском проспекте: следствие завершено, вопросы остаются

  • Василий Львов

Расследование продолжается?

Как известно, расследование ДТП 25 февраля на Ленинском проспекте официально завершено: потерпевшим признали вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, находившегося в «Мерседесе» с водителем, а виновной в аварии – Ольгу Александрину, вместе с которой скончалась от полученных травм ехавшая с ней в «Cитроене» свекровь – Вера Сидельникова, заслуженный врач России.

Родственники Ольги Александриной повторно подали жалобу в Тверской суд, где слушалось дело. Суд перенес рассмотрение жалобы с 20 сентября на 6 октября. В связи с жалобой суд запросил материалы следствия из Генпрокуратуры РФ, которая проводит проверку.

Как будет развиваться история дальше?

Тот факт, что Генпрокуратура проверяет результаты этого следствия, вызывает оптимизм у тех, кто считает пассажиров «Ситроена» невинными жертвами аварии.

«Мы просили, чтобы президент обратился к Генпрокуратуре с просьбой проверить обоснованность результатов расследования. Не поверите – Генпрокуратура объявила об этом. Я думаю, что все-таки будет проведена проверка и будет возобновлено следствие», – сказал в интервью «Голосу Америки» руководитель московского отделения Федерации автовладельцев России Сергей Канаев.

«Любое постановление следователя о прекращении дела, естественно, проверяется начальником следственного отдела и проверяется Генпрокуратурой. Поэтому для меня здесь ничего удивительного нет – естественное развитие событий», – ответил в свою очередь Гарри Мирзоян, адвокат водителя «Мерседеса» Владимира Картаева.

Причем здесь ЛУКОЙЛ?

«К ООО “ЛУКОЙЛ”, юридическому лицу, это ДТП не имеет никакого отношения. Участниками этого следствия являются физические лица», – заявил «Голосу Америки» представитель пресс-службы компании Дмитрий Долгов. Отметим попутно, что пресс-служба нефтяного концерна два раза выпускала связанный с ДТП пресс-релиз – по просьбе господина Баркова, как нам сообщили.

Однако общественность, которая следит за этим делом, считает, что к ЛУКОЙЛу оно отношение как раз имеет. Во время субботнего митинга на Чистых прудах, совсем рядом со зданием компании, люди развернули плакат: «ЛУКОЙЛ – теперь с правом на убийство!»

Очевидно, что вопрос о том, имеет или нет ЛУКОЙЛ отношение к расследованию ДТП на Ленинском, принципиально важен. Мы попросили Сергея Канаева разъяснить свою позицию:

«Так как господин Барков ехал в данном случае не на личном, а на служебном автомобиле, который принадлежит компании ЛУКОЙЛ, компания ЛУКОЙЛ как социально ответственная организация должна была сделать, на наш взгляд, как минимум извинительное заявление по этому ДТП», – сказал Сергей Канаев. «Мне кажется, ни в коем случае компания ЛУКОЙЛ не могла заявлять, что погибшие в “Ситроене” нарушили правила дорожного движения – пока не было проведено расследование», – добавил он.

«В данном деле имеет значение то, что такая крупная корпорация отстаивала свои интересы против обычного физического лица. И когда мы говорим, что ЛУКОЙЛ “теперь с правом на убийство”, мы отчетливо понимаем, что система и человек никогда не будут на равных в нашей стране, что против системы должна работать другая система – общественной защиты, общественного контроля», – заключил Канаев.

В «Новой газете» была опубликована реакция адвоката Гарри Мирзояна на этот счет, его ответ на вопрос о том, будет ли в компании подавать иск против Федерации автовладельцев. Вот этот ответ: «Да нет, чего подавать! Пусть они там поговорят маленько. Дело же закрыто!» Впрочем, господин Мирзонян сообщил «Голосу Америки», что его слова вырвали из контекста и переиначили.

Клинч: Мирзоян vs Канаев

Те, кто считает проведенное следствие несправедливым, предъявляют претензии, в частности, к качеству свидетельских показаний, к тому, что не все свидетели были опрошены, но, очевидно, в первую очередь – к видеозаписи ДТП и к технической экспертизе. Представим ответы Гарри Мирзояна и Сергея Канаева на вопросы «Голоса Америки» в виде дебатов.

Сергей Канаев. У следствия есть все основные доказательства, как они говорят, – видео, показания свидетелей и техническая экспертиза. Три независимых эксперта сказали, что видео неубедительно. Кроме того, опубликованы только результаты технической экспертизы, нигде не сказано, как к ней пришли. Наши эксперты готовы поделиться не просто своими результатами, но тем, как они пришли к этому. В четверг в 11:00 мы планируем проведение конференции в «Интерфаксе».

Гарри Мирзоян. Есть одна единственная запись. Да, я понимаю, у кого-то взывало удивление то, что там насчитали полтора десятка камер, но я также видел в Интернете на сайте одной из газет, что они выезжали на место и смотрели, куда направлены эти камеры. В итоге они высчитали, что на место происшествия направлено всего две камеры. Мои оппоненты насчитали просто количество камер. Камеры смотрят в противоположную сторону, а люди требуют, чтобы на них была запись.

С.К. В данном случае с камерами Мирзоян все услышит в четверг на пресс-конференции.

Г.М. Я понимаю их активность, потому что именно с сайта Федерации автовладельцев России было направлено письмо на имя президента Российской Федерации Медведева, которое было написано госпожой Марией Арбатовой и под которым расписался еще ряд лиц, которые просили объективного расследования дела и так далее. Что было указано в этом письме? Там было написано, что автомашины с «мигалками» нарушают правила автодорожного движения. Они ведь утверждали, что на нашей машине стояла «мигалка», за рулем сидел господин Барков, они писали, что на месте сменили номера.

С.К. Номера на месте сняли, но «мигалки» действительно ни один из свидетелей не видел – я с ними лично разговаривал.

Г. М. Он (Сергей Канаев – В.Л.) говорит, что у него есть три независимых эксперта, один из которых отказался дать заключение (по делу – В.Л.), потому что у них мало информации. Таким образом, получилось, что их не три, а два. Второй эксперт – это наш там бывший следователь. Но следователь и эксперт – это разные вещи.

С.К. Один из экспертов отказался давать свой комментарий о том, кого из водителей в данном ДТП вы считаете виноватым, – Константин Шутов. Он считает, что этих обстоятельств недостаточно, он считает, что нужно показать, из чего исходило следствие. За компетентность Шутова у меня абсолютно душа спокойна. Это человек, который даст абсолютно объективную оценку. Я в этом уверен. Это следователь транспортной прокуратуры бывший, он непосредственно занимался такими делами. То, что он не дал свое заключение, лишний раз говорит о честности людей, которых мы привлекли.

Русская служба «Голоса Америки» продолжает следить за развитием событий.

XS
SM
MD
LG