Линки доступности

Малколм Мюррей: радикальное кино Америки борется за выживание


Кадр из фильма «Плохая осанка»

Кадр из фильма «Плохая осанка»

Хотя в официальной конкурсной программе юбилейного 40-го международного кинофестиваля в Роттердаме нет фильмов из США, американское присутствие на этом крупном смотре очень заметно. По совокупному числу фильмов в разных программах фестиваля Америка лидирует, а картина «Черный лебедь» Даррена Аронофски входит в число зрительских фаворитов. На торжественном закрытии фестиваля в субботу 5 февраля покажут фильм «Боец» Дэвида Расселла.

Одной из самых оригинальных лент Роттердама-2011 критики считают дебютную ленту «Плохая осанка» (Bad Posture) 27-летнего режиссера Малколма Мюррея, включенную в программу «Яркое будущее». Мюррею двадцать семь лет. Детство он провел в Нью-Мексико; окончив колледж, много колесил по свету. Мюррей снимал рекламные видеоклипы и получал за них высшие призы на фестивалях рекламы в Канне. Сценарий «Плохой осанки» написал друг режиссера Флориан Брозек; он же сыграл главную роль. Два молодых героя этой психологической драмы, жители города Альбукерке, угоняют автомобиль девушки-студентки. Но после долгих колебаний один из них возвращает машину хозяйке. Объяснение простое: девушка ему нравится. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с Малколмом Мюрреем.

Олег Сулькин: Почему вы с такими подробностями показываете среду обитания ваших героев в Альбукерке? Ностальгия по собственной юности?

Малколм Мюррей: Я много снимал в США и за границей, и всегда возвращался к сюжетам из моего родного города. Есть что-то в Альбукерке, что я не могу забыть. Всегда хотел запечатлеть его на пленке, как для публики, так и для себя, чтобы он всегда был со мной в Бруклине, где я сейчас живу.

О.С.: В вашем фильме чувствуется «наивная» спонтанность, характерная для французской «новой волны» и чешского кино 60-х годов. Вы ими вдохновлялись?

М.М.: Я мало видел чешских фильмов, но я, безусловно, поклонник Трюффо и всегда восхищался итальянским неореализмом. Самое большое влияние на меня, как на кинорежиссера, оказал Бергман. И даже больше, чем его фильмы, меня вдохновила его автобиография.

Да, в этом фильме много «наивности». Многие исполнители ролей и участники съемочной группы никогда прежде кино не снимали. Хотя у нас был четкий план, многое происходило спонтанно. Это фильм с широко открытыми глазами. На всех этапах я стремился сохранить его первозданную чистоту, не позволяя свернуть на проторенную голливудскую дорогу.

О.С.: Фабула проста и сентиментальна. Был ли сценарий изначально столь же прост и сентиментален? Что-то менялось в процессе работы?

М.М.: Флориан написал замечательный сценарий, и я старался оставаться верным его духу. Мы поменяли очень многие диалоги, собственно, так и предполагалось изначально.

О.С.: Я вычитал в пресс-релизе, что вы считали главной задачей интенсивных репетиций добиться от актеров-непрофессионалов естественности поведения. Звучит как парадокс, не так ли?

М.М.: Не вижу в этом парадокса. Актер ты или нет, но ты более убедителен на экране, когда подключаешь к роли свою личность, свои воспоминания и эмоции. Мне было крайне важно на съемках, чтобы все мне доверяли, чтобы доверяли друг другу и вели себя перед камерой максимально естественно.

О.С.: Вы снимаете лица и тела героев преимущественно на крупном плане, любуетесь ими как красивым пейзажем. Почему это для вас так важно?

М.М.: Я ощущаю жизнь в Нью-Мексико сердцем и душой. Я приближаю камеру к ландшафтам как к лицам, и к лицам как к ландшафтам. Я избегаю средних планов, я всегда любил крупные планы. Все остальное для меня второстепенно. Увидеть лицо человека во весь сорокафутовый экран – для меня самый интимный и восхитительный момент просмотра фильма.

О.С.: Главный герой беспрерывно курит. Кажется, нет кадра с ним без сигареты. Это ваш иронический ответ на общеамериканскую кампанию «культа здоровья»?

М.М.: Никакого послания в этом нет. Просто мы посчитали, что этому парню пристало много курить. Я помню много таких заядлых курильщиков в Альбукерке. Мне кажется процесс курения очень подходящим для кино, хотя сам я не сделал ни одной затяжки.

О.С.: У фильма два продюсера, Люси Бикертон и Неда Армиан. Как вы с ними сотрудничали?

М.М.: Обе они сильные профессионалы, и их достоинства взаимно дополняют друг друга. Каждый день нам пришлось иметь дело с трудными испытаниями. Работать с людьми, которые понятия не имели о съемочной площадке. Сами эти площадки мы не всегда могли изолировать от внешнего мира. И, конечно, крохотный бюджет. Много было неожиданностей, но у нас был план, и мы всегда в итоге добивались его реализации.

О.С.: Как выжить независимому кино в США? У вас есть спасительный рецепт?

М.М.: Совет режиссерам – снимайте рекламные ролики! Сегодня практически невозможно зарабатывать на жизнь, только делая независимое кино. Я не знаю, есть ли в принципе такие люди. Большинство подрабатывают в коммерческом кино, что позволяет во время работы над собственными проектами не заморачиваться денежными проблемами. Конечно, было бы здорово, если бы правительство и частные инвесторы вкладывали больше средств в независимое кинопроизводство. Но это вряд ли, к сожалению, произойдет в ближайшем будущем.

Новости культуры и кино читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG